Макиладорас Подмосковья или рециклинг как технология экоцида?!

Судьба подмосковного Солнечногорска — яркая иллюстрация того, что простые решения проблемы переработки отходов, такие как «всё сожжем», «всё вывезем куда подальше» или «всё рассортируем и повторно переработаем» не проходят. Без достоверного экологического мониторинга ничего не получится

Наталья Туманова, 14 июля 2018, 08:58 — REGNUM  

Макиладорас — свободные промышленные зоны в Мексике, куда с 1960-х годов американские компании переводили сборочные производства, привлечённые дешёвой рабочей силой, отсутствием торговых пошлин и какого-либо экологического регулирования, что позволяло использовать устаревшие, «грязные» и запрещённые в США технологии.

Предисловие

В России ежегодно от экологически зависимых болезней умирает более 490 тысяч человек. Увеличилось количество городов, где загрязнение атмосферного воздуха растет большими темпами, поверхностные водоемы становятся непригодными даже для хозяйственно-бытовых нужд, идет активное строительство в водоохранных зонах, масштабно уничтожаются зеленые зоны.

Когда-то город Солнечногорск считался жемчужиной Подмосковья. Здесь находится самое большое в Подмосковье и чистое озеро Сенеж, в котором водились раки и угри.

Город окружал пояс санаториев и домов отдыха. Солнечногорск считался санаторно-курортной зоной Подмосковья. Множество москвичей здесь построили себе дачи, чтобы уехать из душной Москвы на лето. После того, как рухнул СССР, о санаториях и домах отдыха забыли. Большинство людей оказались озабочены единственной проблемой — выживанием.

* * *

Экогеноцид ради прибыли

Объединение Предприятий «Европласт» в 1997 году стало инициатором строительства завода «Сенеж». По заказу инвесторов кипрской компании Woncom Technologies специалисты «Европласта» подбирали поставщиков оборудования для завода по производству полиэтилентерефталата (ПЭТФ, ПЭТ, ПЭТГ, лавсан, майлар). В финансировании приняли участие российский «МДМ Банк» и немецкий Commerzbank. В 2004 году были подписаны контракты на поставку оборудования, что явилось отправной точкой в реализации проекта. В том же 2004 году началось строительство завода, и уже в 2006 году завод для синтеза ПЭТФ-гранулята с применением «новейшей экологически чистой итальянской технологии» (ООО Завод новых полимеров «Сенеж») был успешно сдан в эксплуатацию. Жители города даже не догадывались, какую «химическую бомбу» хотят заложить хозяева завода на территории традиционного места отдыха жителей Москвы и Подмосковья.

В 2003 году администрация Солнечногорского муниципального района дала разрешение на размещение промзоны (первым из предприятий которой стал завод «Сенеж») в черте города рядом с жилой застройкой. Причины выбора места для промзоны экономические — прежде всего это использование железнодорожной ветки от ст. Подсолнечная Октябрьской ЖД (для транспортировки этиленгликоля), наличием квалифицированной кадровой базы в Солнечногорске, Зеленограде и Клину, где работал комбинат по производству химических волокон, что весьма близко по технологии к производству ПЭТ, наличием хорошего подъезда к площадке завода (200 м) от Ленинградского шоссе, близостью международного аэропорта Шереметьево. Забота о сохранении окружающей среды и здоровья населения не была приоритетом владельцев завода. Однако, как положено, перед открытием завода были проведены общественные слушания, на которых жители города высказались против размещения промзоны рядом с жилым районом и запуска завода «Сенеж». Роза ветров такова, что все выбросы предприятий, расположенных в промзоне, покроют весь город и его окрестности летом, а зимой — Москву. Радиус загрязняющего атмосферный воздух пятна от подобных предприятий равен 150 км в сухую погоду и 250 км во влажную. Естественно, что никакой документации по химическому заводу на публичные слушания предоставлено не было. Мнение жителей никого не интересовало.

Для того, чтобы «законно» выдать разрешение на размещение химического завода в черте города, нужно было как-то сократить санитарно-защитную зону (ССЗ) в несколько раз. Проблема состояла в том, что для предприятий I и II класса опасности, размер СЗЗ, согласно п.2.18СанПиН 2.2.½.1.1.1200−03, может быть проведено только Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации либо его заместителем, а для предприятий III, IV и V классов — достаточно полномочий Главного государственного санитарного врача субъекта Российской Федерации или его заместителя. Несмотря на то, что основным компонентом ПЭТФ-гранулята является лавсан — вещество I класса опасности, заводу каким-то образом присвоили III класс опасности и вопрос по сокращению СЗЗ удалось «решить» на уровне Подмосковья.

В мае 2006 года состоялся запуск завода с применением наиболее токсичной технологии, который запомнился пожухлой листвой, ярко желтой травой и распространившимся по всему городу удушливым запахом. В качестве сырья завод «Сенеж» использует терефталевую кислоту (вещество I класса опасности) и этиленгликоль (вещество III класса опасности). Смертельная доза этиленгликоля для человека — 50−150 мл, он быстро всасывается даже через поры кожи, является сосудистым и протоплазматическим ядом, вызывая отек, набухание и некроз сосудов из-за кислородного голодания тканей мозга. В ранние сроки отравления люди погибают от острой сердечной недостаточности или от отека легких.

Производство ПЭТФ-гранулята согласно того же документа должно относится к химическим производствам I класса опасности с санитарно-защитной зоной (СЗЗ) 1000 метров, а изначально был установлен III класс опасности.

Из заключения комиссии государственной экологической экспертизы Ростехнадзора следует, что ООО Завод новых полимеров «Сенеж» — источник, загрязняющий атмосферный воздух. На предприятии имеются 16 организованных точек и две неорганизованные, из которых поступают загрязняющие вещества 22 наименований. Из списка вредных веществ, поступающих в атмосферу бифенил и бенз (а)пирен — канцерогены прямого действия, которые при попадании в организм человека приводят к образованию злокачественных опухолей. По проекту завод за год должен выбрасывать в атмосферу 82,246 тонны загрязняющих веществ. В реальности в 2015 году выбросы достигли 236 тонн год, что почти в три раза выше проектных. Данных за 2016 и 2017 годы нет. Существующее законодательство возлагает производственный контроль на сами предприятия, которым не выгодно показывать реальную картину загрязнения воздуха. Передвижные лаборатории и единичные замеры атмосферного воздуха не позволят дать реальную оценку уровня загрязнения воздуха Солнечногорска. По данным Росгидромета для этого необходимо выполнить не менее 500 измерений круглосуточно в течение года зимой, летом, осенью и весной.

* * *

Рециклинг рециклингу рознь

В том же 2006 году жители Солнечногорска получили ещё один сюрприз: почти одновременно с заводом «Сенеж» был тайно, без всяких общественных слушаний, построен и пущен завод по переработке пластмасс «ПЛАРУС». Это единственный крупный завод в России, который из бывших в употреблении бутылок получает ПЭТФ-гранулят, из которого опять изготавливают новую тару, ПЭТ-стружку и ПЭТ-пыль.

На полную мощность «ПЛАРУС» заработал в 2008—2009 годах. В народе эти два завода-близнеца назвали «тихая смерть», так как от их выбросов люди могут умереть во сне от остановки сердца. Санитарно-защитная зона и класс опасности завода «ПЛАРУС» были утверждены на основании замеров, проведённых подведомственной Роспотребнадзору лабораторией ИЛЦ филиала ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Московской области». Лаборатория заключила договор с химпроизводством и получала деньги за свою работу. Возникает большой вопрос о независимости таких результатов.

Объем переработки тары при запуске завода был 1500 тонн, а позже вырос до 2500 тонн в месяц. Сейчас он равен 30 000 тоннам в год, а в будущем предприятие планирует увеличить выпуск продукции до 60 000 тонн. «ПЛАРУС» осуществляет контроль загрязняющих веществ и платит за выброс таких веществ в атмосферу, а это значит, что выбросы превышают допустимые нормы. В атмосферный воздух выбрасываются 22 наименования загрязняющих веществ, среди которых присутствуют: соляная кислота, оксид азота, этиленгликоль, формальдегид, фенол, ацетальдегит, бенз (а)пирен, метан, а также группы веществ, обладающие комбинированным вредным воздействием на организм человека.

В связи с увеличением выпуска продукции (пластиковых бутылок) руководство завода провело общественные слушания по оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) в декабре 2017 года, то есть через 10 лет после пуска завода! Администрация района перед самым проведением слушаний сменило зал заседаний вместимостью 100−130 человек на другое, где может поместиться только 30−40 человек. На слушаниях житель задали много конкретных вопросов руководству завода, но ни одного вразумительного ответа не получили. Примечательно, что в документе под названием ОВОС вопросы воздействия выбросов завода «ПЛАРУС» на окружающую среду Солнечногорска не рассматривались вообще, выбросы соседнего завода «Сенеж» не учитывались. Замеры атмосферного воздуха проводились четыре раза в год и не на все вещества по заявленным выбросам, указанным в разрешении на выбросы. Несмотря на замечания жителей, что ОВОС не отвечает требованиям целей, задач и принципов разработки ОВОС, то есть, проще говоря, ОВОС не разработан и на сушания не представлен, что нарушает законодательство РФ, общественные слушания были объявлены прошедшими, а псевдо-ОВОС принят.

Первые два года завод «ПЛАРУС» работал без фильтров, их установили только после предписания областной прокуратуры. Но фильтры нужно менять каждые три года (стоимость фильтров достигает 40−50% от стоимости самого предприятия), да и нагрузка на производственный процесс увеличивается с применением фильтров в несколько раз. Поэтому большинство подобных предприятий предпочитают работать без них. В 2011 году Солнечногорской городской прокуратурой была проведена проверка завода, по результатам которой снова были выявлены нарушения природоохранного законодательства. Выбросы в атмосферный воздух с указанных выше предприятий происходят регулярно в ночное время или рано утром. Шлейф от выброса в безветренный день может тянуться несколько часов и тогда жители Солнечногорска утром по пути на работу закрывают рот платком, чтобы меньше ощущать резкий, неприятный запах, от которого першит в горле и щиплет язык.

В мае 2018 года заводы «Сенеж» и «ПЛАРУС» проверяла областная прокуратура и опять выявила нарушения производственного процесса. В результате таких нарушений страдают люди — в Солнечногорске много детей с патологией органов дыхания, детская онкология сегодня выросла в три раза по с равнению с 2015 годом.

Предприятие подобное «ПЛАРУСУ» по классификации СанПиН о санитарно-защитных зонах должно относится ко II классу опасности при объемах переработки до 40 тонн и к I классу опасности при переработке более 40 тонн в год. «ПЛАРУС» каждый год наращивает производственные мощности. При наращивании производства меняется и класс опасности предприятия — это I класс опасности с санитарно-защитной зоной в 1000 м, а сегодня она равна 500 м. При этом расстояние от завода до жилой застройки составляет всего 350 м, до детского сада и школы — 460 м и до районной больницы — примерно 650 м. Заводу «ПЛАРУС» был присвоен III класс опасности, схема определения санитарно-защитной зоны была такая же, как у завода «Сенеж». Сегодня самым циничным образом был понижен класс опасности до IV класса при выпуске продукции в 30 000 тонн.

Вентиляция в цехах приточно-вытяжная. Рабочие зачастую трудятся в противогазах. Очистные на предприятии отсутствуют. Отработанная вода после производственного процесса сливается на грунт или в канализацию. Для производственного процесса используется вода подольско-мячковского водоносного горизонта. На производство одной бутылки расходуется до 7 тонн воды. Поступающую пластиковую тару промывают при помощи щелочных растворов, а затем пускают в переработку. После переработки пластика остаются хвосты, которые нельзя сжигать и нельзя захоранивать. Пластик вреден как тара для продуктов и воды, так как он выделяет определенное вещество — биcфенол А, которое встраивается в геном человека и вызывает различного рода мутации. В странах Европы принимаются программы по запрету использования пластика, а у нас в стране почти вся упаковка для продуктов и воды это пластик. Особенно следует отметить, что владельцы таких производств зарабатывают примерно 120 тыс. руб. за 10 мин.

ЗАО Солнечногорский завод «Европласт» — лидер по производству ПЭТ-преформ и полимерных колпачков. Характеристика завода аналогична заводу «ПЛАРУС». Санитарная зона проходит в 50 метрах от детского садика. Характеристика выбросов идентична. Расположен в дер. Радумля, пос. Механический завод №1 Солнечногорского района.

С запуском данных химических предприятий в 2008 году в городе наблюдался большой всплеск онкозаболеваний, в первую очередь рака легкого. С каждым годом показатель онкозаболеваний увеличивался. В 2012 году главой Солнечногорского муниципального района В. Нестеровым устным распоряжением была запрещена какая-либо информация о заболеваемости онкологией в Солнечногорске. Этот запрет действует по сегодняшний день. По данным руководства больницы в городе идет сокращение числа заболевших именно с 2012 года на фоне увеличения мощности производства и неконтролируемых выбросов. Законодательство таково, что вовремя проверить загрязнение атмосферного воздуха нельзя, так как согласно Федеральному закону «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» от 02.05.2006 N 59-ФЗ жалоба от граждан рассматривается в течении месяца.

По последним данным в районной больнице Солнечногорска зарегистрировано за 2016 год с января по июнь включительно 4412 онкобольных. Сейчас мы наблюдаем сокращение популяции воробьев и синиц в городе.

Самое интересное во всей этой истории то, что заводы «Сенеж» и «Пларус» не имели право всё это время работать, так как земля, выделенная под эти производства, не имела статуса земли промышленного значения. Это было узаконено только в 2017 году. Права населения были тотально нарушены в процессе строительства и эксплуатации трех заводов. Сначала строили, а затем задним числом оформляли документы.

Со дня открытия предприятий жители Солнечногорска много раз обращались в Правительство РФ, собирали подписи за закрытие заводов, но на народ никто не обращает внимания. Ответ был один: предприятия к числу химических предприятий не относятся, выбросов в атмосферу нет. Нет, потому что скрывают или не делают соответствующие исследования воздушного бассейна в районе производств? Люди хотят жить, хотят быть здоровыми, хотят сохранить здоровье детей и внуков. Как? Над детскими садами и школой в ближайшем от завода жилом районе плывут зеленые и оранжевые облака, а бизнес последовательно реализует стратегию экоцида населения. Как говориться, ничего личного — просто бизнес.

* * *

Нужно ли ненужное?

Завод «Лемарк» был открыт в ноябре 2015 года губернатором Московской области Андреем Воробьевым. Это единственное в России предприятие полного цикла по производству пластика для облицовки мебели, а также для машино-, судо‑ и вагоностроения. Очередные публичные слушания показали, что власть не хочет слушать население, которое выступало против открытия завода. ООО «Лемарк» возникло под предлогом «реконструкции» цеха на заводе по изготовлению паркета «БАМО-паркет». В этом «цехе» разместилось производство полного цикла по изготовлению декоративных плит слоистого пластика, включая синтез фенол-формальдегидной и меламин-формальдегидной смол в объеме 6 млн кв. м в год.

И фенол, и формальдегид ядовиты и огнеопасны. Формальдегид обладает канцерогенным действием. Фенолформальдегидные смолы оказывают вредное воздействие на кожу, они вызывают дерматиты и экземы. Готовая фенолформальдегидная смола может содержать до 11% свободного фенола и 4−5% свободного формальдегида. Фенол и формальдегид постоянно отщепляются, загрязняя окружающую среду. Смола чрезвычайно ядовита и при этом летуча: канцерогенные вещества из одного и того же изделия могут выделяться в воздух более 10 лет, провоцируя различные заболевания, включая расстройства нервной системы и рак. В проекте санитарно-защитной зоны не указаны выбросы бензапирена в самой наиболее загрязняющей воздух сжигающей установке, под названием термический окислитель. В расчётах не учтены загрязнения от существующих уже химических предприятий.

На публичные слушания сведения по технологии данного предприятия представлены не были, перечень выбросов отсутствовал. Разрешение на выбросы в атмосферный воздух также отсутствовала, как и предпроектная природоохранная документация. Минимальное расстояние до границы санитарно-защитной зоны всего 60 м от ближайшего дачного участка. Международное агентство по исследованию рака доказало связь формальдегида, применяющегося в производстве смол, пластиков, красок, текстиля с повышенным риском развития раковых опухолей. Нужна ли такая мебель? Ведь со временем возникнет проблема ее утилизации! Такую мебель нельзя сжигать и захоранивать, а люди покупают её в свой дом. Подозреваю, что именно из-за широкого распространения содержащих фенолы и формальдегиды строительных, отделочных и мебельных материалов в России было принято решение о повышении ПДК по формальдегидам в три раза, а по фенолам в два. Благодаря этому преступному решению Москва и еще полсотни городов стали вдруг «чистыми». Решение данной проблемы очевидно — запрет производства подобных ядовитых материалов и переход на безопасные.

* * *

В связи со сложившейся обстановкой в Солнечногорске и районе губернатору Московской области Воробьеву А.Ю. в августе 2016 года было направлено письмо от общественных организаций об необходимости организации постоянно действующих постов экологического мониторинга. Ответа до сих пор нет. Вместо экологического мониторинга областное руководство решило «порадовать» жителей Солнечногорска планами строительства «лучшего в мире» мусоросжигательного завода в деревне Хметьево, которая находится от города в 5 км и в 410 м от ближайшей жилой застройки. При этом территория строительства МСЗ рядом с Солнечногорском (60 тысяч человек) была квалифицирована как малонаселенная.

Завод по термическому обезвреживанию позиционируется как завод передовых технологий по сжиганию мусора. Но, к сожалению, представленная застройщиком «АГК-1» на общественные слушания документация говорит совсем о другом — строить собираются явно не тот завод, который показывают в Швейцарии экскурсантам. Из ОВОС следует, что воздействие на здоровье людей и окружающую среду будет катастрофическим, но кого это интересует в отсутствии достоверного экологического мониторинга — как говориться, не пойман, не вор. Завод будет находиться в опасной близости от санатория Министерства обороны. 300 человек потеряют работу при закрытии этого санатория для того, чтобы 90 человек получили работу на МСЗ.

7 июня 2018 года состоялись слушания по оценке воздействия на окружающую среду по заводу. Зал был заполнен подневольными сотрудниками организаций, зависимых от городской администрации, поэтому многих жителей не пропустили из-за того, что в зале нет мест. Это уже отработанный прием на всех общественных слушаниях по МСЗ «Чистой страны». Только небольшая часть жителей, которым удалось попасть в зал, получила возможность высказать свою позицию в течение одной минутой. Документ, который рассматривался на общественных слушаниях не соответствовал целям и задачам ОВОС. Вопросы сохранения окружающей среды и воздействие технологии мусоросжигания на здоровье населения в нём не рассматриваются. Документ не рассматривает вопрос об отказе от строительства по причинам сверхнормативное загрязнение территорий в районе строительства завода, в нём не учтены суммарные выбросы заводов промзоны Солнечногорска, Ленинградского шоссе и полигона Хметьево и их влияние на экологию и здоровье человека. Наконец, МСЗ решили строить в месте водосбора рек Клязьмы, Истры, Мазихи. Вода Истры и Клязьмы используется Москвой как питьевая.

В экологическом отношении МСЗ являются источником экологической опасности более высокого уровня, чем отходы, поступающие на МСЗ. Вместо одной проблемы возникнут множество других: загрязнение воздуха, воды и почвы крайне опасными продуктами сгорания мусора; рост онкологических, респираторных и аллергических заболеваний; повышение частоты врожденных аномалий; серьезный увеличение бюджетных расходов на охрану окружающей среды.

Выбросы МСЗ способны к накоплению в тканях человека и животных. Шлаки и зола МСЗ токсичны, поэтому использовать их для строительства объектов, которые будут взаимодействовать с людьми или живой природой нельзя. Соответственно возникает вопрос, что останется будущему поколению — кислотные озера, реки, отравленная почва, вода и воздух? А как же вопросы демографии, которые поднимает президент страны? Дети, родившись, не смогут нормально жить и развиваться в такой среде. Может стоит вовремя остановиться и задуматься, иначе «Чистая страна» превратиться в пустыню.

* * *

Выводы

Какой выход из этой ситуации?

1. Прекратить производство пластиковой тары, она составляет 70% мусора на полигонах.

2. Прекратить переработку пластиковой тары по той же причине.

3. Прекратить производство мебели и строительных материалов с использованием формальдегидов.

4. Восстановить федеральный уровень ответственности на законодательном уровне за состояние атмосферного воздуха, воды и почв.

5. Восстановить научно обоснованную систему санитарного и экологического регулирования и контроля.

6. Создать систему достоверного общероссийского экологического мониторинга, при наличии которой строительство заводов, подобных заводам промзоны Солнечногорска или МСЗ «Ростеха», станет в принципе невозможным.

7. Так как по-настоящему лучшие западные технологии России не по карману, то придётся жить своим умом: разрабатывать и внедрять свои собственные чистые технологии, чтобы не довольствоваться наилучшими «доступными», но опасными для жизни заграничными. Для этого потребуется восстановить прикладную науку, как бы трудно это ни было, так как без неё нам просто не выжить.

Читайте ранее в этом сюжете: Госэкспертиза мусоросжигательных заводов: строить нельзя, но если хочется..

Читайте развитие сюжета: Мусоросжигательный завод Hitachi — худшее решение переработки ТБО

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail