С формальной стороны, геополитический вектор республики вроде бы определен — ОДКБ, ЕАЭС, Союзное государство. И вроде бы никаких вопросов возникать не должно. Но это только на поверхностный взгляд. Если же анализировать суть происходящих в республике общественных и политических процессов, идущих на некоторой глубине, то мы увидим, что поверхностная легкость суждений сменяется, как минимум, непониманием.

Александр Лукашенко и Пётр Порошенко
Александр Лукашенко и Пётр Порошенко
President.gov.ua

Первый пример. Украина. Руководство республики до сих пор поддерживает отличные отношения с киевской хунтой, которая бандитским образом пришла к власти и осуществляет откровенный террор в отношении непокорившихся ей жителей Юго-Востока страны. В то время как Москва поддерживает именно жителей ЛДНР, Минск реализует целый ряд экономических проектов с хунтой. Налицо расхождение во внешней политике двух частей Союзного государства, несмотря на все заявления официального Минска.

Александр Лукашенко и Пётр Порошенко
Александр Лукашенко и Пётр Порошенко
President.gov.ua

Второй пример. Дело трех белорусских журналистов (Д. Алимкин, С. Шиптенко и Ю. Павловец), которые критиковали белорусские власти за поддержку местных необандеровцев, за происходящий с их ведома рост агрессивной русофобии и национализма, за то, что республика идет по украинскому сценарию развития, который, рано или поздно, закончится так же, как и в Киеве — государственным переворотом. И что же мы видим?

Те люди, которые должны были бы, по идее, работать в исполнительных органах Союзного государства, или иным образом поддерживать союзную интеграцию в СМИ, науке, образовании, оказались политзаключенными и обвиненными в разжигании межнациональной розни, тем самым подтвердив, что республика идет по пути необандеровской Украины.

Как можно разжигать рознь между двумя частями одного народа — категорически не понятно. Тем более с учетом ответов официальных органов России, в которых отмечено, что в действиях журналистов не содержится состава преступления — публикации экстремистскими не признаны, с сайтов не удалены. Более того, некоторые из них официально представляли республику на союзных мероприятиях и изданы книгой.

Третий факт. Раньше государственная пресса и откровенно националистическая и русофобская (в действиях которой белорусские власти, естественно, не видят признаков разжигания межнациональной вражды) были все-таки по разную сторону баррикад, что во внутренней политике, что во внешней. Именно этим во многом и обуславливалась острота внутриполитических процессов в 1994—2010 годах.

Что же мы видим сегодня? Сегодня и государственная, и националистическая пресса находятся по одну сторону баррикад, так как «враг», который якобы угрожает «молодой белорусской государственности», — обозначен. И это явно не военно-политический блок НАТО, учения которого, по словам главы белорусского МИД Владимира Макея, не угрожают республике.

Только если госСМИ выступают в качестве «доброго полицейского», которые мягко поругивают Россию, ее внешнюю и внутреннюю политику, недостаточность усилий по реализации Союзного государства, неготовность России принимать огромные массы контрабанды через территорию республики, то националистические СМИ, не боясь реакции властей и особо не прикрывая свою русофобию, пишут такое (в том числе в комментариях под статьями), что просто уши в трубочку сворачиваются. При этом они находятся в белорусской доменной зоне by и не имеют никаких проблем с законодательством, в отличие от уже упомянутых Д. Алимкина, С. Шиптенко и Ю.Павловца. Более того, откровенные националисты и русофобы привлекаются государством к показательным политическим процессам над сторонниками Союза России и Белоруссии.

Суд над журналистами ИА REGNUM
Суд над журналистами ИА REGNUM
Иван Шилов © ИА REGNUM

Отсюда возникают логичные вопросы, что проект Союзной интеграции нужен официальному Минску исключительно из-за доступа к российским энергоресурсам, цену на которые Москва дотирует для своего союзника. Но приведенные примеры, которых на самом деле, гораздо больше, показывают, что официальный Минск в идеологическом плане уже не является союзником Москвы.

То есть, проблема геополитической идентичности, выбора модели идеологии развития, отношения к союзной России на внутриполитическом пространстве, мягко говоря, вызывает массу вопросов относительно готовности официального Минска строить реальный союз, а не только сидеть на российской энергетической подпитке.

Как показывает анализ развития тенденций на европейском континенте, время геополитической неопределенности заканчивается. Евросоюз раздроблен как никогда. И причиной этого является не только политика Трампа по разрушению созданной глобальной инфраструктуры влияния, которая уничтожает США своим весом, но и в слабости европейской экономики по сравнению с американской и китайской. В этих условиях Европа не может выступить точкой сборки для республики, как бы этого не хотели западники, потому что на месте Белоруссии сделают Украину с разрушенной промышленностью, уничтоженным сельским хозяйством и новой лгбт-«моралью» для будущих потерянных поколений.

Тем не менее целый ряд лиц в ближайшем окружении Лукашенко активно работает именно на этот сценарий, уничтожающий славную советскую республику, а также общерусские корни населяющего ее народа. Соответственно, данная деятельность по разрушению Союзного государства не может равнодушно встречаться в России, так как она создает целый ряд угроз национальной безопасности России на западном направлении.

Возможно, кто-то пытается представить дело таким образом, что Макей выполняет, мол, некое задание, чтобы таким образом давить на Россию, выторговывая тем самым уступки со стороны Москвы, чтобы сохранить прежнюю дотационную модель Союзного государства. Однако повторю тот тезис, который был высказан в первой части статьи: все это было бы возможно, если бы во внешней политике, как и во внутреннем идеологическом дискурсе власти республики, действительно, проводили бы союзную линию. Однако мы этого не видим.

Владимир Макей
Владимир Макей
Иван Шилов © ИА REGNUM

На днях один ТГ-канал отметил следующее: «Действительно, Белоруссия критически важна. Это центр Союзного государства, Евразийского союза, ОДКБ и СНГ. Выбей Минск ‑ и посыплется вся конструкция. Кроме того, столица Белоруссии — это центр Минского процесса, критически важного для безопасности всего континента.

Поэтому плотно работают иностранные спецслужбы и НКО. Используются механизмы «мягкой силы», в том числе образовательные программы для молодёжи. Плотно работают с белорусской культурной и административной элитой. Если принципиально не поменять подход, Россия может потерять Белоруссию как союзника».

Здесь что ни предложение — то ошибка. Центр СГ, ЕАЭС, ОДКБ — Россия, а никак не Белоруссия, при всем уважении к республике. Главный критерий центра в экономической плоскости — кто кого финансирует или дотирует. И Минск ни с каких позиций на этот статус не тянет — ни с экономических, ни с идеологических. Поэтому если Минск уйдет — то никому от этого не станет ни холодно, ни жарко, а Россия еще более свободно (+4−6 млрд долларов ежегодно, как минимум, от прекращения дотаций белорусской экономики) продолжит свой путь.

На перепутье
На перепутье
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Говорить о том, что Минск — это центр Минского процесса, также безграмотно, как и утверждать, что Хельсинки — это центр и ключевая точка российско-американских отношений. Гостиницы и переговорные площадки есть не только в Минске.

Ну, и, конечно, для России нет никакой угрозы потерять «такого союзника» как Белоруссия. Это для будущего Белоруссии угроза потерять Россию. Однако складывающаяся ситуация геополитической неопределенности республики требует своего решения, и она, несомненно, будет решена. Как бы кто к этому не относился. Украинский путь развития событий в Белоруссии для России неприемлем.