Демонстрации протеста в Иране устойчиво входят в медийное сознание как вторая волна. Уточним, что проявления недовольства не угасали полностью с момента их мощного возгорания полгода назад. Но на этот раз Исламская Республика Иран снова подвержена массовым протестам. Все шесть месяцев наблюдались спорадические немногочисленные выступления.

Поддержка мятежа в Иране
Поддержка мятежа в Иране
Иван Шилов © ИА REGNUM

Редакционная статья издания Investor’s Business Day вышла сегодня под заголовком «Иранские протесты и санкции Трампа — приведут ли они к новой революции в Иране?» Автор вспоминает события тридцатидевятилетней давности в Иране: расшатывание режима шаха осуществлялось тогда тоже через волнообразные процессы выражения недовольства. Автор отмечает, что последние дни в центре событий оказался, как и тридцать девять лет назад, Центральный рынок, именуемый в Тегеране «Великим базаром». Забастовка торговцев — плохая новость для режима аятолл и плохая примета: в ходе предыдущей революции множество драматических событий разыгрывалось именно на Центральном рынке и вокруг него.

Великий базар. Тегеран
Великий базар. Тегеран
Fabien Dany

Забастовка лавочников — это больше, чем недовольство инфляцией. Это последнее предупреждение режиму: владельцы небольших точек продажи на «базаре» отнюдь не революционно настроенные вольнодумцы, а вовсе даже заинтересованные в спокойствии и стабильности гаранты спокойствия и стабильности.

Как вы догадываетесь, тегеранские лавочники не вышли на улицы с лозунгами «Смерть Палестине» или «Смерть Сирии». Однако девальвация иранского риала с начала весны в два раза и утрата надежд на улучшение положения входят в сознание и лояльных режиму граждан как дорожные знаки на пути к смене власти.

Бывший главарь «Стражей революции», а ныне влиятельный советник Верховного лидера, генерал Яхья Рахим-Савафи выступил с разоблачением: за протестами якобы стоит «сатанинский треугольник», состоящий из США, Саудовской Аравии и Израиля. Его шеф аятолла Али Хаменеи выступил с угрозами в адрес протестующих. Режим на самом деле не воспользовался покамест и малой толикой репрессивного потенциала. Однако именно потому, что выступления носят чисто спонтанный народный характер, власти могут столкнуться с обратной реакцией на брутальное подавление манифестаций.

Яхья Рахим Сафари военный советник Али Хаменеи
Яхья Рахим Сафари военный советник Али Хаменеи
Riataza.com

Высказывания Рахима-Савафи и аятоллы Хаменеи уже подействовали на массы недовольных как катализатор. Большинство участников антиправительственных выступлений полгода назад и сейчас — это вовсе не прозападные «диссиденты», а воспламенённые ненавистью к режиму люди, ограбленные властью и утерявшие надежду на эволюцию иранской системы. Более того, полгода назад важнейшую роль в беспорядках играли радикальные шииты, видящие в президенте Роухани либерала и иранского Горбачева. Нынешняя толпа в Тегеране более разномастная, но процент сторонников либеральных ценностей среди манифестантов покамест невелик.

Как нетрудно догадаться, прозападные либералы скандировали бы «Прекратить помощь кровавому сирийскому режиму» или «Деньги на образование, а не террористам в Газе». Когда же в начале предложения стоит слово «смерть», то имеем дело с тем же ментальным состоянием, которое наблюдаем у тех же граждан Ирана при истошном кричании «Смерть Америке», или «Смерть России», или «Смерть Израилю».

Аналогия с революцией 1979 года не может быть всеохватно точной, но некоторые признаки событий заслуживают рассмотрения. Прежде всего, речь не идёт о дворцовом перевороте, а о народных выступлениях против профессиональной укреплённой в центре и на местах верхоуправщине, финансово заинтересованной в сохранении режима.

Революция в Иране. 1979
Революция в Иране. 1979
History.echo.az

В своих мемуарах один сотрудник Моссада, работавший в Тегеране в середине и в конце семидесятых, признался, что присоединился бы сам к протестовавшим, будь он гражданином Ирана. Чванливая и высокомерная к гражданам страны верхушка чувствовала себя, как и сейчас, отгороженной и неприкосновенной.

Революция против шаха была тоже выступлением недовольных масс в надежде на экономические и социальные реформы. Никто не подозревал тогда, что конечным продуктом антиправительственных выступлений станет воцарение репрессивного режима аятоллы Хомейни. Здесь уместна аналогия с ныне происходящим: зачиненные радикальными исламистами-шиитами, водителями-дальнобойщикам или недовольными лавочниками уличные выступления могут в конечном итоге привести к смене шиитской исламистской парадигмы на персидскую националистическую. Такой сдвиг может включить расставание с хиджабами и прочей атрибутикой государственного принуждения, но безоглядное обращение к «западным ценностям» там маловероятно сейчас. Скорее, воцарение шаха или некая трансформированная вариация оного. То есть ориентация на Вашингтон во внешней политике и конструктивные отношения с Москвой, но без отказа от авторитарных основ правления.

Кто-нибудь из читателей изобразит прищуром скептицизм и задаст мне коварный вопрос: неужель я столь наивен, чтобы не видеть руку Вашингтона или Иерусалима в раскачивании режима в Тегеране? Ответ прост: есть прямая связь между обновлением и ужесточением американских санкций, а также риторикой Трампа и Нетаньяху и демонстрациями в Иране. Президент Трамп прямо привёл к новому экономическому обвалу в Иране, а израильский премьер сумел немало повлиять там на умы в своих прямых обращениях к иранскому народу. Неверным же является утверждение, будто кучка финансируемых кем-то провокаторов приводит в действие «технологии». Перед нами истинно искренние народные выступления, вызванные, среди прочего, жесткими шагами Трампа и мастеровитым ораторством Нетаньяху.

Марш в честь празднования годовщины исламской революции 1979 года
Марш в честь празднования годовщины исламской революции 1979 года
Mostafameraji

Посудите сами: вместо обычных обвинений в адрес режима аятолл, ставшего символом отсталости и свирепия, израильский премьер заговорил о колоссальных интеллектуальных успехах иранцев в США и на Западе, а потом спросил: почему в Иране никак не проявляются эти таланты? И дал ответ: потому что их правительство тратит деньги на военные авантюры и на поддержку террористов за рубежом вместо поощрения собственных талантов. А затем говорил о тяжелейших проблемах иссушения водных ресурсов и о жизненно важных для Ирана израильских технологиях опреснения воды.

Напомним, как «зеленая революция» в Иране была уже близка к победе в 2009 году, но тогдашний президент США Барак Хуссейн Обама не поддержал демонстрантов, декларативно и демонстративно помогая режиму. Именно это обескуражило протестовавших тогда иранских граждан. Нынешний президент США проводит сущностно инаковую политику. Его советник, Джон Болтон, сказал, что смена режима в Иране произойдёт до конца сего года. Предлагаю усомниться в этом. А вот к 2020 году едва ли будут у власти аятолл шансы удержаться.

А где тут Россия? Она избавляется от ненужного ей и президенту Асаду иранского присутствия в Сирии. А также не горюет в связи с повышением цен на нефть…

Читайте развитие сюжета: Рухани: санкции подорвали веру в будущее Ирана