В последнее время от различных политических сил в ЕС мы все чаще слышим разговоры о том, что «Россию необходимо принимать неотъемлемой частью Европы». Либералы ликуют, оппозиция радуется, но так ли дружественны эти слова? Ведь у этой фразы есть и подспудное продолжение: «давайте вернем эту варварскую державу в лоно настоящей цивилизации».

ЕС
ЕС

Иными словами, даже наиболее здравомыслящие политические силы в ЕС по умолчанию считают, что делают одолжение, «протягивая руку этому нецивилизованному государству». При этом у них даже не возникает мысли о том, хочет ли сама Россия быть частью нынешней европейской культуры и считает ли себя «нецивилизованным» обществом. Европейцы уверены в этом априори.

Столетия прошли, а в головах жителей европейского континента даже под масками напускной политкорректности по-прежнему сидит мысль о том, что весь мир — это колония, а они метрополия, у которой есть право поучать и грабить. Даже самые думающие из западного политического класса подспудно в этом убеждены.

Да, национальные силы Европы действительно видят искусственность нынешних антироссийской действий, и, к их чести, не боятся открыто об этом заявлять, однако с человеческой точки зрения даже такие люди воспринимают Россию нецивилизованным государством. «Варварской», в их понимании, страной.

На взгляд ЕС, Россия и наши порядки слишком отличаются от того закрытого общества, в котором существуют сами европейцы. Но при этом они не осознают, что прямо сейчас сами являются объектом приготовления в «мультикультурном котле».

В «плавильном» котле
В «плавильном» котле

Смешением рас и народов определенные силы планомерно добиваются развала национальной государственности, размытия традиционных ценностей и уничтожения самоидентичности у людей. Нынешняя Европа — лишь социальный эксперимент на этом направлении. Европейцев погружали в него очень медленно, и потому граждане ЕС просто не замечают в себе тотальных перемен. А между тем в поварской «котел» десятилетиями добавлялись страшные по своей сути ингредиенты. Щепотка толерантности, горсть политкорректности, жменя восточноевропейских лимитрофов, целый ополоник мигрантов, кабала закредитованности ведущих европейских банков и полная зависимость политиков от элит. В итоге варево оказалось готово, и сегодня достаточно просто надавить на крышку, дабы мгновенно ощутить, что этот котел в любой момент готов лопнуть.

Толерантность, как медицинский термин, была острием этой методологии и, означая «несопротивление», сработала по назначению от начала и до конца. Приученные к боязни не нарушать чьи-то нормы и правила, современные европейцы полностью лишились императива защиты. Как только люди с другой ментальностью были запущены в ЕС, весь замысел такой обработки вышел на поверхность. Более того, для закрепления и проверки результатов эксперимента в Германии был устроен Кёльн. Его апофеозом стала просочившаяся в немецкие СМИ удивительная история. В ней молодой немец — муж, жену которого схватили двое мигрантов, все время вопиющих событий простоял в двух метрах от нее и усиленно набирал на мобильном телефоне номер полиции. Он слушал музыку автоответчика, поскольку линия в ту ночь была перегружена, перебирал в голове инструкции и правила, но ни на миг не задумался о том, чтобы попытаться сопротивляться или спасти ее лично.

Миграционная волна
Миграционная волна
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Мигранты были безоружны, у них была только наглость и уверенность в том, что в этой стране им все позволено, а люди не посмеют защищаться. И это оправдало себя. Эксперимент подтвердил свою эффективность. К сегодняшнему дню благодаря внедренным социальным вирусам «чашка Петри» в лице Европы начисто лишена стержня сопротивляемости. Всего два-три поколения, и результат оказался достигнут. Дальше нужно было всего лишь продолжать волну искусственной эмиграции, а через СМИ делать все, чтобы власти на нее никак не реагировали. Рано или поздно, такой подход сработал бы, но неожиданно в Сирию вмешалась Москва…

Поэтому мы и «варвары», а они — «цивилизованные» люди. Европейцы пытались решать проблемы толерантно, а мы «жесткими» методами. Потому Россия не Европа, но они милостиво готовы нас перевоспитать…

Когда европейцы призывают нашу страну стать такой же, важно понимать, что конкретно они имеют в виду. Прежде всего, они говорят о распространении на нас своих ценностей. И для подтверждения этого достаточно провести мысленный эксперимент: давайте представим, что мы сравняли все свои выплаты и подняли уровень жизни граждан до австрийского, посчитает ли мир нас Европой в тот же момент? Конечно же нет. Европой в глазах западного мира Россия станет лишь тогда, когда полностью примет и растворится в «общечеловеческих» ценностях, делегирует свой суверенитет, откажется от собственного мнения и подчинится.

А между тем сейчас мы наблюдаем духовно-культурную деградацию ЕС, ситуацию, которая в итоге приведет к полному физическому исчезновению коренных европейцев. Уже через 30 лет, по официальным статистическим прогнозам, в Европе будет 75 млн иммигрантов-мусульман, или 14% от населения. И пусть эти цифры вас не обманывают, поскольку в то время как основой всей социальной, политической и даже экономической жизни ЕС стала «гендерная идеология» и «терпимость», эмигранты диктуют свои правила уже сейчас.

В небольшом городе Люнебург на рождество 2017 года были отложены все рождественские праздники и мероприятия. Причиной для этого стало требование одной-единственной школьницы-мусульманки, которая заявила, что «пение рождественских хоралов несовместимо с ее верой». Повсюду в Европе словосочетание «Рождество Христово» с прошлого года также признано неполиткорректным, и даже на главной для всех католиков рождественской елке Святого Петра в Ватикане больше не появятся «религиозные, или христианские символы».

В хиджабе
В хиджабе

Все это, по официальной версии, делается для того, чтобы, уничтожая собственную самобытность, завоевать доверие переселенцев. Но на практике иммигранты презирают современную европейскую культуру, замешанную на признании однополых браков и прочих законодательно закрепленных либеральных «ценностях». А при полной культурно-духовной незащищенности стран ЕС еще и чувствуют свою силу. Иными словами, очень скоро на фоне аморфных и неспособных к защите европейцев хозяевами ЕС станут совсем другие народы.

Для сравнения: достаточно вспомнить события, которые произошли в России на пике миграционного кризиса. Тогда, в 2016 году, 58 «беженцев», выдворенных из Норвегии «за плохое поведение», были вынуждены возвращаться домой через Мурманскую область. А поскольку за время, проведенное в ЕС, они привыкли вести себя своеобразным образом, то и в России решили расслабиться так же. В итоге попытавшихся приставать к российским девушкам гостей страны полиция РФ была вынуждена изымать уже «остывшими», то есть прямо из близлежащих сугробов и «апартаментов» местной больницы. Неизвестно почему, но беженцы предпочли не подавать документы для вида на жительство, а опять, но уже другим маршрутом, попытаться снова попасть в ЕС.

Варварами европейцы считали нас веками. И даже когда в католической Европе не принято было мыться, а шелка вошли в обиход только потому, что в них не заводилась вошь, на Руси, где мылись в бане как минимум раз в неделю, все равно «обитали варвары». Ведь они не понимали, как сброшенная гребнем на плечо сидящего рядом мужчины блоха, выпавшая из пышных европейских причесок, могла быть у европейских дам знаком женской заинтересованности… Для Европы это было просто еще одним признаком того, что русские ничего не смыслят в «правильных» традициях «не варварского» света.

Европа была убеждена в этом тогда и уверена сегодня, меняются лишь поводы и времена. Так, например, когда в 14-м веке странствующий под личиной простого торговца тевтонский рыцарь Де-Ланноа вернулся в Европу после изучения древней «России», его записи вызвали фурор. Еще бы, ведь его задачей было составить логистические карты перед «крестовым» вторжением, а он, помимо этого, еще и описал Русь такой, какая она есть — грязной, варварской и спесивой. А как иначе, если даже из самого громкого его рассказа следовало, что славяне продавали своих жен и дочерей как рабынь. «Эти варвары не заслуживают снисхождения», — так, помимо прочего, оправдывался следующий тевтонский поход.

Это описание «русской традиции» удерживалось в Европе десятилетиями, пока не выяснилось, что рыцарь попросту увидел шутливый обряд, традиционный для любой российской свадьбы — выкуп невесты. Жених, торгуясь, предлагал символические деньги, а родственники деланно требовали больше и не улыбались. Тем не менее «рабские порядки» в России еще много лет считались общепризнанными, поскольку полностью ложились в канву очернения России.

В действительности, на протяжении всей мировой истории именно Запад демонстрировал все признаки дикости и садизма. Во все времена «просвещенные европейцы» оправдывали свои зверства в Индии, Латинской Америке, Африке, отличными от своих «ценностями» аборигенов.

Василий Верещагин. Подавление индийского восстания англичанами. 1884
Василий Верещагин. Подавление индийского восстания англичанами. 1884

Вашингтон, как в Средние века римский папа, продолжает делать это и сегодня. Разница состоит лишь в том, что ранее Запад преподносил это как отлучение от церкви, а современный «град на Холме» отлучает народы от «демократии». В далекие времена это означало, что такие нации просто объявлялись Святым престолом изгоями, и их дозволено было грабить всем, кому не лень. Сейчас изменилось лишь название, суть при этом осталась абсолютно одинаковой. Как и столетия назад, если такая страна не настолько сильна, как Россия, ее уничтожают. Грабят и разделяют по принципу «барского стола».

С Россией ситуация в корне противоположная. В военной области мы неприкосновенны для любого врага. Про таких во времена колонизаторов Запад говорил следующим образом: «Несмотря на то, что эти люди недостойны равенства, их угрозу недооценивать нельзя. Жаль, но пока с ними придется считаться…»

Казак раздает парижанам напечатанную декларацию Александра I. 1814
Казак раздает парижанам напечатанную декларацию Александра I. 1814

Именно поэтому первое, что сделала Россия после темного периода 90-х годов, это всеми силами выстраивала непроницаемую оборону, восстанавливала страну и создавала экономическую подушку. Москва знала, что алчность Запада рано или поздно пересилит напускной лоск, что и случилось. А в этом случае история советует одно: единственный путь для независимости и равенства — это не растворение в чужих ценностях, а укрепление суверенитета и сохранение своих.