«Новый Эрдоган» вышел в Европу

Саммит НАТО и взаимоотношения ЕС с Турцией

Ариф Асалыоглу, 14 июля 2018, 11:21 — REGNUM  

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган побывал в Брюсселе на саммите НАТО. В новой штаб-квартире альянса он официально открыл постоянное представительство Турции. Вместе с президентом присутствовали также министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу и назначенный на должность министра обороны глава генерального штаба Хулуси Акар. На саммите Эрдогану удалось провести переговоры с лидерами европейских стран и президентом США Дональдом Трампом.

Президент Турции после выборов 24 июня взял в свои руки управление над всеми важными учреждениями страны. Однако ситуация не видится обнадеживающей. Эрдоган провел короткую (около получаса) встречу с канцлером Германии Ангелой Меркель. Она прошла на фоне резких высказываний Берлина. Отвечая на вопросы левой оппозиции, немецкое правительство сообщило, что в настоящий момент не представляется возможным начать переговоры по модернизации Таможенного союза с Анкарой. Правительством было также отмечено, что Турция продолжает отдаляться от Европейского союза, что в рамках действующего режима чрезвычайного положения независимость судебной системы сильно ослабла, что с момента попытки государственного переворота в июле 2016 года и до настоящего времени было закрыто 200 средств массовой информации, аннулировано более 700 журналистских удостоверений, что после продажи группы компаний Doğan 90% СМИ в стране стали проправительственными.

Согласившись с докладом Еврокомиссии, признавшей, что «Турция отдаляется от Европейского союза семимильными шагами», Берлин подчеркнул, что очень внимательно следит за событиями, происходящими после введения режима чрезвычайного положения сразу после попытки переворота. В сложившейся ситуации не представляется возможным продвижение Анкары в вопросе членства в ЕС. Правительство Германии выразило свое недовольство тем, что в Турции до сих пор содержатся в тюрьме десять депутатов (девять от Демократической партии народов и один от Республиканской народной партии), еше десять депутатов ДПН лишены мандатов. Шесть граждан Германии до сих пор находятся под арестом в Турции, а 29 не могут покинуть страну ввиду наложенного запрета на выезд. Другим вопросом, ставшим предметом дискуссии во взаимоотношениях между Германией и Турцией, стала критика в адрес Турецко-исламского союза по религиозным делам (DİTİB). В Германии предметом споров стала предвыборная пропаганда в некоторых мечетях, относящихся к DİTİB, а также проводимые ими церемонии, на которых детей одевали в военную форму, что стало предметом критики немецкими СМИ. В Германии и Нидерландах были уволены некоторые имамы в результате аналогичной критики.

Еще одной причиной возникшего между Анкарой и Берлином напряжения, стали обращения о предоставлении убежища гражданами Турции. Немецкое правительство сообщило, что в феврале текущего года турецкими гражданами было подано 609 заявлений о предоставлении убежища в Германии, в марте — 541, в апреле — 564, в мае — 793 заявлений. Анкара говорит, что за предоставлением убежища обращаются лица, якобы поддерживающие попытку переворота. Однако Берлин так не считает. Одной из важных причин холодных отношений европейских столиц с Анкарой является и операция в Африне. Страны ЕС считают, что несмотря на их запросы о предоставлении более веских доказательств, нежели «законная самооборона», как аргументирует Турция, ответ не был получен. Они также озвучили, что «их сомнения относительно соответствия операции Турции международному праву до сих пор не были развеяны».

В настоящий момент переговоры о полном членстве в ЕС заморожены. Единственной причиной, по которой не было полного исключения из переговорного процесса, является соглашение с ЕС о беженцах. Брюссель не хочется снова заниматься проблемой беженцев, разозлив Эрдогана. ЕС пытается спасти положение, номинально пролонгировав «формальный» статус кандидата Турции на полное членство, в то же время воспринимая Анкару как Ливию и Сирию. Если в Турции не осознают в полной мере данную ситуацию, это тревожно. Все достижения республиканского периода практически свелись к нулю. «Светская модель» в Турции отныне просто название, что отчетливо осознается Евросоюзом и Западом.

Европейцы, видя все большее доминирование проэрдогановской исламистской политической системы и общественной структуры, расценивают Турцию в большей степени в качестве буферной зоны. Не слишком отличается и ситуация с США. Укоренилось мнение, что общество в Турции «придерживается иных ценностей». Превалирующей идеей среди элиты и в СМИ стало восприятие Турции как одного из исламистских обществ Ближнего Востока. На самом деле, это очень прискорбно для Анкары, поскольку на первый план вышло восприятие в качестве непредсказуемой ближневосточной страны «с иными ценностями», нежели как страны — члена НАТО, мусульманской страны на востоке Европы, но со светским обществом и серьезным государством.

Начиная с 1920-х годов, турецкая политическая элита считала Турцию членом современной цивилизации. Иными словами, осознание себя частью Запада было решающим во внутреннем мире турецкой элиты. Как НРП, так и Демократическая партия придавали главное геостратегическое значение трансатлантическим связям Турции. Вступление Турции в НАТО было осуществлено благодаря достигнутому партиями консенсусу. Более того, с момента начала в европейских странах профсоюзных движений и до настоящего времени, Турция всегда рассматривала полноправное членство в качестве первостепенной внешнеполитической ориентации. Предпочтение отдавалось внешней политике, направленной на экономическую интеграцию и политическую консолидацию со странами ЕС, на которые приходится около 70% импорта и экспорта, что было предметом постоянных дискуссий между партиями. Кроме того, с точки зрения высших политических ценностей, плюралистической парламентской демократии и прав и свобод человека, Евросоюз всегда был приоритетом Анкары.

Сегодня Турция отдалилась от этого приоритета, но когда нужно, страна переживает всплески «целей по ЕС» и «стандартов ЕС». Иногда Эрдоган резко высказывается в адрес лидеров ЕС, иногда заявляет, что «членство в ЕС является нашей конечной целью». Саммит НАТО может быть расценен в качестве попытки по налаживанию отношений «новой Турции, нового президента» Эрдогана с западными лидерами. А получится?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail