Реагируя на шантаж и ультиматум США, Иран выдвинул свои «7 требований»

Возврат администрации Дональда Трампа к тем же требованиям США к Ирану, которые Белый дом год за годом озвучивал до подписания JCPOA, — это безоговорочное признание ещe одного стратегического поражения США

8

Сергей Шакарянц, 26 мая 2018, 18:22 — REGNUM  

«Двенадцать ультиматумов Трампа» Ирану, озвученные новым госсекретарeм США, бывшим директором ЦРУ Майклом Помпео в Фонде наследия (Heritage), неоконсервативном вашингтонском «мозговом центре», хоть и «взорвали» мировое сообщество и привели в движение кое-какие механизмы, на деле стали прекрасным доказательством никчeмности шоумена-президента и бездарности одной из основных спецслужб США.

Сейчас в мире на полном серьезе обсуждают эти «двенадцать ультиматумов Трампа», словно забыв, что изначально и администрация Барака Обамы — Хиллари Клинтон пыталась «давить» на Тегеран, однако в конце концов сдалась и пошла подписание «ядерной сделки» с Ираном в виде Совместного всеобъемлющего плана действий (JCPOA) летом 2015 года. И, конечно, все даже в Америке прекрасно понимают, что возврат администрации Дональда Трампа, по сути, к тем же требованиям США к Ирану, которые Белый дом год за годом озвучивал до подписания JCPOA, — это безоговорочное признание ещe одного стратегического поражения США. Критика отовсюду такая язвительная, что, если бы Трамп и Помпео осознавали, что за ересь они в 2018 г. выдали на суд мировой общественности, то обязаны были подать в отставку.

К примеру, даже влиятельная Washington Post так подтрунивала над речью Помпео, что нетрудно понять — в столичном политикуме США благоразумие покинуло явно не всех. В нескольких комментариях, опубликованных на сайте газеты, можно найти мнения американских аналитиков об антииранской речи. «Майк Помпео использовал свою первую речь в качестве госсекретаря в понедельник, чтобы отправить сообщение непосредственно иранскому руководству и его народу: делайте, что мы хотим, иначе!.. Помпео хочет, чтобы Иран отказался от своей программы баллистических ракет, прекратил своe присутствие в каждой стране, в которой он в настоящее время присутствует, полностью закрыл своe ядерное обогащение и в то же время освободил американцев, несправедливо заключенных в тюрьму в Иране — всё только потому, что мы так говорим. Звучит здорово. Но это также полностью оторвано от реальности», — пишет один из комментаторов.

Помпео, однако, пообещал, что Иран столкнется с самыми жесткими экономическими санкциями в истории, если он не выполнит требования США. Что остается совершенно неясным, так это то, как администрация Трампа планирует осуществить это без поддержки ключевых союзников США в Евросоюзе, которые привержены сохранению ядерной сделки с Ираном и наращиванию коммерческих связей с ним, отмечает американский комментатор. «Как ни странно, чиновники в администрации последовательно указывают на свою солидарность с народом Ирана как на главный мотиватор в нацеливании на плохое поведение Тегерана, и речь Помпео не стала исключением», — пишет комментатор.

Действительно, Помпео сослался на зимние протесты в Иране, которые, по его словам, были антиправительственными, и «показывают, что иранский народ глубоко разочарован неудачами своего собственного правительства». «Всё это может быть правдой. Но ничего нового ни в одном из этих заявлений нет, и предположение, что на этот раз иранский народ может заставить своe правительство подчиниться воле Америки, кажется — по крайней мере, любому, кто провeл значительное время в Иране в последние десятилетия — фантастическим», — отметил один из аналитиков Washington Post. Реальность такова, что карательные меры могут навредить иранским чиновникам больше, чем предыдущие, но жертвами снова станут средние иранцы. И давайте будем честными, в этом весь смысл, продолжил критик речи Помпео.

Действительно, хотя выступление Помпео было только вступительными аргументами администрации Трампа для смены режима в Иране, трудно согласиться с утверждением Помпео о том, что Иран представляет угрозу американскому образу жизни из-за его подрывной деятельности в спорном регионе, являющемся домом для союзников США, которые лучше вооружены и лучше финансируются, чем Иран, отмечает другой комментатор газеты. Замечания Помпео звучали устрашающе и сродни тем заявлениям, которые Дональд Рамсфельд и другие делали в преддверии вторжения в Ирак, «максималистская риторика после терактов 11 сентября 2001 г. резонировала со многими американцами именно потому, что мы чувствовали угрозу». «Главное отличие на этот раз в том, что Помпео звучит менее уверенно в этом деле, которое он пытается осуществить. Я просто не могу понять, это потому, что он осознаeт, что на самом деле не знает, о чём говорит, или потому, что он знает, что его аудитория более осведомлена и скептически настроена, чем администрация Джорджа Буша-младшего в 2003 году?» — задается вопросом этот комментатор Washington Post.

Если уж в самой Америке нашлись люди, бесспорно, осуждающие решения Трампа и речь Помпео, то мы вполне можем себе представить, как расценивают ещe один шаг у резкому обострению конфронтации в регионе в остальных ведущих странах мира. Допустим, Китай не делает особо громких заявлений. Но поступают сведения, что Иран и Китай договорились: если французская Total выйдет из проекта «Южный Парс, Фаза 11», (нефтегазовое месторождение), то еe долю выкупит китайская компания CNPC. Или вот — совместное заявление по итогам переговоров с канцлером ФРГ Ангелой Меркель, находившейся в КНР с двухдневным визитом: власти Китая и правительство ФРГ выступают в поддержку сохранения многосторонних договоренностей по Ирану, заявил 24 мая на совместной пресс-конференции в Доме народных собраний премьер госсовета КНР Ли Кэцян. «Иранская проблема решается на основе многостороннего соглашения, и еe успешное урегулирование зависит от того, будут ли последовательно и неукоснительно выполняться соответствующие договоренности», — пояснил он, подчеркнув, что Пекин готов оказывать конструктивное содействие решению иранской проблемы. Как отметила в свою очередь немецкий канцлер, Германия продолжает верить в эффективность существующего соглашения по Ирану. Наконец, 23 мая руководитель администрации президента Ирана, известный дипломат Махмуд Ваези заявил журналистами после посещения заседания кабинета министров, что президент Ирана Хасан Роухани посетит Китай в течение ближайших нескольких недель, добавив, что Роухани также приглашeн на церемонию открытия чемпионата мира по футболу в России, сообщает Mehr News. В ответ на другой вопрос, касающийся продолжающихся переговоров с европейцами после выхода США из ядерной сделки, он сказал, что иранские переговорщики завершили переговоры с Европой, Китаем и Россией и представили доклад Роухани.

Россия же реагировала на «ультиматумы Трампа» жeстко критически. 23 мая официальный представитель МИД РФ Мария Захарова однозначно осудила действия и заявления Белого дома и госдепартамента. «Вызывает обеспокоенность, что в Вашингтоне как снежный ком набирает обороты антииранская кампания. Похоже, что США окончательно предпочли политику ультиматумов и угроз в отношении Ирана. Это не соответствует духу СВПД по иранской ядерной программе и выходит за рамки нормальных межгосударственных отношений. Мало того, что американская администрация в нарушение международных норм вышла из данной договоренности, так теперь ещe и выдвигает априори неприемлемые для Тегерана условия». В тот же день зам. директора департамента по вопросам новых вызовов и угроз МИД РФ Дмитрий Феоктистов после очередного раунда консультаций с американскими коллегами по вопросам борьбы с финансированием терроризма и вопросам сотрудничества на площадке международной Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) в постпредстве РФ при ООН в Нью-Йорке заявил, что российская сторона поинтересовалась, не означают ли последние заявления США в адрес Ирана смену их приоритетов в борьбе с терроризмом и не пытаются ли США развернуть дискуссию в ООН и ФАТФ от борьбы с группировками «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «Аль-Каедой» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в сторону «старых новых врагов». (Иран официально причислен в США к «странам-спонсорам терроризма», под диктовку Израиля и Саудовской Аравии — прим.) «Здесь у них шансов нет. Это (антииранский — прим.) политический заказ нынешней администрации США, и американцы вынуждены его отрабатывать. И в ходе сегодняшних консультаций они не сразу, но признали, что ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «Аль-Каеда"(организация, деятельность которой запрещена в РФ) — это основная угроза», — сказал Феоктистов. «Попытки США объявить Иран главной угрозой бесперспективны. Попытки навязать свой взгляд на приоритеты в сфере антитеррора таким, каким он представляется сегодня администрации Трампа, у американцев не пройдут. Потому что с ними большинство ответственных членов международного сообщества не согласны», — резюмировал представитель МИД РФ.

Другие представители России были не менее безжалостны к властям США. Требования Вашингтона к Ирану, озвученные госсекретарeм США, являются нонсенсом, поскольку на их основе невозможно договариваться, заявил 22 мая постпред России при Международном агентстве по атомной энергии (МАГАТЭ) Михаил Ульянов в ходе видеомоста из Вены. В частности, Ульянов отметил невозможность полного отказа Ирана от переработки плутония, как того требуют США: «Они не в состоянии понять, что Иран обладает суверенными правами, в том числе правом на мирное использование атомной энергии». Ульянов также выразил мнение, что решение Вашингтона о выходе из соглашения по иранской ядерной программе обусловлено некомпетентностью нынешней администрации США и «полным непониманием самой сделки». По словам дипломата, действия США неизбежно скажутся на диалоге по денуклеаризации КНДР: «США продемонстрировали недоговороспособность. Это неизбежно скажется на дальнейшем диалоге по денуклеаризации Корейского полуострова». И действительно — мир уже знает, что руководство КНДР отменило намечавшиеся переговоры с Вашингтоном, и Трампу пришлось неуклюже демонстрировать хорошую мину при явно плохой игре: мол, ничего — потом встретимся. Проблема в том, что на фоне «двенадцати ультиматумов Трампа» Ирану этого «потом» в случае с КНДР может и не быть, благо что и Китай всегда может дать своевременные советы Пхеньяну. А у Пекина с американцами тоже не всё гладко, и вопрос не только в «торговой войне-невойне», но и в ситуации с Южно-Китайским морем, где КНР продолжает закреплять своe военное присутствие на спорных островах. В Госдуме 22 мая назвали требования США к Ирану попыткой шантажа. В позициях России и стран ЕС по иранской ядерной сделке больше совпадений, чем различий, заявил 24 мая журналистам постпред РФ при ЕС Владимир Чижов на полях Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ). Наиболее безобидными для США были оценки пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова 22 мая: «Вопрос в том, как оценивает эти двенадцать пунктов Тегеран. Вы знаете, что и Кремль, и Тегеран, и соответствующие европейские страны подтвердили свою приверженность совместному комплексному плану деятельности. И подтвердили своe намерение и далее сохранять эту приверженность».

Таким образом, Россия, которая наряду с Китаем, помимо политической поддержки Ирана и JCPOA, также оперативно углубляет экономические и иные связи с Тегераном (например, 22 мая объявлено, что РФ видит хорошие перспективы для энергетического рынка Ирана и готова помочь в газовой сфере, или — что РЖД будет электрифицировать железную дорогу в Иране, несмотря на санкции, и т.д.), ответила США, а косвенно — и Израилю. Всё будет решать сам Иран — Россия не собирается ни в чём «уговаривать» иранские власти. Ну, а Тегеран уже выдвинул ответные ультиматумы — устами самого верховного лидера Исламской революции аятоллы Сейеда Али Хаменеи. Ультиматумы пока касаются только стран ЕС, точней — европейских стран, участвующих в «ядерной сделке» 2015 г.: Германии, Франции и Великобритании. Но об этом — чуть позже. Мы уже сообщали, с каким восторгом и воодушевлением воспринял высший генералитет Ирана (министр обороны Амир Хатами, начальник генштаба вооружeнных сил Ирана бригадный генерал Мохаммад Хоссейн Багери, командующий КСИР генерал-майор Мохаммад Джафари, командующий сухопутными силами армии генерал-майор Абдолраххим Мусави и др.) объявление Трампа от 9 мая об одностороннем выходе США из JCPOA и возвращении американцев к «санкционной войне» с Ираном. Та реакция иранского генералитета показала, что военная элита Ирана однозначно рада, что теперь у армии и КСИР «развязаны руки». После выступления Помпео заговорил ещe один генерал — главный военный советник аятоллы, экс-главком КСИР генерал-майор Ехия Рагим Сэфэви. В интервью журналистам 23 мая он заявил, что «США больше не единственная сверхдержава в мире, поскольку многополярный мир растeт, и влияние Америки исчезает», и осудил антииранские высказывания госсекретаря США, заявив, что такие «враждебные замечания» считаются неприемлемыми иранской нацией и миром, сообщает ресурс YJC. Сэфэви также сказал, что президент США Трамп «мучается бредовыми идеями, и поэтому он считает, что свержение Исламской Республики возможно».

Параллельно с главным военным советником аятоллы выступили с предостережениями в адрес Вашингтона и действующие военные. КСИР в своeм официальном заявлении подчеркнул возможности своей военной мощи и потенциал сдерживания врагов ИРИ, предупредив США об ужасной судьбе, с которой они столкнутся в случае нападения на Иран: «Система гегемонии и высокомерия, особенно руководители криминального, поджигающего, лживого и отрeкшегося от своих обязательств режима США, должны знать, что агрессия против исламского Ирана заставит их встретить судьбу, не отличающуюся от судьбы казнeнного Саддама», сообщает Tasnim News. Министр обороны ИРИ Амир Хатами заявил, что Иран никогда не пойдeт на компромисс в отношении своей ракетной мощи, подтвердив позицию Тегерана о том, что ракетная мощь Ирана носит оборонительный характер, сообщает Fars News. Отвечая на замечания Помпео о ракетной мощи Ирана, Хатами сказал: «Если бы Исламская Республика обращала бы своe внимание на такие бредовые высказывания за последние 40 лет, она бы не получила такой мощи, славы и достоинства, как сегодня. Иранские вооружeнные силы полностью готовы противостоять угрозам и заговорам врагов. История показывает успешность сопротивления нашего народа во всех областях». Начальник генштаба вооружeнных сил Ирана генерал-майор Мохаммад Хоссейн Багери заявил, что армия и флот готовы более, чем когда-либо, защищать страну от внешних угроз, отметив, что Ирану не нужно чьe-либо одобрение в его планах по наращиванию оборонной мощи, добавив, что американские лидеры превратились в «сотрудников сионистского режима», передаeт ISNA. Глава Центра стратегических исследований иранской армии бригадный генерал Ахмадреза Пурдастан заявил: «Военная доктрина вооружeнных сил Ирана формируется на основе сдерживания и обороны. Мы не будем первой страной, которая начнeт любую войну, и мы не ищем доминирования над любой другой страной, но мы будем противостоять угрозам врага в любом месте и постараемся укрепить наши оборонительные возможности. Мы очень хорошо знаем, какое оружие и оборудование находятся на американских базах в Иордании, ОАЭ, Катаре и Саудовской Аравии», сообщает Mehr News.

Ещe интересней реакция общественного сектора Ирана, в первую очередь — молодeжи, на которую очень сильно надеются США и Израиль в своей мечте свергнуть «режим аятолл». С 12 мая в стране началась массовая кампания представителей общественности, в особенности студентов, как подчeркнуто сообщило Fars News, по сбору подписей под петицией властям ИРИ, в которой молодeжь призывает правительство возобновить ядерные операции, которые были приостановлены или ограничены в рамках ядерной сделки 2015 г. в ответ на односторонний выход американского президента Трампа из соглашения. В петиции, подготовленной организацией «Тахим Вахдат» («Укрепление единства»), отделения которой работают во всех иранских университетах, подчeркивается необходимость возобновления ядерной деятельности Ирана, «в честь иранских учeных-ядерщиков, убитых врагами», учитывая нелояльность США и необходимость «материализации прав иранской нации». Людям также были предоставлены копии текста, который включал список американских обязательств по ядерной сделке, которые были нарушены США. Как видим, развенчаны надежды Трампа-Помпео на понимание рядовыми иранцами «солидарности властей США с народом Ирана», и, скорее, подтверждается правота аналитиков-критиков из Washington Post, которые, как нам представляется, по сути обвинили Белый дом и госдепартамент в профнепригодности из-за неуместного и необоснованного завышенного доверия «нашeптываниям» из Израиля о внутренней слабости власти Ирана. И даже если думать, что акция «Тахим Вахдат» с петицией правительству — это некая разработка иранских спецслужб или высшего духовенства, всё равно многие миллионы подписей, собранные к 24 мая по всему Ирану, да ещe в такой острой увязке с реальностью («в честь иранских учeных-ядерщиков, убитых врагами»), — это надeжный рычаг для того, чтобы в заключительном акте «ядерной драматургии» Ирана заставить мир считаться с тем, что США и Израиль проиграли схватку за Ближний Восток, и не только за этот регион.

Ультиматум аятоллы Хаменеи озвучен 24 мая на встрече с представителями трeх ветвей власти страны. Он призвал Европу принять резолюцию, осуждающую нарушение JCPOA со стороны США в одностороннем порядке. Европейские страны, по его словам, должны гарантировать, что они не будут поднимать вопрос о ракетной программе и не будут вмешиваться в региональную политику страны. Тем более — во внутренние дела Ирана. По словам верховного лидера ИРИ, Европа также обязана противостоять американским санкциям, направленным против Ирана. Он также потребовал гарантий того, что иранская нефть будет полностью продана, несмотря на действия США. Если США удастся помешать продаже нашей нефти, сказал Хаменеи, «мы должны иметь возможность продать желаемый объeм топлива»: «Европейцы должны в форме гарантий компенсировать это и купить иранскую нефть». Европа, продолжал он, также обязана противостоять американским санкциям, направленным против Ирана. Кроме того, аятолла Хаменеи потребовал гарантий на проведение операций с Ираном от европейских банков. По его словам, у Тегерана нет конфликтов с Великобританией, Францией и Германией, но подчеркнул, что в Иране не доверяют им, исходя из предыдущего опыта. При этом он предупредил, что в случае малейшего промедления с ответом со стороны европейских стран Иран оставляет за собой право возобновить свою ядерную деятельность. Ну, а срок у Европы — сжатый: по словам депутата, зам. министра иностранных дел Ирана Сейеда Аббаса Аракчи, «у европейцев есть возможность в срок от 45 дней до 2 месяцев предоставить необходимые гарантии для обеспечения интересов Ирана и компенсации потерь, нанесeнных Ирану американским выходом из сделки». Ну, а чтобы США и Европа перестали сомневаться в решимости Тегерана, глава Организации по атомной энергии Ирана (ОАЭИ) Али Акбар Салехи заявил: «Иран начал взаимодействие с Россией в области обогащения стабильных изотопов после реализации JCPOA, но до заключения JCPOA мы только преступили к обогащению урана», добавив, что Иран начал строить ещe две АЭС… Жизнь продолжается — и Иран не намерен ждать благоразумия США.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail