Иван Шилов © ИА REGNUM

Иран для американцев, как говорил нынешний государственный секретарь США Майк Помпео, будучи еще директором ЦРУ, остается противником «на марше». На днях директор отдела политического планирования госдепартамента Брайан Хук заявил, что Вашингтон собирается сократить «до нуля» нефтяные доходы Ирана с помощью энергетических санкций, которые, по его словам, «будут возобновлены 4 ноября». Эту информацию подтвердил и министр финансов США Стивен Мнучин. При этом он отметил, что «США могут в дальнейшем дать послабления отдельным странам, которые резко сократят импорт нефти из Ирана», хотя пока не ясно, как будут выглядеть послабления.

Как видим, США после выхода из ядерной сделки с Тегераном интенсивно наращивают давление на эту страну. Эксперты дают различные объяснения тому, каким образом это может сказаться на самом Иране и на ситуации на Ближнем Востоке, прописывают возможные сценарии дальнейшего развития событий. Отметим первое, что сразу бросается в глаза. Американцы сейчас не готовы к началу полномасштабного военного столкновения с Ираном. Пентагон понимает, как пишет гонконгское издание Asia Times, «боевые действия не будут для него легкой прогулкой». Эта страна на протяжении длительного времени находится под угрозой военного вторжения, имеет разработанные планы отпора. В США опубликованы доклады различных специальных аналитических групп, в которых указывается, что Иран имеет возможность ограничить доступ США в Ормузский и Персидский заливы, сорвать поставки энергоресурсов из стран этого региона на Запад, вести партизанскую войну, используя политические, демографические и конфессиональные реалии.

В этой связи президент Ирана Хасан Рухани заявил, что «если США продолжат вынуждать своих союзников отказываться от закупки иранской нефти, то экспорт черного золота из стран Ближнего Востока окажется под угрозой и предпринятые шаги США будут иметь последствия». Пентагон на теоретическом уровне в ответ заявляет, что разработал новую оперативную концепцию по борьбе с Тегераном, но детали ее пока неизвестны. Поэтому на данном этапе предполагается воевать с Ираном методом различных санкций, сократить поступления в бюджет страны от продажи нефти и влиять на внутриполитическую ситуацию. Напомним, что ранее 85% населения страны жило на дотации, которые платили из «нефтяных денег». Когда они исчезли, начались волнения. Все может повториться и сейчас. С апреля 2018 года реальный курс иранского риала упал почти в два раза, достигнув около 90 тысяч риалов за доллар. Западные СМИ утверждают, что именно девальвация привела к массовым протестам. Вашингтон не скрывает, что намерен использовать внутреннее недовольство в целях смены режима в исламской республике.

Иранская нефть
Иранская нефть
Иван Шилов © ИА REGNUM

Геополитический фактор в данном решении американцев пока не на первом месте, но второе вытекает из первого. В случае, если в Иране начнутся процессы по внутренней дестабилизации, это может снизить уровень влияния Тегерана на Ближнем Востоке, где он напрямую противостоит не только США, но и Израилю, и арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией. Бумеранг дестабилизации может быть легко переброшен в Закавказье. Речь прежде всего идет об Азербайджане, который в силу исторических причин вынужден чутко реагировать на иранские события. Между Баку и Тегераном действует соглашение, согласно которому они не должны действовать против интересов друг друга. Но как долго президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву будет удаваться проводить в отношении Ирана и США политику «и — и», никто не знает. Проблема тут в том, считают бакинские политологи Ильгар Велизаде и Зардушт Ализаде, что «отношения Ирана и Азербайджана никогда не были «глянцевыми» и всегда имели сумму противоречий, но они отходили на второй план, уступая прагматическим интересам двух стран».

Однако у США всегда был и остается соблазн разыграть «азербайджанскую карту», учитывая, что в Иране проживает азербайджанцев больше, чем в самом Азербайджане. Обозначим также побочные, но серьезные проблемы, связанные с решением американцев сократить «до нуля» нефтяные доходы Тегерана. Основные опасения Вашингтона кроются в том, что иранские власти пользуются военными и природными ресурсами для наращивания своего влияния в регионе. Дело еще и в том, что европейским странам блокируют сотрудничество с Ираном. Дополнительные санкции США могут коснуться сотрудничающих с Тегераном европейских компаний. Первым результатом чего станет, как пишет британское издание Financial Times, «фактическое замораживание торговли с этой страной». Хотя есть одна важная особенность. В отличие от ситуации до 2015 года, когда было подписано соглашение с Ираном, нынешние санкции США являются односторонними.

Китай и Россия не присоединятся к нефтяным санкциям американцев, поэтому в точности их последствия для Тегерана предсказать сложно. В данном случае речь идет о возможных определенных изменениях во внешней политике Ирана, которые напрашиваются, но которых пока еще нет, хотя Рухани и пригрозил «поставить США на колени».