Из Токио вновь пришел протест. Что же не понравилось японскому правительству на сей раз? Сообщается, что у сопровождавших посещавших могилы предков на российских южных Курилах японских правительственных чиновников якобы «конфисковали» спутниковые телефоны. Хотя в действительности телефоны, видимо, в соответствии с существующим в нашей стране законодательством не «конфисковали», а просто изъяли на время пребывания на российской территории. А может быть, и конфисковали как запрещенные к ввозу предметы.

Курильские острова
Курильские острова
Иван Шилов © ИА REGNUM

Конечно, это создавало некоторые неудобства при докладе в центр о посещении территории соседней страны. Но ведь существуют и сотовые телефоны, и другая связь, например по электронной почте. Вопрос оказался не техническим, а для японцев «весьма принципиальным», ибо правительственные чиновники и их руководители в Токио в лице генерального секретаря кабинета министров Ёсихидэ Суга не пожелали следовать российскому законодательству, устанавливающему, что ввоз таких средств, как спутниковые телефоны, на территорию России требует разрешения Госсвязьнадзора при Минсвязи РФ. Не пожелали потому, что не признают южные Курилы российскими, а произвольно закрепили их даже законодательно как свои, японские.

По словам Суга, 22 июля протест был передан посольством Японии в России в российский МИД, а также через генконсульство Японии в Южно-Сахалинске.

Конфискацию телефонов российскими властями Суга назвал «весьма прискорбным» фактом, что довольно сильное дипломатическое выражение.

Происшествие с телефонами убедительно свидетельствует о том, что пропагандируемое согласие лидеров двух стран организовать «совместную хозяйственную деятельность» на южных Курилах из-за позиции Токио реализовать едва ли удастся. В подтверждение этих слов ведущее японское информационное агентство Киодо приводит в связи с инцидентом заявление японского МИД о том, что применение российских законов на южных Курилах «противоречит правовой позиции Японии».

Дело дошло до того, что японские парламентарии на днях внесли в «закон» о мерах по «возвращению» 4-х южнокурильских островов положение о том, что соглашаются разрешить русским сотрудничать с японскими компаниями… на «принадлежащих Японии северных территориях».

Российский же МИД ограничился выражением непонимания позиции, занятой японскими депутатами высшего законодательного органа страны. Хотя что тут непонятного?

Японские политики лишний раз недвусмысленно дали понять Кремлю, что требовали, требуют и будут требовать пересмотра территориальных итогов Второй мировой войны. А попытки Москвы убедить Токио отказаться от такой позиции перспективы не имеют. И как в подобных условиях организовывать добрососедское совместное хозяйствование на Курильских островах, остается большой политической загадкой или шарадой, которую загадали народам наших стран президент РФ Владимир Путин и премьер-министр Японии Синдзо Абэ во время беседы тет-а тет в декабре 2016 года.

Читайте развитие сюжета: Кто виноват, что жить без мирного договора — «это прискорбно»