Когда раскроются японские «бутоны» на российской земле?

Премьер Абэ связывает перспективы японо-российского экономического сотрудничества с подвижками в «курильском вопросе»

Анатолий Кошкин, 22 мая 2018, 17:06 — REGNUM  

Откровенно говоря, хотел предпослать данной статье о достижениях обещанного японским премьер-министром Синдзо Абэ японо-российского сотрудничества заголовок — «Японская гора родила мышь». Но всё же счел это не совсем корректным, хотя, на мой взгляд, учитывая потенциал экономической державы — Японии, итоги двухлетней реализации широко разрекламированного «плана Абэ из восьми пунктов» нельзя не назвать скромными.

Дабы не быть обвиненным в необъективности, предоставим оценку достигнутого самому Абэ в изложении РИА Новости: «По словам японского премьера, план дает результаты, которые действительно видны гражданам России в повседневной жизни, в том числе в таких областях, как дистанционная диагностика детских онкологических заболеваний и сокращение дорожных заторов путем применения системы «умных» светофоров».

А вот сюжет из несколько излишне восторженного, на наш взгляд, телерепортажа взявшего у японского премьера интервью корреспондента «Вестей»: «Лаборатория биогенетических исследований — уникальный, но только один из нескольких проектов японских и российских ученых из Казанского федерального университета. Только вообразите: кровь человека в виде сухого порошка! Может храниться вечно, а если понадобится переливание, нужно просто добавить воды.

Еще в Казани российские коллеги другого японского университета — RIKEN — работают в лаборатории генной инженерии. Выявляют, в частности, гены, отвечающие за онкологию. Результаты мгновенно обсуждают с японскими учеными и уже вместе ищут новые пути в диагностике и терапии рака.

А в Москве проводятся тренинги для врачей — с использованием лучших японских эндоскопических технологий. Эти аппараты способны обнаружить онкологические и другие заболевания на ранних стадиях, что очень важно при дальнейшей терапии.

3

Вообще для Японии работа в научном и медицинском направлениях — это важный элемент утвержденного плана сотрудничества двух стран. В рамках этой концепции предлагают еще и современные решения для комфортной жизни.

Так, в Воронеже необычный «умный» дом построила японская Nice. Выставочный образец полностью меблирован и готов к проживанию. Материалы дома, как утверждают строители, максимально экологичны, поэтому проживание в нём не только удобно, но и полезно.

А вокруг на улицах Воронежа появились «умные» светофоры из Японии: они сами вычисляют количество машин и решают, когда и какому потоку лучше дать зеленый свет, чтобы не допустить появления затора».

Добавим также сотрудничество в организации выращивания на Сахалине овощей в японских «умных» теплицах. Вот, пожалуй, и всё, что удалось.

Конечно, нельзя не признать определенную пользу подобного сотрудничества, особенно в медицине. Вместе с тем нельзя и не видеть явное несоответствие возможностей третьей экономической державы мира реально сделанному.

Видимо, скромность достигнутого сознает и Абэ-сан, призывая продолжить ожидания реализации его «плана из восьми пунктов»: «Два года назад я внес это предложение. И уже сегодня мы это наблюдаем: наши усилия дали всходы, и даже появились первые бутоны, которые вот-вот расцветут. Я думаю, что российские жители и сами уже почувствовали эффект от такого сотрудничества. В любом случае, я намерен прилагать усилия к тому, чтобы было сделано как можно больше».

Не желая обидеть Абэ-сан, замечу, что при его стремлении увлечь руководство и народ России японским участием в разрешении «узких мест» с тем, чтобы они согласились передать Курилы Японии, по-моему, он просто не обладает достаточным влиянием на крупный бизнес Японии, который не подчиняется политикам и инвестирует капиталы там, где выгодно, а не политически целесообразно правительству.

А вот руководивший страной в 70-е годы премьер-министр Какуэй Танака такое влияние имел. Тогда торгово-экономические отношения двух соседних стран переживали, можно сказать, «бум» взаимовыгодного сотрудничества. Достаточно отметить, что в 1971—1975 гг. и 1976 — 1980 гг. товарооборот двух стран удваивался каждое пятилетие. По другим данным, с 1970 по 1975 г. советско-японская торговля выросла в 3 раза при среднегодовых темпах прироста в 21,1%. Тогда Япония неизменно занимала одно из первых мест среди торговых партнеров Советского Союза из группы промышленно развитых капиталистических стран (первое место в 1970 — 1971 гг. и второе место, вслед за ФРГ, в 1972, 1974, 1975 гг.). В свою очередь СССР входил в десятку крупнейших контрагентов Японии.

Номенклатура советско-японской торговли и экономического сотрудничества была весьма широка. В нашей стране в те годы с японской помощью строились не теплицы, а крупные заводы, фабрики и порты. Сейчас, пожалуй, лишь специалисты помнят о созданных в нашей стране в сотрудничестве с японскими компаниями предприятиях по выработке синтетических волокон, производству бытовых кондиционеров и других. Об активном участии японских компаний в строительстве порта Восточный, в то время ставшего вторым по грузообороту портом страны.

Японский бизнес активно участвовал в совместных проектах развития производительных сил Сибири и Дальнего Востока, в разработке природных ресурсов этого обширного региона России на условиях поставок японской стороной оборудования, машин и прочих необходимых материалов. Импульсом форсированного развития торгово-экономических связей явилось Совместное заявление по итогам визита в 1973 г. в Советский Союз премьер-министра Японии Какуэя Танаки, в котором особо отмечалось: «Стороны пришли к единому мнению о необходимости форсировать экономическое сотрудничество, в том числе в связи с разработкой природных ресурсов Сибири…» И, как показано выше, соглашение не осталось на бумаге в виде «протоколов о намерениях», а воплощалось в жизнь.

И всё это происходило в разгар холодной войны, не прекращавшейся шумной кампании за «возвращение северных территорий», в условиях строгих ограничений КОКОМ (Координационный комитет по контролю над экспортом в социалистические страны). Как известно, КОКОМ требовал и от Японии, как участника этой организации с 1952 г., согласовывать номенклатуру своего экспорта в СССР с 15 другими членами комитета, а фактически с США. Не приходится говорить, что активизация японо-советского сотрудничества при премьере Танаке не приветствовалась Вашингтоном. По слухам, именно недовольные излишней, по их мнению, самостоятельностью Танаки американцы «поспособствовали» его обвинению в получении взятки от американской авиастроительной компании «Локхид» и вынужденному уходу с поста лидера страны. Кстати, в Японии считается, что этот урок хорошо запомнили последующие японские премьеры.

К чести нынешнего премьер-министра Японии Абэ, он не скрывает, что реализация его «плана из восьми пунктов» на сегодняшний день должна решить не столько задачу широкого развития торгово-экономического и иного сотрудничества двух стран, сколько способствовать «заключению мирного договора на основе решения вопроса о принадлежности четырех северных островов». В интервью он заявил: «В ходе нашей встречиВ.Путиным — А.К.) в Нагато был сформулирован новый подход к решению этой проблемы. Его суть — в том, что, идя по пути к заключению мирного договора, жители Японии и России должны осознать значимость двусторонних отношений. Они должны понять, что мирный договор нужен для развития японо-российских связей. То есть нужно понять, что эти связи необходимы. В рамках этого и был выдвинут план сотрудничества из восьми пунктов». В переводе с дипломатического языка это звучит как призыв отдать все южнокурильские острова с их стратегическими проливами и богатейшими 200-мильными экономическими зонами Японии в расчете на будущие блага из Страны восходящего солнца.

И от этой жесткой, почти ультимативной позиции отвергающие любые компромиссы японские политики отходить не намерены. Такова реальность, которая, по моим наблюдениям, в отличие от прежних лет сегодня объективно воспринимается российским руководством.

Понимает это в своем большинстве и наш народ. Его позицию, по сути, сформулировал, ознакомившись с интервью японского премьера, один из пользователей интернетом Дмитрий: «Ни за какие умные светофоры они не получат Курильские острова! Пора бы им уже открытым текстом сказать, а то они надрываются зря». Резковато, конечно, накануне визита, но зато честно и откровенно.

Читайте развитие сюжета: Курильские острова останутся российскими

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail