Станция Исакогорка: в тылу Гражданской войны

Путешествия по Русскому Северу

Владимир Станулевич, 22 июля 2018, 15:14 — REGNUM  

В 1859 году железная дорога из Москвы пришла в Сергиев Посад, в 1870 году — в Ярославль, в 1872 году дошла до Вологды, а в 1897 году — до Архангельска. Конечной станцией был Архангельск — Левый берег, но весь подвижной состав обслуживался на станции Исакогорка, в 3 километрах от деревни Исакова Гора, что с XV века стояла на высоком берегу притока Двины — Исакогорки.

Общество Саввы Мамонтова «Московско-Ярославско-Архангельская железная дорога» и Министерство путей сообщения к 1900 году построили здесь из лиственницы вокзал, 45 жилых домов, больницу и школу. В Первую мировую войну, сделавшую Архангельск крупнейшим российским портом, узкоколейку перешили на широкую колею. Исакогорские железнодорожники совершили тогда высочайший трудовой подвиг — из Архангельского порта в 1915 году вывезено 46 407 вагонов военных грузов, в 1916 — 97 584 вагона, в 1917 — 53 649 вагонов. В общей сложности по железной дороге из порта вывезено 5,5 млн тонн военных грузов — больше, чем в Великую Отечественную 1941−1945 гг. (1).

И во время Интервенции станция дважды сыграла значительную роль. Во-первых, когда англичане озадачили советских начальников в Архангельске, — собираясь отрезать им пути отступления выходом с берега Белого моря к Исакогорке. И во-вторых, когда организатор антибольшевистского восстания кавторанг Г. Е. Чаплин (в британской разведке — Томпсон) «стремился не столь к захвату города, сколь к спасению… ценных для нас материалов и грузов… железнодорожного подвижного состава».

Вот как получилось с планом обойти Архангельск к Исакогорке:

«Для Солозкого района был выделен из красноармейцев 1 Арх. советского полка значительный отряд, на который была возложена охрана Летнего берега… Около 15 июля были задержаны в Солозком два иностранца — англичанин (точнее, канадец) Масспрат и серб Илич. В отобранных у них вещах нашли план района, гдепунктиром была нанесена предполагаема дорога или тропа — Солозкое-Исакогорка. Масспрат и Илич показали, что на них было возложено задание обследовать возможность сообщения с Исакогоркой, минуя Архангельск и выяснить глубину Солозкой бухты. …союзники подготовляли высадить здесь десант и отрезать Архангельск с тылу… Когда отправленные к Архангельску шпионы и посланное им на выручку судно не вернулось, английское командование отправило в район Ненокса-Солозкое новое судно с большим отрядом. …Прибывшее судно без малейших колебаний приступило к высадке десанта… Убийственным огнем встретили красноармейцы неожиданных гостей… Судно повернуло обратно и подало сигнал: «нарушенное право свободного плавания восстановит союзная эскадра, которая придет сюда» (2).

План англичан провалился, но обошелся большевикам отвлечением сильного отряда во время высадки интервентов в другом месте, и его пленением:

«Отряд красноармейцев, находившийся на Летнем берегу, честно и спокойно исправлявший свои обязанности… (в приход интервентов 2 августа 1918 года, — прим. автора) был брошен на произвол судьбы… Ничего не оставалось другого, как отступать в сторону Исакогорки. Двое суток занял переход. Белые уже были осведомлены и подготовили засаду. Под Исакогоркой отряд был окружен и после неравного боя вынужден сдаться» (3).

Под предлогом угрозы высадки в Солзе и марша англичан к Исакогорке командующий Беломорским военным округом и изменник Н. Д. Потапов удалил из Архангельска на Левый берег роту латышей и красноармейские части.

Будущий подпольщик и заключенный Мудъюга Г. С. Юрченко (Васильев) высадился с парохода в Архангельске 1 августа 1918 года, и увидев, что советские служащие готовятся к бегству, переправился на левый берег, где осталась его семья. Здесь он стал свидетелем захвата Исакогорки интервентами:

«На вокзале оживление, движение. Много красноармейцев. Идет посадка и погрузка вооружения одной из красных частей… я двинулся на Исакогорку пешком по линии железной дороги. Ночь прошла тревожно и томительно долго. Почти в каждом деревенском доме были беженцы из города или со станции Исакогорка… Всю ночь, пользуясь темнотой, исакогорские крестьяне прятали свой скарб, зарывая в погреба и ямы или таская в лес… Второго августа появились английские аэропланы, а за ними и английский флот. Красноармейцы на Бакарице открыли по аэропланам оружейную стрельбу. Среди населения Исакогорки, враждебно настроенного к Советской власти, а также среди женщин, поднялся ропот против обстрела аэропланов… Как бы в ответ на обстрел аэропланов, английский крейсер («Аттентив», — прим. автора) начал обстрел ст. Исакогорка. Все население, и коренное, и беженцы, в панике бросилось спасаться в лес, в овраги… Группами и в одиночку стали уходить из Исакогорки и оторвавшиеся от своих частей красноармейцы. Среди крестьян, толпившихся по деревне, то и дело слышались по адресу проходивших красноармейцев отдельные возгласы…"задержать надо… задерживайте» (4).

Красных для сопротивления за пределами корабельных орудий интервентов было достаточно: «В действительности на Бакарице и Исакогорке находилось порядка 700−800 человек. Если бы их привели в порядок, Исакогорку и Бакарицу можно было бы удерживать несколько дней…(5). Но когда половина начальников удалилась на пароходах по Двине, а вторая половина перешла на сторону белых, удержать красноармейцев было сложно.

Капитан 2 ранга Г. Е. Чаплин:

«…я в распределении сил стремился не столько к захвату города, сколь к спасению возможно большего количества ценных для нас материалов и грузов, как то: железнодорожный подвижной состав… сильная группа под командованием поручика З. и поручика М. была послана на левый берег Двины для занятия Исакогорки, Бакарицы и разрушения железнодорожного полотна как можно дальше от Архангельска, чтобы таким путем удержать возможно больше подвижного состава и помешать большевикам прислать в последнюю минуту свежие части» (6).

Эвакуация губисполкома на пароходах, восстание белого подполья и проход эскадры интервентов к Архангельску через все батареи, мины и преграды обернулись всеобщей паникой:

«…на Бакарице оставалось 6 готовых к отправке поездов, на Исакогорке — 3. Машинисты 16 годных паровозов разбежались, сняв с машин важные ходовые части… Из 9 груженых составов удалось отправить только пять… 2 августа приезжал в Исакогорку из Архангельска председатель ЦК Северной железной дороги Трещалин… распорядился на Бакарицу «подать поезд для эвакуации служащих… чтобы главным образом уехали коммунисты»…указание выполнить не удалось — впавшие в панику красноармейцы отобрали попавшие под руку исправные паровозы и уехали в сторону станции Тундра… На станции Тундра беспорядочное бегство удалось остановить ехавшему навстречу отряду Кедрова. Всего там набралось около 1000 вооруженных людей… Всех вывели из вагонов и построили. Не желавших подчиняться двух пьяных латышей… расстреляли на виду у всех… Двинулись вперед, но у моста через Илас путь был разобран и загроможден двумя неисправными паровозами. Спешившись, отряд во главе с Эйдуком и Крутовым вошел без боя в Исакогорку, а затем продвинулся до Бакарицы пешком… С крейсера и аэропланов отряд обстреляли и принудили вернуться на исходные позиции» (7).

В 1921 году офицеры крейсера «Аттентив» вспоминали об Исакогорке как о приключении:

«Мы осторожно прошли вверх по одному рукаву реки… бросили якорь… Отсюда мы могли просматривать железную дорогу; она вела на юг, вверх по склону, на котором находилась станция Исакогорка. Наш военно-морской отряд из примерно семидесяти человек и небольшая команда морских пехотинцев были высажены на берег под командованием помощника командира корабля… русские сообщили им, что красные ушли из этой местности, но каждую минуту с юга могло начаться их наступление по железной дороге. Наш отряд сел в поезд, который медленно двинулся на юг… мы уже видели вооруженный отряд численностью до двухсот человек, двигавшийся на север по железнодорожной линии от Исакогорки навстречу нашим силам… наш поезд остановился, военно-морской отряд высадился и стал занимать укрытия. Четырехдюймовый снаряд, выпущенный из носовой пушки корабля, разорвался на железнодорожном полотне, просвистев прямо над головами большевиков… Еще один снаряд… обратил правый фланг большевиков в бегство, и вскоре они начали отступление по всему фронту в сторону Исакогорки» (8).

Руководить военными действиями после эвакуации губисполкома остался губернский военный комиссар А. Г. Зенькович — не повезло с ним красным, будь на его месте Павлин Виноградов, интервенты получили бы серию боев:

«…Зенькович задержался на погрузке имущества военкомата в баржи. По словам Кедрова и Самойло, «губвоенком был человек мягкий, авторитетом не пользовался и оказывался в критическом положении при возникновении каких-либо беспорядков»… На последнем поезде убыл местный ревком, а Зенькович остался. На что он надеялся — непонятно… «Товарищ Зенькович бросил винтовку, т. Коровин бросил кортик, и им удалось перебраться на другой берег в Исакогорке» (9).

Отряд «Аттентива»:

"Паровоз появился из депо неподалеку от Исакогорки и попытался уйти на юг. Но мы пресекли бегство, положив несколько снарядов на пути локомотива… наш отряд продвинулся и закрепился на железнодорожной насыпи, построенной через реку Исакогорку, перекрытую дамбой при строительстве железной дороги… радиостанцию на вершине холма, окруженную огромными растяжками, тщательно охраняли. Радист попытался спрятать некоторые важные детали аппаратуры… однако корабельный главстаршина… убедил радиста вернуть все взятое… Генерал с адмиралом (англичане Ф. Пуль и Т. Кемп, — прим. автора) в сопровождении… командиров с крейсера «Аттентив» — сели в поезд и отправились туда (на ст. Исакогорка, — прим. автора) по железной дороге. На станции мы встретили военно-морской отряд в полном составе» (10).

Г. С. Юрченко:

«Обстрел станции Исакогорка продолжался 2−3 часа. Красные продолжали обстреливать английские аэропланы, появившиеся уже над Исакогоркой. Стреляли с дамбы, верстах в полутора от Исакогорки. С аэропланов велось наблюдение за отступлением красных и эвакуирующимся населением. Иногда, при приближении к ст. Исакогорка, отдельные лица приветствовали их маханием белыми платков. Когда стихли выстрелы с английского крейсера, население опять стало возвращаться в д. Исакогорку. Пронесся слух, что на станции у телефона убит губкомиссар… тов. Зенькович был на ст. Исакогорка у прямого провода и вел переговоры с т. Кедровым. … утром 2 августа еще до обстрела английским крейсером ст. Исакогорки, т. Зенькович… был схвачен местными и приехавшими из города белогвардейцами. Они (еще с одним большевиком, — прим. автора) были посажены в пустой вагон, из которого задумали убежать… Зенькович… убегая по полотну ж. д., был настигнут белогвардейцами и заколот штыком» (11).

Не повезло военкомиссару:

«Зеньковича погубила несчастная длинная шинель… Пробегая через линию, он запутался в шинели и упал… он ударил кого-то кулаком по лицу и за это был растерзан» (12). Газета «Северное утро» 17 августа 1918 года сообщала: «13 августа в Управление начальника милиции 1-го участка по телефону поступило заявление от коменданта железно-дорожной станции Архангельск-пристань, что к берегу Северной Двины близ станции водою выброшен утопленник. Прибывшими милиционерами при осмотре трупа найдены деньги — 29 р. — и разные документы, из которых видно, что утопленником является бывший военный комиссар большевистской власти Ан. Зенькович. Труп отправлен в городскую больницу».

Г. С. Юрченко:

«Вскоре появился первый отряд французов… Над деревней был выкинут белый флаг… из местных железнодорожников был организован отряд белых добровольцев во главе с меньшевиком Лошмановым, слесарем… Начались розыски скрывающихся. Отношение населения деревни Исакогорки к происходящим событиям можно так охарактеризовать… — Сегодня белый флаг, а завтра красный. Нам все равно» (13).

Трудовой подвиг исакогорских железнодорожников не дополнился еще и героической защитой станции — не по их вине.

Часть рабочих мастерских и депост. Исакогорки ушли вместе с красноармейцами и влились в Исакогорский отряд красных партизан, сформированный на станции Тундра в начале августа 1918 года. Отряд вел боевые действия в районе станций Тундра, Холмогорская, Обозерская. В ноябре 1918 года преобразован в ремонтно-восстановительный поезд 18-й стрелковой дивизии РККА.

21 февраля 1921 года на станцию Исакогорка прибыл состав с бойцами 154-го полка РККА — Архангельск был освобожден.

Примечания:

  1. Порох, золото и сталь. Военно-техническое сотрудничество в годы Первой Мировой войны. СПб, 2017, с.519
  2. 1917−1920. Октябрьская революция и интервенция на Севере. Сборник №4. Архангельск, 1927, с.284
  3. Там же. с.288
  4. Г. С. Юрченко (Васильев). Под властью белых (1918−1919 гг). Сборник воспоминаний «Борьба за Советы на Севере (1918−1919гг). Архангельск, 1926, с.96
  5. В. Васев. Красные и белые: голос из прошлого. Архангельск, 2013, с.95
  6. Г. Е. Чаплин. Два переворота на Севере. Сборник «Белый Север. 1918−1920 гг. Мемураы и документы. Архангельск, 1993, т.1, с.57
  7. В.Васев. Красные и белые: голос из прошлого. Архангельск, 2013, с.95,97
  8. Вяжи на штык. Документальный очерк «Some Naval Work in North Russia.1918−1919» из альманаха Naval Reviev (февраль 1921 г). Поморская столица № 7 2014 г. с.48−49
  9. В.Васев. Красные и белые: голос из прошлого. Архангельск, 2013, с.96
  10. Вяжи на штык. Документальный очерк «Some Naval Work in North Russia. 1918−1919» из альманаха Naval Reviev (февраль 1921 г): Поморская столица № 7 2014 г. с.49
  11. Г. С. Юрченко (Васильев). Под властью белых (1918−1919 гг). Сборник воспоминаний «Борьба за Советы на Севере (1918−1919 гг). Архангельск, 1926, с.97−98
  12. В. Васев. Красные и белые: голос из прошлого. Архангельск, 2013, с.96
  13. Г. С. Юрченко (Васильев). Под властью белых (1918−1919 гг). Сборник воспоминаний «Борьба за Советы на Севере (1918−1919 гг). Архангельск, 1926, с.98

Читайте ранее в этом сюжете: Турчасовский острог: битвы кровавые и бумажные

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail