В преддверии конфликта вполне естественно, что его главные участники должны заранее подготовить убедительные оправдания для своих опрометчивых действий, пишет Дэвид Фиклинг в статье для американского издания Bloomberg.

Химическая атака
Химическая атака
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Читайте также: The Hill: Какова вероятность повторения в США терактов 9/11?

На протяжении нескольких месяцев, предшествовавших американскому вторжению в Ирак в 2003 году, была развернута информационная кампания о том, что Ирак накопил большое количество оружия массового уничтожения и обучил боевиков «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) тому, как им пользоваться.

На фоне объявления новых пошлин, которые приведут к наращиванию напряженности между Китаем и США, информационная кампания твердит о том, что компромисс в торговле с Пекином невозможен, поскольку КНР относится к международным инвесторам и иностранным государствам как к своим вассалам, которые должны знать свое место.

Выдавая кредиты из государственных банков, приобретая иностранные компании и подписывая соглашения о передаче технологий, китайское правительство угрожает «долгосрочной конкурентоспособности американской промышленности», согласно докладу торгового представителя США Роберта Лайтхайзера, опубликованному в марте 2018 года. Президент США Дональд Трамп использовал более грубую лексику, заявив, что «мы не можем допустить, чтобы Китай изнасиловал нашу страну».

Какие реальные факты скрываются за всей этой истерией? В конце концов, в последние несколько лет иностранные компании стремились использовать все доступные возможности для инвестирования в экономику КНР, а не избегали их.

Китайский дракон
Китайский дракон
Дарья Драй © ИА REGNUM

После США и Великобритании Китай является крупнейшим получателем иностранных инвестиций во всем мире. Объем прямых иностранных инвестиций составляет $1,49 трлн, что примерно эквивалентно совокупному объему прямых иностранных инвестиций, вложенных в Африку и Ближний Восток. В 2017 году приток иностранного капитала в КНР составил $136 млрд — это крупнейший показатель в истории Китая. Более того, за последние пять лет объем притока иностранного капитала в КНР превысил аналогичные показатели в США.

Конечно, возможно, что привлекательность китайского рынка настолько велика, что компании избегают стран с плохим и обостряющимся инвестиционным климатом, рассчитывая на существенные выгоды. Вероятно, в этом есть своя доля правды, но также возникают некоторые вопросы.

Читайте также: Bloomberg: Чего ожидает Израиль от саммита Трамп-Путин?

Во-первых, объем иностранные капиталовложения в Китай по-прежнему продолжает уверенно расти, несмотря на ожидаемое замедление китайской экономики и появление более устойчивых тенденций роста в Индии, Вьетнаме, Эфиопии, Бангладеш и на Филиппинах.

С другой стороны, за последние несколько лет в КНР были усилены меры, ограничивающие бизнес. Более детальную картину бизнеса в КНР можно подчерпнуть из отчетов торговых палат иностранных государств.

Например, в Вашингтоне указывают на следующие меры, ограничивающие возможности бизнеса: наличие неоднозначных или непоследовательных правил ведения бизнеса, трудности с получением лицензии, запрет на ведение бизнеса в определенных секторах рынка. Другие проблемы либо вообще не упоминаются (например, финансовая поддержка со стороны государственных банков), либо расцениваются как незначительные, включая угрозу нарушений в сфере прав интеллектуальной собственности. Здесь нужно отметить, что на любом зарубежном рынке вы всегда можете столкнуться с теми или иными трудностями в сфере регулирования предпринимательской деятельности.

В отчете торговой палаты Германии указано, что у немецких предприятий возникают проблемы с поиском и удержанием персонала, а также темпами роста заработной платы, а также медленным и цензурированным доступом к интернету. А торговая палата ЕС в число проблем включила замедление внутренней и глобальной экономики.

Китайский дракон
Китайский дракон
Дарья Драй © ИА REGNUM

Во всех трех отчетах большее внимание уделяется тому, что у компаний возникают трудности с соблюдением новых экологических правил и правил регулирования предпринимательской деятельности. Однако эти ключевые проблемы сейчас теряются на фоне других, политически заряженных проблем. В то же время 10-летнему плану действий «Сделано в Китае-2025» — ключевому аспекту обвинений Вашингтона в адрес Китая — не уделяется практически никакого внимания.

Только около 16% компаний, опрошенных торговой палатой ЕС, заявили, что программа «Сделано в Китае-2025» приведет к усилению дискриминации. Среди компаний, опрошенных торговой палатой ФРГ, только 18% заявили, что китайский план действий отрицательно скажется на их бизнесе в КНР, однако 51% компаний заняли противоположную позицию. У американских компаний вообще было мало переживаний по этому поводу, пока Лайтхайзер не закатил истерику.

Читайте также: Atlantic: Какие тайны скрывают Трамп и Ким Чен Ын?

Конечно, бизнес в КНР сталкивается с определенными проблемами, начиная с блокирования доступа к определенным отраслям и заканчивая хищением интеллектуальной собственности. Все эти проблемы можно решить в ходе дипломатической шахматной партии между двумя сторонами. Однако эти проблемы не дают повода для того, чтобы смести все фигуры с шахматной доски и спустить псов торговой войны.

Читайте развитие сюжета: Китай примет ответные меры в торговой войне с США