В предверии показа спектакля в Петербурге мы поговорили с греческим режиссёром-путешественником о некоторых вопросах, которые могут быть интересны заядлым театралам и не только. О Боге и Родине, например… Стаматис изучал французскую философию, учился на разных театральных интенсивах и много ездил по миру для работы в смешанных группах, чтобы уйти от комфорта определённости в том числе. Он подчёркнуто скромен. И, в отличие от большинства актёров и режиссёров, не стремится занимать собой всё пространство слишком уж явно. Никоим образом не претендуя на окончательный «портрет», мы рады поделиться некоторыми штрихами к нему. И, возможно, читатели заинтересуются другими доступными в сети интервью или отправятся в качестве участников на живые и глубокие мастер-классы режиссёра.

Стаматис Эфстатиу
Стаматис Эфстатиу
Иван Шилов © ИА REGNUM
Автопортрет Стаматиса Эфстатиу
Автопортрет Стаматиса Эфстатиу
Фото из семейного архива

: Давайте начнём с обсуждения вашей «творческой стратегии», которая, по вашим словам, может быть описана как «путешествие» и постоянная «смена». И это напоминает нам про Одиссея. Как мы все знаем, он был очень мудрым и хитрым, но спал с разными женщинами, пока его жена хранила верность ему… Ваши творческие стратегии связаны с локальными сообществами, «тренингами», новыми людьми… В отличие от режиссёра «нормального театра», вы не «кормите» актёров, но скорее постоянно меняетесь с людьми знаниями, временем, ресурсами… Испытываете ли вы какие-то внутренние проблемы с «использованием» других людей? Разумеется, этот вопрос — скорее провокация, но…

На самом деле, это постоянное движение, о котором вы говорите, может быть соотнесено с тем, что я отказываюсь ассоциировать «родину» с одним местом. Скорее родина выглядит как плавучий остров с лагерем беженцев, где люди из разных культур могут встречаться под знаком театра, чтобы освежить свой взгляд на творчество или даже развитие человека… И в этих встречах тон скорее задают удары сердца, чем «профессионализм». Я должен признаться, что у меня была мечта работать с некоторыми людьми в одном месте на постоянной основе. Полная противоположность тому, что делаю сейчас! Но разве жизнь не полна противоречий?

Изображая Одиссея
Изображая Одиссея
Фото из семейного архива

: Вы профессиональный философ. Могли бы вы поделиться университетскими воспоминаниями, особенно в смысле того, что повлияло на вас, какие традиции и тексты. Помимо очевидных французских следов, поскольку вам нравится сложный язык и красноречие и, вероятно, французские драматурги…

Наоборот. В противоположность тому, что вы думаете, французская литература и философия никогда слишком сильно не стимулировали мою мысль… И даже изучение французской философии не было моим первостепенным делом. Я был больше заинтригован театральная группой моего факультета, поскольку это было единственное место, где я действительно мог видеть реальное творчество, а не слепую службу «уже готовому знанию». Очевидно, что я был снобом? Не так ли? Поэтому я искал «пищу» вне университетских стен. Тот период был связан, например, с влиянием Милана Кундеры с его нелинейным и в тоже время лирическим взглядом на мир… Франц Кафка тоже крайне восхищал меня его точным анализом садо-мазохистского измерения сознания человека. Хотя одну минуточку! Также есть и один француз, или не совсем француз, который меня затронул: Сэмюэл Беккет, особенно его «В ожидании Годо», в котором каким-то образом отразилась трагикомедия человечества, которое мучительно пытается дождаться чего-то картезианско-логическим способом…

Этот смутный объект познания
Этот смутный объект познания
Фото из семейного архива

: Думаете ли вы, что пошли дальше Гротовского (или других ваших учителей), поскольку Гротовский, например, в каком-то смысле считал, что пошёл «дальше, чем Станиславский». Или для вас вообще не имеет смысла сравнивать «прогресс» в искусстве? Верите ли вы в его возможность в театре (в смысле методов и школ)?

Честно говоря, я не могу определить, где эти важные люди театра остановились и в каком смысле одни дополняли других… Это, скорее, вопрос для теоретиков или историков театра по простой причине, поскольку эти два художника работали в «поле», так сказать, со «свежей кровью»… Особенно Гротовский, который прислушивался к внутреннему голосу и его вопросам, независимо от того, что иногда это могло далеко увести его от театра. Мы также должны помнить про культурную, духовную и историческую среду, в которой творил каждый художник. В моём случае, например, я не могу избежать важности для меня света (во всех смыслах) и отсылок к платонизму и Православной церкви… Что меня на самом деле интересует, это процесс трансформации человеческого существа и его потребность поделиться этим процессом с гостями-зрителями-свидетелями, и также потребность в зрителях-свидетелях в этом процессе. Довольно недавно я также осознал, насколько я люблю и уважаю актёра, поскольку, в отличие от многих других видов искусства, актёр служит режиссёру почти тем же образом, как люди служат Богу. И в этой службе, я осмелюсь сказать, актёр открывает в пределе экстаз «любовника» или «верующего». И возвращаясь к сути вопроса: всё уже сказано и сделано, но человек вечно живёт творчеством. Поэтому вечный «прогресс» открывает новые окна, откуда вы можете видеть новые детали и перспективы той же реальности…

Навстречу новизне
Навстречу новизне
Фото из семейного архива

: Если это не секрет, и вы достаточно смелы, чтобы поделиться, расскажите про вашу личную жизнь в смысле семьи, жены, детей, родителей… Если у вас долговременные связи и отношения? Хотите ли вы их? В любви, сексе, также как в создании «творческих групп», «творческих семей»? Как вы совмещаете ваш образ жизни с ваши собственными потребностями?

Как любое человеческой существо, я нуждаюсь в любовных связях. Однако я не ищу отчаянно друзей, любовниц (у), жену, семейные события… У меня осталось очень немного старых друзей, которые сохранились несмотря на мой образ жизни. Сейчас я чувствую, что страсть перестала меня заботить в жизни. Мой большой вызов — это любить, несмотря на почти утопическую невозможность этой цели. Но, понимаете, чем больше я люблю людей, тем большей я люблю Бога, и наоборот, чем больше я люблю Бога, тем больше я люблю людей и ищу в них образ Творца…

Преисполнившись любви
Преисполнившись любви
Фото из семейного архива

: Вы никогда не работали в знаменитых российских театрах, таких как МДТ, БДТ, МХАТ и другие… Есть ли у вас амбиции «завоёвывать» театр больших «звёзд» и денег… Или вы считаете, что ваше маргинальное положение — это скорее преимущество? Приглашали ли вы «звёзд» в свои проекты, или главным образом к вам приходят люди, которые не могут найти своё место в индустрии театра, но ищут собственного внутреннего спасения, или люди из «андеграунда», или участники инклюзивных групп (вы работали с инвалидами), и тогда театр становится средством социальной адаптации…

Я открыт к любому формату, которые может развивать идею встречи через театр. Моя единственная амбиция — это продолжать быть настолько здоровым и сильным, чтобы поддерживать возможность этой работы. Проекты, которые я предлагаю, открыты для людей, которые хотят скорее измениться, чем просто что-то делать. Происхождение этих людей и результат уже вторичны…

: Вы часто подчёркиваете, что вы не психотерапевт (что разумно), но всё-таки как вы проводите грань между «терапевтическим процессом для решения своих внутренних проблем» и «процессом как производством искусства»?

Это просто. Процесс «терапии как решения внутренних проблем» начинается с проблемы и пытается решить её. Процесс «делания искусства» начинается с жажды встречи и намерения предложить плоды её зрителю-гостю-свидетелю.

На миру и жизнь красна
На миру и жизнь красна
Фото из семейного архива

: Если мы не затронули какой-то важный вопрос, то давайте затронем… И, кстати говоря, скажите пару слов о вашем ближайшем театральном показе 26 мая в Петербурге. Какого рода эта работа?

Я думаю про вопрос, который вы задали в конце двухдневной мастерской: «Почему люди не могут вести себя настолько свободно в повседневной жизни, хотя они могут вести себя так свободно во время театрального тренинга?». Ну, я думаю, что люди боятся неизвестного. Поэтому мы так тяготеем к повсеместно принятому и признанному поведению, которое позволяет нам легче общаться друг с другом. С другой стороны, мы не может полностью исключить неизвестное! Даже если человек не занимается театром, но всё равно он ищет свободу и спонтанность в рамках сообщества или семьи…

В ожидании неизвестного
В ожидании неизвестного
Фото из семейного архива

Что касается перформанса 26 мая (в 18 часов, в театре «Белая черепаха» на Каменоостровском), то его название «Калевала — первая часть», и он вдохновлён карело-финским эпосом «Калевала». Это работа, которая комбинирует и в то же время сталкивает множество повествовательных инструментов, таких как тело, традиционное и импровизированное пение, повествование, живопись, театр теней, взаимодействие с гостями… Эта работа сделана в расчёте на одну и ту же команду. Точнее говоря, это Сергей Созин и я, и ещё один — два актёра… И для меня это связано с долговременным проектом по исследованию мифологических и эпических текстов. Кстати говоря, мы сотрудничает с Сергеем Созиным уже много лет в разных форматах. В случаях «Калевалы» и «Демиургии» — наших предыдущих проектов — наша начальная точка путешествия была в комбинировании в одной работе повествования, актёрской игры, пения и живого исполнения музыки в основном на традиционных инструментах…

Читайте ранее в этом сюжете: Крым так и не сдвинул Россию с неолиберального пути?

Читайте развитие сюжета: Культурный джихад Ангелины