Все формы участия граждан в управлении делами государства изложены в Конституции Российской Федерации. В ней нет такого способа управления государственными делами в рамках субъекта Федерации, как московский проект «Активный гражданин».

Мэрская цепь и сеть
Мэрская цепь и сеть
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Электронная демократия тоже не подразумевается.

Основной закон страны не делит граждан на активных и на остальных. Ни по букве, ни по духу.

Московская власть не только делит, но и в среде поделенных выделяет особо одариваемых.

Делит по единственному признаку — электроголосующие. Голосуешь на интернет-портале «Активный гражданин» — значит, активный гражданин. Не голосуешь — неактивный гражданин.

Выделяет и одаривает тех, кто голосует не периодически, а регулярно. «Активный гражданин» в квадрате.

К чему всё это?

Выступая на дне рождения проекта «Активный гражданин», который с размахом отпраздновали в одном из столичных парков, С. Собянин приветствовал всех, кто пришел, и благодарил за активное участие в управлении городом. Типа власть в столице, как никогда, едина с народом.

Ну, сказал бы — спасибо, что сотрудничают с городской властью, помогают ей советом, делятся мнением, вносят полезные предложения. Это было бы похоже на правду. Привел бы пример такой активности, рассказал, какие из идей горожан «выросли» до постановления правительства или стали концепцией нового городского закона.

В пропагандистских или воспитательных целях всегда полезно из наивной массы «активных» выделять еще более активных, передовиков, «наверх смотрящих». Но вот так изречь, что все участники проекта участвуют в управлении городом, а сам проект про управление — это же блеф.

Аргументы? Пожалуйста.

В первой половине этого года на портале «Активный гражданин» завершилось 48 голосований.

За это же время было принято и опубликовано 341 постановление правительства Москвы (на самом деле принято в полтора раза больше, но всё, что сверх 341-го, не для печати).

Ни одно из 48 голосований и ни одна из тем электронных опросов на портале никак не связаны с 341 опубликованным решением правительства Москвы.

То есть голосования — сами по себе, решения правительства — сами по себе. Никакой связи между ними нет.

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день.

Вот тебе и соучастие в управлении делами города.

А были ли такие решения правительства, которые действительно могли быть предметом обсуждения с горожанами?

Конечно. Например, 27 февраля 2018 года С. Собянин подписал постановление правительства Москвы и утвердил положение о самом проекте «Активный гражданин», который с 2014 года почему-то так и продолжает называться — проектом.

Почему не спросить у активных обитателей мегаполиса мнения по поводу проекта проекта «Активный гражданин»? В целом или по его частям.

Ни один из сюжетов проекта положения о проекте «Активный гражданин» не был обсужден путем электроголосования на портале «Активный гражданин». Возможно, поэтому проект проекта оказался мелкотравчатым.

В этом году по решению правительства с десяток московских улиц получили новые имена. У активных горожан об этом тоже не спросили.

То-есть о высоте стрижки газонной травы во дворе дома спросили, а об имени земляка, в память о котором назвали улицу, на которой стоит дом, во дворе которого растет трава, высота которой так волнует местную власть, — не захотели спросить.

Чиновников не интересовало мнение москвичей при принятии постановлений об организации городского отдыха детей в период летних школьных каникул, о порядке обеспечения семей с новорожденными детьми подарочными комплектами детских принадлежностей, о грантах мэра Москвы социально ориентированным некоммерческим организациям, о порядке приобретения собс­твенниками жилых помещений в многоквартирных домах, вклю­ченных в программу реновации жилищного фонда в городе Москве, за доплату жилых помещений большей площа­ди.

Наверняка нашлись бы общественники, заинтересованные в объективности выявления «лучших реализованных проектов года в области строительства, распространения передового опыта наиболее эффек­тивно работающих организаций в сфере строительства, стимулирования организаций, работающих в сфере строительства, повышения качества проектирования и строительства». Мнение горожан пригодилось бы при формулировании постановления правительства на тему «лучших реализованных проектов года в области строительства». Оказалось ненужным.

Жилец-горожанин как никто другой дал бы адекватную оценку участникам столичных премиальных номинаций «Лучший реализованный проект строительства многоквартирных домов категории «стандартное жилье», «Лучший реализованный проект строительства многоквартирных домов повышенной комфортности». Не потребовалось.

Можно было бы посоветоваться и по поводу имён разнообразных премий мэра. Хотя бы для того, чтобы популяризовать эти премии.

Например, недавно в «целях дальнейшей популяризации творчества Николая Островс­кого и его жизненного подвига, а также в целях признания достиже­ний лиц с ограниченными возможностями здоровья в различных облас­тях жизнедеятельности общества, преодолевших имеющиеся недуги, и заслуг граждан, оказывающих всестороннюю помощь и поддержку лицам с ограниченными возможностями здоровья», правительство Москвы учредило десять премий мэра Москвы имени Николая Островского в размере 150 тыс. рублей каждая.

Такова преамбула постановления. Чудовищная словесная эквилибристика. Смесь французского с нижегородским.

Все смешалось: и жизненный подвиг, и популяризация творчества, и внимание к людям с физическими особенностями, и забота о тех, кто внимателен к людям с физическими особенностями.

Прочитав такую преамбулу, москвичи точно остановили бы мелкотравчатых чиновников из мэрии, потому что всё это никак не соизмеримо: жизненный подвиг Н. Островского, важный для всех, и премиальные номинации «за популяризацию здорового образа жизни».

Таким образом, как оказалось, нет никакой государственной связи между чиновничьим проектом «Активный гражданин» и деятельностью правительства Москвы. Есть только безумная трата бюджетных средств и забава на государственный счет.

Чтобы прийти к такому выводу, пришлось физически потрудиться. Надо было прошерстить сотни принятых московским правительством решений способом поиска иголки в стоге сена, потому что постановления называются так: о внесении изменений в ранее принятое постановление. Как правило. И всё.

Следовательно, чтобы понять, о чем это решение, надо раскрыть файл каждого, сделав три интернет-шага, и просмотреть блёклую копию текста. Это — как минимум.

Очень нудное и трудозатратное занятие.

Но, оно того стоило. Об этом — в следующей статье.