Решение администрации президента США Дональда Трампа о начале экономического давления на Иран после выхода из ядерного соглашения уже принесло определенный результат. Политика Трампа напугала европейских инвесторов, которые в настоящий момент отказываются от сделок с Тегераном, пишет Женив Абдо (Geneive Abdo) в статье для издания Bloomberg.

Противостояние. Трамп. Иран
Противостояние. Трамп. Иран

Тем не менее руководство Ирана считает, что у него есть секретное оружие: китайские инвестиции и экспорт нефти в Китай. По мнению Тегерана, это должно компенсировать потери, вызванные политикой Трампа.

Читайте также: Asia Times: США пора позаботиться о собственном выживании

Учитывая высокие энергетические потребности Китая и торговую войну между Вашингтоном и Пекином, это может показаться реалистичным сценарием. Однако это не более чем фантазия Ирана. Китай действительно может в некоторой степени смягчить эффект антииранских санкций, но он не может и не хочет становиться экономическим спасителем Тегерана.

Ситуация в Иране приобретает критический характер. К настоящему моменту произошло сильное падение иранского риала по отношению к доллару: на неофициальных рынках стоимость одного доллара составляет 90 тыс. иранских риалов. В минувшие выходные в Тегеране прошли крупнейшие с 2012 года протестные акции. И это при том, что американские санкции начнут работать только с августа 2018 года.

Более того, решение ОПЕК, принятое на прошлой неделе, об увеличении добычи нефти — шаг, поддерживаемый Трампом, — дополнительно усилит экономическое давление на Иран. Тегеран не в состоянии увеличить собственную добычу нефти, этому препятствуют санкции Трампа и состояние иранской инфраструктуры. Теперь, когда стоимость нефти, безусловно, снизится, продажа нефти будет приносить Ирану гораздо меньше твердой валюты, в которой он так отчаянно нуждается.

Нефть
Нефть

Поможет ли иранский план «Б», в рамках которого Тегеран делает ставку на Китай, избежать серьезного экономического кризиса?

В Вашингтоне ведутся острые дебаты по данному вопросу. Новые американские санкции не смогут оказать на китайский частный сектор такое же давление, как на европейский. Конечно, на фоне сокращения возможностей Ирана китайские инвестиции и экспорт иранской нефти в КНР окажут Тегерану определенную поддержку.

Во-первых, после того, как США весной этого года вышли из ядерного соглашения с Ираном, Тегеран повернулся в направлении ЕС. Стремясь сохранить ядерное соглашение, официальные лица ЕС разрешили европейским компаниям продолжить торговлю с Ираном. Правительства ЕС предложили освободить компании, ведущие бизнес с Ираном, от уплаты налогов.

Однако европейские компании не хотят выполнять указания своих правительств. Недавно французская автомобилестроительная компания Groupe PSA отказалась от создания совместных предприятий с двумя иранскими автопроизводителями. Французский нефтяной гигант Total намерен отменить многомиллиардную сделку с Тегераном, если не сможет получить освобождения от санкций США, что маловероятно. Еще около дюжины других европейских компаний приостановили торговые и инвестиционные сделки с Исламской Республикой.

Читайте также: The Hill: Китай может нанести удар по уязвимому месту Пентагона

Это правда, что Иран и Китай смогли построить прочные взаимоотношения. После подписания ядерной сделки в 2015 году председатель КНР Си Цзиньпин объявил о широкомасштабном 25-летнем плане по расширению отношений с Ираном. Данный план включает в себя увеличение двусторонней торговли в 10 раз, до $600 млрд, в течение следующего десятилетия. Китай также мог бы заменить Total.

Тем не менее многие эксперты уверены в том, что китайские инвестиции не смогут компенсировать убытки Ирана, с которыми он столкнется из-за санкций. Например, чтобы модернизировать нефтяную инфраструктуру и снизить издержки производства, Ирану необходимо получить доступ к передовым технологиям, которые доступны только ЕС и США.

«Китайские технологии в сфере разведки и добычи нефти уступают западным технологиям, поэтому ставка на китайские технологии поставит Иран в невыгодное положение по отношению к конкурентам», — считает бывший сотрудник казначейства США Дэниел Глазер.

Кроме того, крупные китайские компании и банки заинтересованы в бизнесе в США, поэтому они постараются ограничить свои отношения с Ираном, также как и европейские компании. Санкции США могут применяться в отношении китайских компаний, осуществляющих операции в долларах, даже если они ведут свою деятельность с фирмами, не связанными с США.

В казначействе США заявили, что будет несколько дедлайнов, до наступления которых будут вводиться санкции. Например, первый дедлайн наступит 6 августа 2018 года. Санкции, введенные в августе, затронут торговлю золотом, покупку долларов, авиацию и автомобильную промышленность. Крупные китайские корпорации не могут позволить себе проигнорировать эти санкции.

Что касается источника жизненной энергии иранской экономики — экспорта нефти — Тегерану придется искать альтернативные рынки сбыта.

Добыча нефти в Персидском заливе
Добыча нефти в Персидском заливе
Alireza824

В предыдущий период действия санкций добыча иранской нефти упала с почти 4 млн баррелей в день в 2010 году до 2,5 млн баррелей в день в 2013 году, согласно данным Центрального банка Исламской Республики. После того, как США отменили санкции в 2016 году после подписания ядерной сделки, Иран нарастил добычу примерно до 4 млн баррелей в день. ВВП Ирана также вырос после отмены санкций с 3% до 12%.

В настоящее время Иран экспортирует около 2,62 млн баррелей нефти в день. Примерно 38% этих продаж приходится на европейские компании, согласно Financial Tribune. Даже если в ЕС откажутся от введения против Ирана «тяжелых» санкций, которые действовали до подписания ядерного соглашения, нет сомнений в том, что импорт иранской нефти сократится.

Читайте также: Bloomberg: Трамп готовится заключить сделку века на Ближнем Востоке?

Иран может компенсировать часть потерь за счет увеличения поставок нефти в Китай, однако при отсутствии альтернативных рынков Тегеран окажется в невыгодном положении на переговорах с представителями КНР, которые не упустят возможности воспользоваться преимуществами сложившегося положения.

Сокращение продаж нефти приведет к снижению валютных резервов Ирана и затруднит выполнение Тегераном своих обязательств по платежному балансу, что может подорвать доверие граждан Ирана к руководству страны и спровоцировать рост внутреннего давления. Для улучшения экономической ситуации Ирану понадобятся иностранные инвестиции и альтернативные рынки для сбыта нефти. Если Тегеран надеется на руку помощи со стороны Китая, вероятно, он будет разочарован.