Сегодня, 5 июля — день рождения Клары Цеткин. Имя этой великой женщины ныне настолько облечено казёнщиной, что современной молодёжью воспринимается, скорее, как персонаж «демшизы» при царе Горохе. К маргинализации Цеткин приложили руку в Перестройку, когда «историки» сосредоточились на изучении того, сколько у «борца за раскрепощение женщин» было любовников.

Василий Мешков. Портрет Клары Цеткин. Около 1928
Василий Мешков. Портрет Клары Цеткин. Около 1928

Для автора этих строк, проживающего в Калининграде на улице Клары Цеткин (всего её именем названы улицы в более чем 50 российских городах), революционерка была интересна прежде всего как коллега — блестящий публицист и аналитик. Перед смертью Цеткин предрекла главное — сатанинскую сущность зарождавшегося в Европе фашизма. Немало трезвых политических прогнозов она делала и в начале 20-х годов, размышляя о мировой революции, за что Ленин даже называл её «зловещим пророком».

20 марок ГДР с изображением Клары Цеткин
20 марок ГДР с изображением Клары Цеткин
Commons.wikimedia.org

Россия сыграла в судьбе Цеткин ключевую роль, и нам, живущим в России спустя полтора столетия, надо об этом не забывать.

Итак, первый русский след в жизни Клары Жозефины Эйсснер возник в Лейпцигском учительском институте для девушек, где она, 17-летняя курсистка, познакомилась с русской подданной по имени Варвара. Её фамилию и судьбу история не сберегла, известно лишь, что это была — цитата по книге немецкой правозащитницы Луизы Дорнеманн — «дочь зажиточного петербургского купца».

«Девушки были неразлучны. Обе живые и деятельные, — пишет Дорнеманн. — Подруги делились романтическими мечтами, вместе совершали свойственные юности, казавшиеся со стороны порой безрассудными поступки».

Сама Цеткин в своих воспоминаниях предала забвению Варвару, почему — остаётся загадкой. Возможно, это связано с тем, что Варвара, отучившись в Саксонии, вернулась в Россию, не заразившись, на радость родителям, марксистскими идеями. Дорнеманн упоминает, что Варя уже после учёбы в лейпцигском институте пригласила Клару в Петербург погостить.

«Поездка состоялась зимой, и Клара навсегда запомнила это чудесное время. Она была в театре и даже каталась на тройке с бубенцами по заснеженным полям, её приглашали на балы, впервые и единственный раз Клара беззаботно вкушала радости жизни, не зная нужды и забот», — так описывает совсем не пролетарскую жизнь биограф Цеткин.

Клара Цеткин после окончания университета
Клара Цеткин после окончания университета
Commons.wikimedia.org

Но факт остаётся фактом: именно Варвара и познакомила Клару со студентами-эмигрантами из России, осевшими в Лейпциге. В этом кружке будущая революционерка встретила бывшего одессита Осипа Цеткина, высланного царской охранкой из страны за связи с народниками. Осип, как и Варвара, был из купеческой семьи, но бросил барыши отца во имя «земли и воли». В Германии парень работал столяром. Клара Эйсснер влюбляется.

«Товарищ, друг…» — и мысленно добавляет: «Любимый…» — так по-революционному аскетически описывает любовные переживания нашей героини немецкая писательница Ганна Ильберг в книге «Клара Цеткин».

Клара и Осип официально не зарегистрировали свой брак (супруга потеряла бы немецкое подданство), но отважная девушка взяла русскую фамилию мужа. В новоявленной советской России её и называли на русский лад, с окончанием на «а» — Клара Цеткина. Например, Надежда Крупская в своих воспоминаниях так и пишет:

«Владимир Ильич очень любил и ценил Цеткину как страстную революционерку».

Улица Клары Цеткин в Айзенахе, бывшая ГДР
Улица Клары Цеткин в Айзенахе, бывшая ГДР
Metilsteiner

Или же:

«Я была у Цеткиной 1−2 мая и рассказывала ей о съезде колхозников и колхозниц».

Как я уже говорил, немецкая общественница была ярким публицистом, которая видела через века. Читая, например, её статью «О литературе и искусстве», изумляешься точности описания «творческой» деятельности современного широко понимаемого шоу-биза. Позволю процитировать:

«Какова же участь тех, кто, склонившись перед требованиями рынка, завоевал мишурный успех? Они становятся жертвой ремесленного шаблона или рабами конъюнктуры. Капризные законы ярмарки буржуазного искусства всё время гонят их вперед. Язва конкуренции уничтожает внешние и внутренние предпосылки для вынашивания значительных произведений. В лихорадочной спешке выпускают свою продукцию художники — лишь бы не опоздать на рынок искусства, называемый выставкой; с той же поспешностью создает композитор «гвоздь» нового сезона; писатель работает до изнеможения, чтобы не опоздать к рождественскому базару. К псевдохудожественным явлениям относятся кафешантаны, многочисленные варьете, произведения порнографической литературы и графики, династические и патриотические памятники, поставленные по подписке, и многое другое».

Василий Мешков. Портрет Клары Цеткин. Около 1928
Василий Мешков. Портрет Клары Цеткин. Около 1928

В статье о коричневой чуме, только-только заразившей её Родину, Цеткин предвосхищает звериный аппетит гитлеровского чудовища:

«Фашизм означает опасность для человечества быть втянутым в новую мировую войну, которая по своим размерам и своему варварству оставит далеко позади жестокости, мерзости и преступления, пережитые нами во время мировой империалистической войны».

Кульминацией политической жизни Клары Цеткин, безусловно, стало выступление в пронацистском рейхстаге 30 августа 1932 года. Для этого она, по её собственному выражению, «запасшись камфорой», приехала в Берлин из подмосковного санатория, где проживала последние годы.

И вот речь в рейхстаге. Это была поистине смена вех — старейший депутат Германии, убеждённый коммунист — открывала первое заседание парламента, в котором осело большинство нацистов во главе со «спикером», будущим военным преступником Герингом. На трибуне 75-летняя женщина явила себя бесстрашным антифашистом:

«Я хочу прежде всего заклеймить фашизм, стремящийся кровью и железом уничтожить права пролетариата!»

Клара Цеткин в качестве старейшего депутата открывает заседание рейхстага 30 августа 1932 года
Клара Цеткин в качестве старейшего депутата открывает заседание рейхстага 30 августа 1932 года
Commons.wikimedia.org

…Клара Цеткин скончалась 20 июня 1933 года, не дожив до своего 76-летия пятнадцать дней. С «товарищем Кларой», лежащей в Колонном зале, простились сотни тысяч советских людей.

«Свыше 300 тысяч пролетариев и трудящихся Москвы провожали вчера прах великого бойца пролетариата Клары Цеткин и демонстрировали за дело Ленина и Сталина, за дело Коммунистического Интернационала, против фашистских погромщиков и поджигателей войны», — написала 23 июня 1933 года газета «Правда».

Гроб с телом соратницы нес лично Иосиф Сталин. Урна с прахом Цеткин замурована в Кремлёвской стене рядом с мавзолеем Ленина.

Газета «Правда» о кончине Клары Цеткин. Гроб несёт Иосиф Сталин
Газета «Правда» о кончине Клары Цеткин. Гроб несёт Иосиф Сталин

Память о выдающемся политическом деятеле хранится и в России, и Германии. Но в семье не без урода. Три года назад депутаты Старой Руссы в Новгородской области переименовали улицу Клары Цеткин в Поперечную. Тогда же новгородский губернатор Митин явил общественности своё «экспертное» мнение:

«Как гражданин России, я не могу понять, почему в таком замечательном старинном городе превалируют улицы с такими названиями как <…> Клары Цеткин?»

Ещё раньше — в 2005 году — в Казани улица Клары Цеткин была переименована в улицу Бишбалта (с тат. «пять топоров»), но после массовых протестов в столице Татарии улице вернули имя.

В Восточной Германии Клара Цеткин была увековечена в сотнях названий улиц и площадей. Поглощение Западной Германией ГДР в начале 90-х годов повлекло массовую топонимическую чистку. Геноссе Кларе не повезло в первую очередь. Начали со столицы объединённой Германии.

Эдуард Мане. Угол в кафешантане. 1880
Эдуард Мане. Угол в кафешантане. 1880

Клара-Цеткин-штрассе пролегала по самому центру Берлина, начинаясь от бундестага. В 1995 году её переименовали в Доротеен-штрассе — в честь курфюрстини Бранденбургской Доротеи Софии, жившей в XVIII веке. Тогда же западногерманские историки сочинили свой прогноз относительно возможной судьбы этой великой немки (не Доротеи). Якобы, Цеткин «вовремя умерла», поскольку, поживи ещё пару-тройку лет в Советской России, она стала бы жертвой сталинских репрессий.

Ей-богу, у Клары прогнозы лучше получались.