Берлинский конгресс 1878 года

13 июня 1878 года (1 июня по Юлианскому календарю) начал свою работу Берлинский конгресс, созванный для пересмотра результатов победы России над Османской империей. Результатом Конгресса стало подписание Берлинского трактата

Андрей Петров, 13 июня 2018, 21:20 — REGNUM  

В 1875 году в Боснии и Герцеговине началось восстание против непомерных налогов в турецкую казну. К следующему году восстание перекинулось на Болгарию. Турки подавляли восстание со страшной жестокостью, что вызвало крайне негативную реакцию во всей Европе.

Летом 1876 года Сербия и Черногория объявили Турции войну. Они рассчитывали на помощь России. Но Александр II и канцлер Российской империи Александр Горчаков не спешили с помощью. Они опасались осложнений в отношениях с Европой, — ещё хорошо помнили поражение в Крымской войне. Кроме того, по «балканскому вопросу» имелись некоторые секретные договорённости с Англией и Австро-Венгрией.

Но царь не мог игнорировать укоренённое в русском обществе сочувствие к положению православных славян, находящихся под властью турок. В России всегда придавали большое значение Балканам. Здесь играли роль и славянофильство, и солидарность с православными братьями. Кроме того, балканские славянские народы несли на себе отблеск тех времён, когда Русь получила цивилизационную эстафету от Византии.

24 апреля (12 по старому стилю) 1877 года Россия объявила Турции войну. Союзником России выступила Румыния. Военные действия шли в целом удачно. Трудности возникли только при взятии города Плевен (Плевна) и при переходе через Балканский хребет на перевале Шипка.

К январю 1878 года русские войска взяли Адрианополь (Эдирне), что немногим более 200 км от Константинополя. Со стен Константинополя наблюдали казачьи разъезды, ведущие разведку. В городе началась паника. Александр II уже подумывал о водружении креста над Святой Софией. Но когда в пролив Дарданеллы вошла английская эскадра под командованием адмирала Горнби, а в британском парламенте начали обсуждаться ассигнования на мобилизацию, царь понял, что взятие Константинополя — это новая война. И уже не только с турками.

3 марта (19 февраля по старому стилю) 1878 года в местечке Сан-Стефано под Константинополем между Российской империей и Оттоманской Портой был подписан мирный договор. Согласно договору, было образовано княжество Болгария, и её территория простиралась до Эгейского моря. На два года в Болгарии оставались русские войска, после чего княжество получало автономию со строго ограниченным налогообложением. Турция была обязана соблюдать суверенитет Сербии, Черногории и Румынии, кроме того, эти страны получили некоторые территориальные приобретения. Турция должна была выплатить России контрибуцию в размере 1,4 млрд рублей, часть из которой была погашена территориальными уступками в Европе и в Закавказье. Также Турция была обязана провести некоторые административные реформы в областях с христианским населением, в том числе в Армении и на Кипре.

Сан-Стефанский договор вызвал резко негативную реакцию в Европе, в особенности в Англии и Австро-Венгрии. Никто не хотел усиления позиций России на Балканах. Особенно пугала англичан перспектива выхода России в Средиземное море через подконтрольную Болгарию.

Реально запахло новой войной. Разрядить обстановку вызвался канцлер Германии Отто фон Бисмарк. Позиционируя себя как «незаинтересованную сторону», он через русского посла в Берлине предложил царю обсудить условия Сан-Стефанского договора на международном конгрессе. Александр II и очень осторожный Горчаков согласились.

Конгресс проходил в Берлине в здании рейхсканцелярии. В нём принимали участие делегации России, Англии, Австро-Венгрии, Германии, Франции, Италии и Турции. Наблюдателями на конгрессе были Румыния, Сербия, Черногория, Греция и Иран.

Шесть английских броненосцев курсировали в Мраморном море, Австро-Венгрия стягивала войска к границе, более 120 тысяч турецких пленных, которых русские поспешили освободить, были снова вооружены. Александр II попытался оказать давление на Англию некоторой военной активностью в Туркестане, но англичане не приняли это всерьёз.

По сути, Россия была на конгрессе в одиночестве. Бисмарк, изображавший нейтралитет и называвший себя «честным маклером», фактически подыгрывал Австро-Венгрии, с которой рассчитывал на союз в будущем.

Обсуждения шли бурно. Английский премьер Бенджамин Дизраэли намекал на войну, Горчаков бросал на стол свой нож для бумаг и ругался по-французски. Особенно бурные дебаты вызвала провокационная попытка британского министра иностранных дел Роберта Солсбери обсудить право иностранных флотов на вход в Чёрное море, ограниченный конвенциями 1841 и 1871 гг. Это поползновение получило достойный отпор от члена русской делегации Петра Шувалова.

Главным образом, решения конгресса были предопределены двумя обстоятельствами.

Во-первых, на момент начала конгресса между Россией и европейскими державами уже имелись некоторые соглашения о судьбе Балкан. Некоторые из них были подписаны до войны, совсем в другой обстановке. Некоторые были секретными, что не позволяло объяснить общественности, что же происходит. Это Рейхштадтское соглашение от 8 июля 1876 года между Россией и Австро-Венгрией о действиях в случае войны на Балканах. Это Будапештская конвенция от 15 января 1877 года с той же Австро-Венгрией. Это англо-русское соглашение от 4 февраля 1878 года, которое спасло Константинополь от взятия русскими. Кроме того, существовало большое количество договорённостей и соглашений, встроенных в другие договоры, или вовсе неформальных, даже не высказанных вслух. Но российская сторона помнила Крымскую войну и придерживалась взятых на себя обязательств даже тогда, когда они устарели или вовсе были мнимыми.

Во-вторых, очень важно то, что российское руководство не имело чёткого понимания, чего оно хочет. Да, помогли славянским братьям — сделали благое дело. А что дальше? Принять себе «на баланс» Константинополь с 3 миллионами небеспроблемного населения? Ради этого портить отношения со всей Европой? Может, и можно было испортить отношения, но надо чётко понимать ради чего. Ввязавшись в войну под влиянием общественного мнения, Александр II был поставлен перед неразрешимым стратегическим вопросом. Об этом надо было думать раньше. Не в том смысле, что не надо было помогать славянам, а в том, что надо было думать.

Результатом Берлинского конгресса стал Берлинский трактат, подписанный 14 июля 1878 года. На основании неоднородности болгарского этноса Болгария была урезана в три раза, и её территория заканчивалась главным Балканским хребтом. Южнее было создано ещё одно болгарское территориальное образование — Восточная Румелия, губернатор которой должен был назначаться из христиан. Более южные болгарские земли, с побережьем Эгейского моря, остались полностью подконтрольными туркам. Территориальные приобретения Румынии, Сербии и Черногории были немного урезаны. Австро-Венгрия получила право на оккупацию Боснии и Герцеговины, а также, что важно, Новопазарского санджака (района), разделяющего Сербию и Черногорию. Британцы закрепили за собой право на Крит, который они и так забрали как вознаграждение за спасение Константинополя от русских. В областях Османской империи, населённых христианами, турки были обязаны провести некоторые реформы, которые они потом успешно саботировали. Россия получила всего лишь Южную Бессарабию, Карс, Ардаган и Батуми.

Россия потерпела дипломатическое поражение после военной победы. Но не надо мерять успех войны только территориальными приобретениями и контрибуциями. Героизм русских солдат и офицеров значительно приблизил наступление реальной независимости Болгарии. День подписания Сан-Стефанского договора, — 3 марта, — отмечается как национальный праздник Болгарии.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail