Госэкспертиза мусоросжигательных заводов: строить нельзя, но если хочется..

Государственная экологическая экспертиза выявила грубое несоответствие проекта мусоросжигательного завода в Воскресенском районе Московской области нормам российского экологического законодательства и... разрешила его строить

Зоя Плужникова, 18 июня 2018, 21:14 — REGNUM  

Выступление общественного инспектора по экологии Наро-Фоминского городского округа Московской области Зои Андреевны Плужниковой на заседании года Всероссийского общественно-экспертного совета по выходу из кризиса в сфере утилизации отходов, созданного по инициативе ИА REGNUM и Российской академии естественных наук, 31 мая 2018 года.

* * *

Бессмысленно ждать каких-либо улучшений проекта мусоросжигательного завода (МСЗ), который «Ростех» планирует построить в деревне Могутово Наро-Фоминского района Московской области (МО), если для аналогичного завода в деревне Свистягино Воскресенского района МО, как выяснилось, ещё в декабре 2017 года была проведена Государственная экологическая экспертиза (ГЭЭ), которая фактически узаконила проект Hitachi Zosen Inova AG, выбранный по непонятным причинам для реализации федерального проекта «Чистая страна».

* * *

СПРАВКА ИА REGNUM

Как было показано ранее (см. статью «Грязные» мусоросжигательные заводы для «Чистой страны»), оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС), выполненная для МСЗ в МО Институтом проектирования, экологии и гигиены (ООО «ИПЭиГ»), не выдерживает никакой критики, однако, несмотря на это, заключение государственной экологической экспертизы (ГЭЭ) для такого же завода в Воскреснском районе было утверждено распоряжением министерства экологии и природопользования МО от 19 февраля 2018 года номер 66 РМ.

Более того, экспертами Совета REGNUM — РАЕН было показано, что проекты МСЗ для Московской области не имеют никакого отношения как к рекламируемым в СМИ новейшим заводам Hitachi Zasen Inova AG в Швейцарии, так и к заводам Hitachi в Японии, последние из которых не используют устаревшую технологию сжигания отходов на колосниковых решётках.

* * *

Заказчик ГЭЭ, как и всех работ по мусоросжигательном заводам для МО — «АГК-1». Разработчики материалов — ООО «КОТЭС», Мособлгеотрест, ООО «ИПЭиГ».

Объектом экспертизы является территория, находящаяся в поселении Фединское Воскресенского муниципального района МО. Всё, что идёт по обязательному плану написания экспертизы, полностью относится именно к Воскресенскому району — все ссылочные материалы.

* * *

Источник исходных данных для проектирования неизвестен

Итак, первые материалы. Оказывается, что территория, на которой будет располагаться в Воскресенском районе мусоросжигательный завод, — это приаэродромная территория Московского авиационного узла. Зона участка — производственная. При этом становится ясно, откуда в газообразных выбросах запланировано такое количество авиационного керосина. Значит, если у нас в Наро-Фоминском районе по ОВОС выбрасывается через трубу 13 тонн керосина в год, то в Воскресенском районе — 23 тонны. Откуда такие цифры берутся в заключении ГЭЭ, экспертная группа этого не объясняет и не раскрывает загадочные структуры, которые предоставили исходные данные для проектирования и проведения всех расчетов. Кто это — неизвестно.

Описание участка соответствует требованиям для экспертизы и подобных документов. Селитебная территория окружающих жилых мест в Воскресенском районе соответствует требованиям СЗЗ (санитарно-защитной зоны). В описании содержится наименование деревень и жилых мест Воскресенского района.

* * *

Отходы для двух МСЗ разные, а выбросы одинаковые?

Что отмечается в экспертизе? Что термическому обезвреживанию на Воскресенском заводе подвергаются отходы 4 и 5 классов опасности после сортировки! Когда мы смотрели проект для Наро-Фоминского района, то у нас там на завод поступают отходы 1−5 классов опасности, и в выбросах также у нас присутствуют, как я уже на прошлом заседании говорила, 46 компонентов ядовитых и опасных веществ. Но, к моему удивлению, в документации по МСЗ Воскресенского района я обнаруживаю те же 46 компонентов ядовитых и опасных веществ. Значения немного отличаются, при этом в Воскресенском проекте они даже чуть больше, чем у нас. Какие-то чуть выше, какие-то чуть ниже, чем у нас в наро-фоминском проекте.

* * *

Проблема золы и шлака

В составе проекта отсутствуют какие-либо сведения по оборудованию для обработки золы. В воскресенском варианте зола и шлак собираются в бункера, и потом, трудно сказать, какими автомобилями — открытыми, неоткрытыми, самосвалами или какими-то бункеровозами, — куда-то это всё отправляется. Куда? Как уже говорилось, по проекту пока в Сибирь, за 3000 км. Видимо, грузить сначала будут где-то на железнодорожных станциях в какие-то вагоны или полувагоны. Всё это пылящее, к сожалению, всё это летучее. Но, тем не менее, вот такое решение там принято. И экспертиза, к сожалению, не отмечает необходимости обработки пылящих материалов с помощью специальных технологических приемов для предотвращения пыления шлака и золы при перевозке.

* * *

Технологические решения МСЗ глазами ГЭЭ

В заключении ГЭЭ дается описание применяемого основного технологического оборудования и топлива. Основное топливо для сжигания ТКО в Воскресенске — это дизтопливо. Во-первых, собственное горение мусора плюс горение вспомогательного дизтоплива по ГОСТу соответствует классу ДТ-А-К5. Вспомогательная топливо — это газ — 5000 нормальных кубометров на один котёл в час. В проекте для наро-фоминского района, наоборот, основное топливо — это газ (9000 нормальных кубометров в час на один котёл), а вспомогательное — дизтопливо. Как понимаете, количество углеводородов, сжигаемых в наро-фоминском проекте, значительно больше, чем в воскресенском, что неизбежно должно отражаться и на количестве выбросов в окружающую природную среду.

ГЭЭ отмечает использование воды в технологическом процессе, в том числе для охлаждения шлака, увлажнения массы ТКО и для увлажнения шлака, который накапливается и хранится в ангаре.

* * *

Как очищаются дымовые газы МСЗ — непонятно!

Теперь рассмотрим поподробнее процесс очистки дымовых газов в реакторе на активированном угле. Марка угля не указана — её нет ни в воскресенском, ни в наро-фоминском проектах. Период работы до полного отравления не указан. Годовой расход угля не указан. Нет балансовых сведений по количеству удерживаемых вредностей на угле.

Для тех, кто не очень понимает, о чём идёт речь, я отвлекусь и сделаю маленький пример. Например, мы с вами загружаем 100 кг отходов в печь на колосники. На этих колесниках горит огонь, горят сами материалы, рабочие здоровенной кочергой шуруют на этих колосниках, чтобы не залеживалось, чтобы просыпался огонь, чтобы шлак падал вниз. Это технология на уровне паровоза начала прошлого века. Дальше. 50 из этих 100 килограмм загруженных отходов превратились в шлак, а 50 превратились в какие-то газообразные вещества и ушли дальше. На их пути стоит скруббер или какой-то другой аппарат, в котором используется активированный уголь, который должен уловить вредные компоненты. Загрузили 100 кг угля, через него прошли 50 кг отравляющих и опасных веществ. При этом 49 кг остались на угле, а 1 кг ушёл в дымовую трубу. Так должно быть. Но ни из каких материалов непонятно, как это делается. Сколько времени работает уголь? Как он эти 46 компонентов должен уловить? Для различных таких технологий, в которых используется активированный уголь, разработаны специальные марки угля, которые улавливают только какую-то узкую фракцию однотипных веществ. Именно поэтому угли делятся на разные марки. А здесь идёт бульон из 46 компонентов, которые должны осесть на угле — это очень сложно. Как это всё решается? Непонятно.

Дальше. Где газоанализаторы, которые контролируют момент, когда этот уголь отравится? Через какое время требуется замена угля? Сколько угля нужно заменить, если он отравляется равномерно, или же процесс идёт как-то иначе? Нигде ничего не описано. Ещё о газоанализаторах. Газоанализаторы — это приборы, которые «нюхают» газообразную среду, и на компьютере или каким-то другим способом выдают показатели сколько чего проходит мимо датчиков этого газоанализатора. Газы с высокой температурой — около 1000 градусов. Существуют ли такие газоанализаторы? Производит ли их кто-нибудь? Где они стоят? Как, куда и кому они выводят свои показания? К сожалению, экспертиза ничего этого не отметила.

Видимо, и в проекте этого нет. Поскольку нет в проекте наро-фоминском, значит нет и в воскресенском проекте таких показаний, нет таких сведений. Это очень серьезный вопрос, потому что рабочие или инженеры этого завода — абсолютно «слепые»: они не знают, когда произойдёт отравление угля, когда нужно остановить процесс и заменить активированный уголь.

Улавливание тонкой золы ведётся на тканевых фильтрах, срок работы и частота полной замены которых также нигде не указаны. Как они вообще считали экономические показатели своего проекта, остается тайной за семью печатями. Зола, которая накапливается в силосах и вывозится грузовиком-цистерной, представляет собой вещество 3 класса опасности.

* * *

Кислотные дожди в 5 км от МСЗ гарантированы

Здесь уже говорилось, что горение — это процесс окисления и превращение химических компонентов во что-то другое: в окислы, соли, сложные составы минеральных и смолистых веществ. Органика, по идее, сгорает полностью до углекислого газа, воды и других простых газообразных веществ, водорода и ещё чего-то.

Государственная экологическая экспертиза Воскресенского МСЗ отметила, что различные окислы азота — закись, окись, двуокись азота — распространяются на 5 км от источника выброса. То есть у завода появляются, как говорят химики, «лисьи хвосты» — это когда из трубы идёт оранжевый или жёлто-оранжевый дым. Эти «лисьи хвосты» потом где-то осядут на землю в виде кислых соединений на земле, на снегу, на деревьях, на всём. И распространяются они на 5 км от завода. В окружность радиусом 5 км вокруг МСЗ попадают практически все деревни и поселения, которые были перечислены в начальной части экспертизы и обозначены как санитарно-защитная зона, как селитебная зона вокруг этого предприятия. Такая же ситуация будет наверняка и с выбросами Наро-Фоминского МСЗ.

* * *

Все выбросы МСЗ уйдут в Волгу

Значит, что касается геоподосновы и гидроусловий, отмеченных экспертами. Геоподоснова, конечно, в каждом районе немножко отличается друг от друга, хотя вся Московская область имеет приблизительно одинаковое строение внизу.

Гидроусловия Наро-Фоминского района отличаются. Наро-Фоминский район сильно обводненный: у нас три федеральных реки, масса маленьких речушек, масса родников и болотца есть со своей экологией. То есть у нас воды достаточно, и вся эта вода — верховодка, то есть вода находится неглубоко от уровня земли. Значит, всё, что осело на землю и потом с дождями и снегом прошло вниз, будет разноситься на большие расстояния. Куда потекла река — в Волгу, в Каспийское море — всё это будет туда уходить.

* * *

ГЭЭ так и не открыла тайну, кто готовил исходные данные для ОВОС!

Смотрим дальше те страницы ГЭЭ, где описан ОВОС. Первое, экспертиза не отметила, что явилось исходными данными для расчёта валовых выбросов в период строительства. То есть они просто взяли стандартный набор: сколько там цемента улетит, сколько кирпичной пыли и т.д. Ну, бог с ними, что называется. Строительство — это строительство, и там обязательно будут какие-то пылевые выбросы.

Теперь период эксплуатации. Экспертиза не оценила исходные данные для расчета выбросов ни по количеству, ни по составу опасных веществ. Я возвращаюсь опять к тому, что сказала секунду назад. То есть они не сказали кто, как, почему и какие данные им дал. Это вообще-то несколько просто некорректно. Это некорректно и недопустимо. Значит, нужно, чтобы, как говорится, своих «героев» все знали.

* * *

О толерантности ГЭЭ в отношении очевидной халтурности проекта

Дальше. Экспертиза отмечает, что ТБО прошли сортировку — они не принимают в Воскресенске металлы, некоторые полимеры, особо вредные компоненты. Но тогда откуда взялись 46 опасных веществ, среди которых есть ртуть, свинец, висмут и так далее.

Легкоплавкие металлы при 1200ºС на колосниках, вы понимаете, будут просто висеть нитками расплавленного металла на этих колосниках. Сколько прослужат колосники, как часто их придётся чистить — это вопрос, конечно, очень интересный.

Экспертизу не заинтересовало качество услуг той фирмы, а также качество работ проектировщиков. Какого-то своего мнения по проектной документации и по исходным данным они не дали.

* * *

Эффективность газоочистки из проекта не ясна

По охране окружающей среды. Экспертиза отметила, что расчет рассеивания проведен по всем 46 вредным веществам. Опять возвращаюсь, если была сортировка, если чего-то изначально нет, то этому потом, казалось бы, неоткуда взяться. Но 46 компонентов особо вредных веществ остаются везде. В проекте и в ОВОС для Наро-Фоминска расчет рассеивания проведён только по 17 веществам из 46. Оказалось, например, что расчёты по колоссальным выбросам кислых тяжелых газов, которые дают кислые осадки в окружающей местности, «нецелесообразны».

В дымовых выбросах присутствуют все опасные вещества, которые поступают на сжигание. Таким образом, неясна какова эффективность очистки на угле. Что там остаётся, а что улетает? Экспертиза не отметила никаких замечаний по эффективности очистки дымовых газов. Экспертиза провела анализ результатов расчётов ПДК по воздействию на жилую застройку в Воскресенском районе и отметила, что наибольшая зона влияния составляет по диоксиду азота — это 5 км. Я повторяюсь ещё раз, чтобы вы поняли, что это достаточно серьезно. Если в воскресенском проекте так, то значит и у нас в Наро-Фоминске будут те же 5 км по диоксиду азота, то есть будет оранжевый снег зимой.

На период эксплуатации эксперты повторяли проектные решения по очистке дымовых газов. То есть они не сделали анализа, не сделали анализа с точки зрения современности, с точки зрения необходимости, с точки зрения эффективности, с точки зрения вообще насколько вот эта вот очистка дымовых газов, дымовых выбросов на угле сегодня актуальна.

Зато экспертная комиссия отметила, что вредные вещества в отходящих газах после очистки по некоторым веществам превышают установленные показатели Таблицы 56 ИТС 09−2015, которая называется «Обезвреживание отходов термическим способом». И рекомендовала эти превышения устранить.

* * *

СПРАВКА ИА REGNUM

Из Информационно-технического справочника по наилучшим доступным технологиям (ИТС 09−2015) «Обезвреживание отходов термическим способом (сжигание отходов)», введёного 1 июля 2016 года, стр. 196:

Таблица 56 — Предложения по установлению технологических показателей

п/п

Перечень технологических показателей

Уровни выбросов в соответствии с данными анкет, мг/м3

Европейские технологические показатели (по Европейскому справочнику НДТ), мг/м3

Предложения по установлению технологических показателей, мг/м3

1

NOx

30−100

200

200

2

серы диоксид

1−40

50

50

3

углерода оксид

5−30

50

50

4

углеводороды предельные C12-C19

1−10

-

10

5

углерод (сажа)

<10

10

10

6

взвешенные вещества

1−5

10

10

7

бензапирен, нг/мЗ

0,001

-

0,001

8

хлористый водород

1−8

10

10

9

фтористый водород

< 1

1

1

10

диоксины, нг/мЗ

0,01−0,05

0,1

0,1

11

ртуть и её соединения

0,001−0,02

0,05

0,05

12

Cd + TI

0,001−0,03

0,05

0,05

14

сумма остальных тяжёлых металлов

0,005−0,05

0,5

0,5

Именно эту таблицу имеет в виду экспертная комиссия, подготовившая заключение ГЭЭ по проекту Воскресенского МСЗ. В разделе «Предложения и рекомендащии» на стр. 83 заключения комиссия констатирует не просто невыполнение технологических показателей по наиболее токсичным загрязнителям, таким как диоксины, бензапирены, фтористый водород и тяжёлые металлы, а полное игнорирование проектом данных требований и предусмотренного законом соответствующего контроля выбросов этих сверхопасных веществ в окружающую среду. Чтобы убедиться в этом, приводим рекомндации ГЭЭ полностью (далее курсив наш — ИА REGNUM ):

Предложения и рекомендации:

1. Предусмотреть (в качестве основного варианта) передачу по договору образующегося шлака и золы лицензированной организации АО «Полигон» (Томский полигон токсичных промышленных отходов АО «Полигон» включен приказом Росприроднадзора от 27.02.2015 №164 в ГРОРО за № 70−00085−3-00164−27 022 015), несмотря на планируемое строительство Единого комплекса по утилизации золы и шлака от МСЗ Московской области.

2. Предусмотреть возможность организации производственного экологического контроля и мониторинга за качеством подземных вод на период эксплуатации объекта.

3. Перечень контролируемых показателей в отходящих газах рекомендуется дополнить согласно ИТС 09−2015 «Обезвреживание отходов термическим способом (сжигание отходов)»: углеводороды предельные С1219; углерод (сажа); бенз (а)пирен; фтористый водород; диоксины; ртуть и ее соединения; кадмий и таллий; сумма остальных тяжелых металлов.

4. С учетом отнесения Завода к объектам I категории по негативному воздействую на окружающую среду (постановление Правительства Российской Федерации от 28.09.2015 №1029 «Критерии отнесения объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду, к объектам I, II, III И IV категорий»), согласно п.9 ст.67, вступающего в силу с 01.01.2019, Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» в Программе экологического контроля должна быть представлена информация по оснащению стационарных источников автоматическими средствами измерения и учета объема или массы выбросов ЗВ, сбросов ЗВ и концентрации ЗВ, а также техническими средствами фиксации и передачи информации об объеме и (или) о массе выбросов ЗВ, сбросов ЗВ и о концентрации ЗВ в государственный фонд данных государственного экологического мониторинга (государственного мониторинга окружающей среды).

5. В связи с вступлением в силу с 01.02.2020 года новой редакции и п.2 ст. 38, Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», и, поскольку завод относится к объектам I категории по негативному воздействую на окружающую среду (Постановление Правительства Российской Федерации от 28.09.2015№ 1029 «Критерии отнесения объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду, к объектам I, II, III и IV категорий»), рекомендуется при очистке отходящих дымовых газов обеспечить соблюдение технологических показателей, установленных ИТС9−2015 «Обезвреживание отходов термическим способом (сжигание отходов)» (табл. 5.6).

Без комментариев.

К каким же выводам приходит комиссия? На следующей странице заключения читаем:

Выводы

Представленная на государственную экологическую экспертизу проектная документация «Завод по термическому обезвреживанию твердых коммунальных отходов мощностью не менее 700 000 тонн ТКО в год (Россия, Московская область)» соответствует экологическим требованиям, установленным законодательством Российской Федерации в области охраны окружающей среды.

В результате анализа проектной документации «Завод по термическому обезвреживанию твердых коммунальных отходов мощностью не менее 700 000 тонн ТКО в год (Россия, Московская область)» экспертная комиссия государственной экологической экспертизы считает возможной реализацию указанного объекта государственной экологической экспертизы.

Изложенные в настоящем заключении предложения и рекомендации направлены на повышение качества принятых решений и должны быть учтены при реализации проектных решений.

Главная задача ГЭЭ, как нам кажется, выполнена: не соответствующий экологическим нормам и требованиям законодательства проект разрешён для реализации. При этом комиссия ГЭЭ «прикрылась» на случай уголовного расследования последним абзацем выводов, что все несоответствия, изложенные в разделе «Рекомендации», «должны быть учтены при реализации проектных решений». Но как это можно сделать без кардинального изменения проекта?

Итог. Строительство Воскресенского завода начато в июне 2018 года, а заказ на изготовление теплового оборудования для все четырёх МСЗ Московской области был заключён уже в декабре 2017 года, до формального утверждения ГЭЭ по Воскресенскому заводу. Что это значит? Это значит, что авторы федерального проекта «Чистая страна» построят МСЗ любой ценой, а общественные слушания, заседания экспертных советов, протесты населения, общественные и государственные экологически экспертизы — для них помехи, приводящие только к бессмысленной трате времени. Отсюда, видимо, и появилась идея в связи с чрезвычайной ситуацией с отходами в Москве и Московской области общественные слушания по мусорным объектам вообще отменить, а экологическое законодательство «ослабить».

* * *

Ртутных ламп нет, но они есть

В заключении ГЭЭ по Воскресенском у МСЗ есть странный раздел, который называется «Обращение с отходами». В чём странность этого раздела? Что означает само словосочетание «обращение с отходами»? Можно было бы подумать, что в этом разделе рассматривается то, как по проекту МСЗ отходы привозят, сортируют, раскладывают, загружают и выгружают. Нет. Этот раздел содержит цитаты из нормативных документов по требованиям к размещению и обезвреживанию отходов производства и потребления. ГЭЭ особо отмечается факт, что кроме старых нормативных документов, существуют и новые.

Как накапливаются периодически контейнеры собственных отходов, как их нужно опорожнять в бункер для сжигания, за исключением ртутных ламп и аккумуляторов первого класса опасности. И откуда вообще всё это приходит с ртутными лампами после сортировки? Пускай у них есть собственные ртутные лампы, которые там бьются, ломаются, перегорают и т.д. Но ртутные лампы должны собираться отдельно и утилизироваться на специальных площадках, на специальных предприятиях, которые занимаются переработкой опасных отходов. Всё время мы со всех сторон читаем и слышим, что на МСЗ всё будет тщательно сортироваться, что ни батарейки, ни аккумуляторы, ни ртутные лампы не попадут на сжигание. А тут они целый раздел посвятили тому, как они с этими ртутными лампами обращаются.

* * *

Тайна экономических расчётов тарифов для МСЗ гарантируется!

Экономическая сторона вопроса. Она вообще никак не отмечена. Какова стоимость строительства, период окупаемости, долго это будет работать, пока начнёт давать прибыль. Единственное, что они написали проектировщики, расчётная плата за размещение собственных отходов на стороне для предприятия составляет 2 млн 623 тыс. 470 руб. в год. А для чего тогда они сами? Куда они девают собственные отходы? Собственные отходы — это не только бытовые отходы или отходы столовой, бытовок для рабочих. Отработанный уголь — это тоже их собственный отход, и он возвращается на начало процесса в печь и должен сжигаться. Но тем не менее они как-то рассчитали, что они будут ещё кому-то деньги платить за то, чтобы им помогли всё это привести в порядок.

* * *

Вероятностный анализ безопасности МСЗ: «авось пронесёт

Раздел мероприятия по чрезвычайным ситуациям. Рассмотрены возможные варианты аварии. В таких случаях сначала идёт расчёт вероятности аварии по выбранным сценариям. Здесь этого нет. Численные значения вероятностей не представлены. Просто из нормативных документов и других работ я знаю, что для значений вероятностей менее чем 10-8 расчёты совсем другие. И делаются какие-то расчёты, выводы и рассматриваются границы распространение чрезвычайных ситуаций только для тех вероятностей, которые больше чем 10-8. Перечень мероприятий переписан просто из проекта, стандартный.

Упомянуто о АСУТП, но экспертизы раздела КИТ вообще нет. Только сказано, что там что-то где-то передаётся в АСУТП. В связи с этим непонятно, как будет производиться контроль самых вредных операций процесса. Где будут стоять газосигнализаторы, определяющее процесс прохождения дымовых газов через адсорберы. Там температура выше 100 градусов. Какой марки, какого изготовителя и вообще есть ли газосигнализаторы, которые работают в такой ситуации?

Дальше у них идёт цитатник из проекта по мониторингу состояния окружающей природной среды. На этом всё заканчивается. Предложения и рекомендации весьма и весьма скудные.

* * *

Общая оценка ГЭЭ

Уважаемые коллеги, я не претендую на всезнайство, я просто говорю о том, что вот оно просто лезет в глаза в данном документе. Документ этот сделали люди уважаемые, с образованием, со степенями, с должностями, но всё это выражено как-то в таком убогом виде, что как-то хочется сказать такое нехорошее слово, которое граничит с уголовным кодексом Российской Федерации. Это слово называется «подлог». Очень не хотелось бы, чтобы это было на самом деле, но тем не менее оно так кажется.

Какие сделала выводы я. Это мои личные выводы. Другие люди могут сделать другие выводы — посмотрят и скажут, что я в чём-то не права. Ради бога. Я готова быть неправой во всём, лишь бы только этот завод, это предприятие было чистым и с хорошим оборудованием, с хорошим типом автоматики, и работало как часы.

Прежде всего, речь идет о том, что четыре завода Московской области спроектированы одинаково. Такой проект не может быть типовым. Типовыми могут быть только какие-то отдельные маленькие цеховые решения, но в целом проект не может быть типовым. И место размещения, и геология, и гидрология, и все остальные фоновые концентрации в каждой местности свои, разные. Вот, допустим, в Воскресенске — там есть авиационный узел, откуда, может быть, и на самом деле дует в сторону завода керосином. А в Могутово такого нет. Так почему тогда в Могутово взялся керосин — 13 тонн в год?

Экспертиза, к сожалению, не придала значения отсутствию в проекте материального баланса по выходу шлака и золы. Следствием этого являются ошибочные расчёты по объемам хранения, по оборудованию, по складированию, по срокам вывоза, по экономике МСЗ. На этот счет я уже привела пример о том, как загрузили угля 100 кг, а выгрузили уже 150 кг вместе с загрязнителями. В результате отработанный уголь будет накапливаться в прогрессирующем количестве и недопустимым образом сжигаться на самом заводе.

Экспертиза также не придала значения слишком большому количеству выбрасываемых в атмосферу отравляющих газов и их качественному составу. В 46 компонентах выбросов, о которых мы говорили в прошлый раз, содержатся вещества 1, 2, 3, 4 и 5 классов опасности: те же окислы тяжелых металлов, та же органика, которая почему-то не сгорела при 1200ºС.

Экспертиза не установила четких требований к принимаемым ТБО на сжигание. Если принимаются только 3−5 классы опасности, как декларируется в проекте МСЗ и в заключении ГЭЭ, то откуда берется такой набор вредных веществ? Необходимо по каждому из четырёх МСЗ установить точный перечень принимаемых отходов. Например, под большим вопросом оказывается плиты ДСП, которые делаются из древесной щепы, пропитанной различными фенолформальдегидными смолами, которые относятся к 1 и 2 классам опасности. Некоторые полимеры никто не хочет принимать, резинотехнические изделия и т.д. и т.п.

При попадании свинца и олова в печь, как я уже говорила, стёки легкоплавких металлов будут висеть на колосниках. И как часто их надо будет чистить после этого.

Под большим вопросом качественные и количественные адсорбции на активированном угле. Этот вопрос вообще не освещен никак. Я считаю, что это большая ошибка этого проекта и этого заключения.

Экспертиза не дала конкретных предложений по устранению недостатков проекта. Просто констатировали и переписали абзацами проект в свою 85-страничную работу.

Ещё раз повторяю, что проект не может быть типовым для строительства всех четырёх МСЗ Подмосковья. В каждом месте — свои условия.

Экспертиза не дала анализа автоматизации технологических процессов, экспертиза не дала анализа предлагаемого технологического оборудования. Кочерга и колосники — это прошлый век. Такая «экспертиза» не может быть распространена на другие заводы, в частности на Наро-Фоминский МСЗ в деревне Могутово.

Значит, мы ждем экспертизу Наро-Фоминского МСЗ, а экспертная группа будет, скорее всего, та же самая, после 10 июня они нам всё это предоставят, и мы начнём смотреть и сравнивать воскресенский и наро-фоминский проекты, а также экспертные заключения. В экспертной комиссии ГЭЭ много людей с научными степенями и высокими должностями, но, к сожалению, работа ими сделана безответственно. Это мягко говоря!

Читайте ранее в этом сюжете: Мусорный кризис Московского региона

Читайте развитие сюжета: Макиладорас Подмосковья или рециклинг как технология экоцида?!

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail