Каждая встреча Дональда Трампа и Владимира Путина вызывает большой ажиотаж. Аналитики и журналисты ожидают прорывных решений или резких заявлений, политики спешат вновь поживиться на благодатном поприще давней вражды между нашими странами.

Дональд Трамп
Дональд Трамп
Иван Шилов © ИА REGNUM

Саммит двух лидеров в Хельсинки, проведённый 16 июля, не стал исключением. Как только общественности стало известно о подготовке первых официальных двусторонних переговоров глав США и России, информационное пространство тут же наполнилось домыслами относительно возможных тем, а также язвительными инсинуациями насчёт якобы существующей подотчётности американского миллиардера русскому разведчику…

Встреча в Финляндии дала противникам Трампа — Демократической партии и крупным СМИ — драгоценную возможность вновь вытащить на свет самые дремучие страхи американцев относительно русской угрозы. Журналисты и политики Штатов провели планомерную артподготовку к встрече, напомнив своей широкой аудитории и об «аннексии» Крыма и «войне с Украиной», и о «сотрудничестве с бесчеловечным Ассадом«…все эти «ужасные преступления» Путина, вкупе с предполагаемым вмешательством России в выборы президента США в 2016 году должны были, по мнению оппозиции, сделать саму идею встречи «лидера свободного мира» с таким человеком невозможной.

После проведённый СМИ и ораторами артподготовки основной удар по позициям президента нанесли спецслужбы. Всего за три дня до встречи глав двух крупнейших ядерных держав, офис специального следователя «русского дела» Роберта Мюллера опубликовал новое обвинительное заключение в отношении 12 россиян, которые, по мнению американских спецов, являются сотрудниками Главного разведывательного управления Минобороны России. По данным следователей, в 2016 году русские разведчики взломали локальные компьютерные сети конгресса Демократической партии и ее предвыборного штаба, вели наблюдение за деятельностью этих органов, а также украли огромные массивы конфиденциальной информации. Предположительно, часть этих данных потом была опубликована, что оказало непосредственное влияние на рейтинг кандидатов в президенты…

Роберт Мюллер
Роберт Мюллер

Защита Трампа от посыпавшихся как из рога изобилия обвинений была логична, но неубедительна. Да, никакого доказательства сотрудничества между штабом Трампа и Россией в новом документе Мюллера нет. Да, все это было ещё при президенте Обаме и ответственность за отсутствие своевременных ответных мер лежит на нем… Но ведь претензии к Трампу предъявляют сейчас совсем другие. От него хотят, чтобы он конфликтовал с Путиным публично, чтобы он громогласно проклинал российского лидера с высокой трибуны, как было принято у многих прежних хозяев Белого дома.

А Трамп вот не хочет ругаться с Путиным. Он избегает резких слов даже когда это политически невыгодно, назначает встречу в разгар предвыборного сезона, не реагирует даже на такие выпады оппозиции, которые игнорировать просто нельзя… «лидер свободного мира» решил провести переговоры с Путиным в самый неудобный для себя момент в самой неподходящей политической атмосфере, да ещё и не используя излюбленную «дипломатию с позиции силы», а значит, он хочет о чем-то договариваться. Вот только о чем?

С самого первого дня, когда стало известно о подготовке встречи, американского президента завалили вопросами о предстоящей повестке. Вот только ответы были далеко не оригинальны. Сам Трамп и его представители многократно повторили на разные лады, что у двух лидеров есть масса важнейших тем: Сирия, Украина, климат, торговля и так далее. Никакой конкретики от Белого дома добиться не удалось.

Во всех этих расплывчатых речах все же была одна странность, которая, впрочем, легко ускользнула от внимания большинства журналистов. Дело в том, что чем ближе была встреча, тем чаще Трамп при перечислении многочисленных тем, намеченных для обсуждения, поминал «ядерное распространение». Привычные к неаккуратному обращению американского лидера с политической терминологией журналисты не придали этому значения, и все же в трёх или четырёх выступлениях в преддверии и на протяжении европейского турне Трамп каждый раз как бы оговаривался, говоря «распространение» вместо привычного уху политического обозревателя «нераспространения»…

"Нам нужно обсудить проблемы ядерного распространения»… «Нам нужно что-то предпринять по поводу ядерного распространения»… «ядерное распространение — важная тема»…

Ядерное оружие
Ядерное оружие
Иван Шилов © ИА REGNUM

Тема ядерного оружия вообще, похоже, волновала Трампа тем больше, чем ближе была его встреча с Путиным. Отвечая на вопросы журналистов на саммите НАТО и на встрече с Терезой Мэй в Лондоне, он пускался во все более многословные объяснения своего отношения к этой проблеме. Так, он заявил, что считает проблему существования ядерного оружия самой важной в мире, а на вопрос об идеальном и окончательном результате русско-американских отношений ответил, что таким результатом можно, наверное, назвать полный отказ всех стран от ядерного оружия… Конечно, предполагать, что Трамп собирался обсудить с Путиным полное ядерное разоружение, было бы слишком оптимистично, и все же некая зацикленность американского президента на ядерной тематике была налицо.

И вот, встреча состоялась. Трамп и Путин выступили с длительной и очень малосодержательной пресс-конференцией, где выразили взаимное уважение, приверженность ранее достигнутым договорённостям, проговорили вновь свои разногласия по Украине, Ирану и Крыму, а также ответили на вопросы журналистов. Сотрудники американских СМИ, конечно, постарались не упустить шанса и задать максимально резкие вопросы, раз уж «не их президент» отказался быть резок с «русским диктатором». Путин отвечал на такие вопросы резко, но корректно, Трамп даже резким быть не пытался. Он казался спокойным и довольным. Вот только ни о каких новых прорывных договорённостях объявлено не было, а значит, и то, зачем американский лидер пошел на подобный шаг, стоивший новой эскалации в Вашингтоне, осталось неясным.

Можно предположить, что встреча оказалась неудачной, что лидерам не удалось достичь желанной договорённостей. Но тогда неясно, зачем Трампу, который никогда не стеснялся быть агрессивным, быть таким кротким на пресс-конференции, вместо того чтобы сразу обрушиться на Путина с каким-нибудь обвинением и отыграть тем самым хотя бы что-то на американском политическом поле… может быть, результаты все же были, но нам о них не сказали?

Секретные протоколы встречи двух президентов нам, конечно, не покажут. Но можно предположить, что встреча была успешной, на это указывает необыкновенная довольная кротость Трампа и уверенная резкость Путина. О чем же могли договориться лидеры сильнейших ядерных держав? Учитывая повышенное внимание Трампа к вопросам ядерной безопасности, вряд ли рутинное признание приверженности ранее подписанным международным соглашением можно считать значительным достижением. Должно быть что-то ещё.

Дональд Трамп и Владимир Путин
Дональд Трамп и Владимир Путин

Возможно, речь между президентами шла о чем-то пока что полностью неизвестном широкой общественности. Можно предположить какой-либо ответ американцев на новейшие ядерные разработки российских оружейников или ещё что-либо в том же духе. Но куда более вероятным является обсуждение темы, являющейся ключевым элементом актуальной внешней политики Трампа: урегулирования конфликта с Северной Кореей.

После встречи президента США с Ким Чен Ыном, где были сделаны взаимные обещания денуклеаризации Корейского полуострова, многих специалистов заинтересовало, как именно международная общественность сможет проконтролировать истинность ядерного разоружения КНДР. В ответ американская администрация пообещала обеспечить создание международной комиссии, выводы которой ни у кого не вызовут сомнение. И все же отказ Северной Кореи от добытого с таким трудом орудия ядерной самозащиты многим кажется настолько маловероятным, что идея динамичного и подлинного разоружения остаётся очень хрупкой.

В этих условиях чрезвычайно важными оказываются заявления стран, обладающих мощными системами слежения за развитием ядерных и ракетных потенциалов других государств в масштабе всей планеты. Таких систем, по открытым данным, существует три, и они, конечно же, совпадают с мировыми центрами ядерной мощи: США плюс НАТО, Китай и Россия.

И если первые два игрока глобальной шахматной доски получают прямую выгоду от поддержания легенды ядерного разоружения КНДР, то Россия от этого процесса не получает ничего. США хотят стяжать славу миротворца для своего президента, Китай жаждет убрать американских военных подальше от своих границ, а вот Москве-то зачем поддерживать этот процесс без выгоды для себя? Учитывая ненависть СМИ к начинаниям Трампа, одно резкое заявление российского Минобороны могло бы разрушить образ ведущегося разоружения мгновенно, даже если в реальности оно и ведётся.

Ким Чен Ын и Дональд Трамп
Ким Чен Ын и Дональд Трамп
Twitter: @realDonaldTrump

Резонно предположить, что очень обеспокоенный «проблемой ядерного распространения» Трамп говорил и договаривался с Путиным именно об этом. Только такая цель, как обеспечение российской поддержки главному дипломатическому начинанию американского лидера, кажется достаточно веской, чтобы оправдать все те политические потери, которые Трамп понёс и ещё понесёт в результате этой встречи.

Остаётся ещё один вопрос. Что же Россия получит в обмен на поддержку легенды о ядерном разоружении КНДР? Будь это прекращение давления США по поводу «Северного потока — 2», давление на Украину по поводу Донбасса или на Израиль по поводу Сирии, — это должно быть нечто не публичное, иначе это было бы слишком заметно…

Если наши предположения верны, Трамп и Путин вновь нашли точку соприкосновения интересов, и на этот раз Новому Свету пришлось идти на поклон к Старому. Что наша страна получила взамен, мы ещё узнаем, а вот что американский лидер уже получает по полной… На родине за комментарии, данные после встречи с Путиным, его многие стали называть предателем, он был вынужден извиняться и ссылаться на оговорку… Стоила ли встреча с Путиным всех этих унижений? Время покажет.

Читайте ранее в этом сюжете: Трамп унижает королеву и готовит Англию к роли вассала

Читайте развитие сюжета: После Хельсинки. Травля Трампа на новом уровне