Обычно работа действующей при поддержке ООН женевской Конференции по разоружению, на которой ведутся переговоры по международным соглашениям о контроле над вооружениями, редко привлекает внимание. Однако на этой неделе появилась новость о том, что Сирия, печально известная своей склонностью к использованию химического оружия против гражданского населения, в течение четырех недель будет возглавлять Конференцию по разоружению. Председательство дает Сирии возможность проявлять инициативу по вопросам, которые рассматриваются на конференции. Это означает, что международному органу, итак уже зашедшему в тупик, будет еще труднее добиться значимых результатов, пишет Кришнадев Каламур (Krishnadev Kalamur) в статье для американского журнала The Atlantic.

Сирия
Сирия
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Foreign Policy: Трамп хочет повторить крах кайзера Вильгельма II?

Конференция по разоружению и ее предшественники создали современную архитектуру глобальной системы нераспространения, которая включает в себя договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), конвенции о запрещении использования биологического и химического оружия и договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Передача Сирии председательства в органе, который отвечает за важнейшие глобальные соглашения по разоружению немного напоминает просьбу саудовцев возглавить комиссию по правам женщин. Во время семилетней гражданской войны режим президента Сирии Башара Асада неоднократно обвиняли в применении химического оружия против собственных граждан. Тем не менее использование обычного оружия, возможно, принесло еще больше страданий. Сирийский конфликт унес жизни более 500 тыс. человек, целые города были стерты с лица Земли, более 5 миллионов человек стали беженцами.

Сирийское председательство является показательным примером противоречивой природы международных организаций, таких как Конференция по разоружению, в состав которых входят некоторые из наиболее проблемных субъектов мировой арены. Противоречивая природа международных организаций, таких как Конференция по разоружению, приводит к тому, что страны, подобные Сирии, нередко возглавляют структуры, которые были созданы для того, чтобы обуздать деятельность таких стран.

Саудиты
Саудиты
Иван Шилов © ИА REGNUM

Например, Саудовская Аравия, чьи военно-воздушные силы участвуют в кровавой военной кампании в Йемене, является членом Совета ООН по правам человека, а Иран входит в состав Комиссии ООН по положению женщин. Обе эти страны были избраны в данные международные органы другими государствами-членами. Однако ситуация с председательством Сирии в Комиссии по разоружению (КР) отличается от перечисленных примеров. Сирия получила председательство только потому, что стоит следующей в алфавитном списке членов КР после Швейцарии. Тунис следующий.

Читайте также: The Hill: «Всесокрушающая» стратегия Пентагона дала осечку

Правда, КР столкнулась с серьезными препятствиями еще до того, как Сирия заняла пост председателя. Решения КР могут быть приняты только при единодушном согласии всех участников, однако вероятность того, что все 65 членов КР единодушно согласятся с чем бы то ни было, крайне низка. Поэтому деятельность КР в течение двух десятилетий вряд ли можно назвать удовлетворительной. В течение указанного периода члены КР собирались только для того, чтобы провести техническое обсуждение вопросов и выслушать мнения экспертов. «Конференция по разоружению на данный момент не особо продуктивна», — заявил исполнительный директор вашингтонской Ассоциации по контролю над вооружениями Дэрил Кимбалл.

Одной из давних целей США на Конференции по разоружению — это начало переговоров по договору о прекращении производства расщепляющегося материала. Другие страны преследует свои приоритетные цели: Китай и Россия, например, заинтересованы в переговорах по договору о предотвращении гонки вооружений в космосе. Другие члены КР хотят начать работу над договором, в котором будет указано, что государства, обладающие ядерным оружием, не будут угрожать применением ядерного оружия или использовать его против страны, не имеющей ядерного оружия. Но поскольку КР может работать только в случае, если страны смогут добиться консенсуса, отдельные участники КР могут высказать возражение в отношении чужих приоритетов. Вследствие чего, как выразился Кимбалл, «они так и не смогли приступить к работе по любому из этих вопросов».

Кукрыниксы. Я за мир и разоружение. 1979
Кукрыниксы. Я за мир и разоружение. 1979

Во вторник, 29 мая, посол США по разоружению Роберт Вуд покинул пленарное заседание КР в знак протеста против председательства Сирии, назвав все происходящее «пародией». Позднее он вернулся, чтобы осудить действия сирийского правительства, обвиняемого в использовании химического оружия против гражданских лиц:

Читайте также: National Interest: существует проверенная схема затягивания США в войну

«Я сообщил членам КР, что в течение четырехнедельного председательства Сирии США не будут принимать участие ни в каких вспомогательных встречах КР или неофициальных сессиях, созываемых по инициативе нового председателя КР… Однако же я напомню о преступлениях режима на пленарных заседаниях».

Такое осуждение со стороны США не является чем-то из ряда вон выходящим. США выразили аналогичный протест, когда Иран возглавил работу КР в 2013 году. «Данные действия совершенно понятны и оправданны. США возражают против председательства Сирии, поскольку это председательство является признанием того, что Сирия является надежным международным игроком. Но это не так», — заявил Кимбалл. Исполнительный директор вашингтонской Ассоциации по контролю над вооружениями также добавил, что председательство Сирии в КР будет препятствовать достижению приоритетных для США целей.