Грузия в застое и ждет выброса недовольства гейзером

Кобахидзе и Бурджанадзе как возможная альтернатива

Авигдор Эскин, 20 мая 2018, 20:42 — REGNUM  

Лучше поздно, чем никогда. Президент Грузии Георгий Маргвелашвили выразил на днях в публичном выступлении готовность и желание встретиться с президентом России Путиным. Реакция Москвы была быстрой и конструктивной. Скорее всего, встреча состоится в ближайшее время. Незадолго до этого с похожим заявлением выступил грузинский премьер Георгий Квирикашвили.

Глава грузинской политической партии «Демократическое движение — Единая Грузия» Нино Бурджанадзе справедливо заметила, что Маргвелашвили опоздал на четыре года. Сразу после его вступления в должность к нему обратился президент России и предложил встретиться, но в ответ услышал невнятные отговорки, означавшие неготовность. Также повел себя тогдашний премьер-министр Ираклий Гарибашвили.

Некоторые московские политики и политологи объясняли такие странности недипломатического характера нажимом из Вашингтона. Что не соответствовало действительности, разумеется. Грузия куда больше стремилась в НАТО, чем страны НАТО стремились к ее включению в Атлантический союз. Скорее, это было косвенное опасение, что процесс принятия Грузии в ЕС и в НАТО мог замедлиться, если бы возобновились конструктивные контакты с Россией.

В ходе бесед с грузинскими политиками в течение этих лет, включая содержательные и интересные встречи на прошлой неделе, я неизменно спрашивал их, не стоит ли взять им пример с израильского премьер-министра? Нетаньяху прилетает в Россию на встречи с президентом Путиным раза по четыре в год. При том, что в Израиле прекрасно осведомлены об антиизраильских настроениях в МИДе России и в российских СМИ. Это не мешает достижению договоренностей и выполнению их в Сирии и не только. В Иерусалиме понимают несхожесть подхода в различных ведомствах. Традиционная склонность к поддержке умеренных арабов и арабских террористов в МИДе и в СМИ имеет свою коррупционную для одних и рейтинговую для других составную. При том, что президент РФ и силовые ведомства смотрят на вещи совсем иначе.

Грузинские политики отмечают эту несхожесть в стратегии и в тактике разных российских ведомств по отношению к ним. В этом есть доля правды, но решающее слово остается в России за президентом Путиным. Поэтому его встречи с Нино Бурджанадзе имели всегда куда большее значение, нежели безблагостные попытки сохранения видимости контактов в формате «Карасин — Абашидзе».

К разряду очевидно неудачных ходов некоторых российских ведомств мы можем отнести попытку двухлетней давности объединить несколько маргинальных групп под началием тогдашнего депутата от «Грузинской мечты» Тамаза Мечиаури. Этот план полностью провалился по причине несовместимости выбранных не без участия Бидзины Иванишвили персонажей и их некомпетентности.

Также странным выглядит прямое оказание помощи фракции «Патриоты Грузии», последовательно избегавшей до «оказания помощи» осмысленного диалога с Россией. Эта диковинная политическая фракция с трудом преодолела пятипроцентный барьер, а после избрания зафиксировала свою политическую несостоятельность. Не прибавляют им силы и популярности теологические декларации их лидера Давида Тархана-Моурави о том, что он является единовременно потомком царя Давида и Магомета…

Эра правления в Грузии Бидзины Иванишвили подошла к отметке, когда усталость и недовольство в стране ширятся. Атмосфера застоя, которую глава оппозиционной партии «Демократическое движение — Свободная Грузия» Каха Кукава сравнивает с последним этапом правления Януковича на Украине. Отсюда не следует, что Грузию ждет сценарий украинского майдана, но выданный кредит доверия Иванишили очевидно приближается к иссяку.

Последние демонстрации и беспорядки в Тбилиси — это важные симптомы для диагносцирования растущего нарыва недовольства. Когда полицейские совершили рейд на ночные клубы в поисках там наркотиков, то на следующий день тысячи молодых людей вышли протестовать и требовать легализации наркотиков. Откуда-то взялось пару десятков зигующих радикалов. Там же едва ли не произошли столкновения между противниками легализации наркотиков и основной массой демонстрантов. Полиция действовала жестко, но очень грамотно. Появление на месте министра внутренних дел, обратившегося к присутствующим с умиротворяющей речью, предотвратило кровопролитие. Но накал страстей был взрывоопасным.

А в четверг стычки в Тбилиси произошли на почве попытки нескольких десятков активистов ЛГБТ провести митинг. Власти взяли их нехотя под защиту и особыми усилиями избавили от многочисленной толпы, возмущенной подобными проявлениями. Правительство Иванишвили — Квирикашвили не расположено к любителям подобных провокаций, но и резко реагировать боится по причине неиссякшего желания стать частью Евросоюза.

Следует уже сейчас понять, куда дальше хлынет растущее чувство недовольства. Мы вспомним массовые демонстрации в поддержку харизматичного и эксцентричного Гамсахурдии в 1990 году, а уже год спустя — бои в центре Тбилиси. Прагматичный Шеварднадзе провел на троне более десяти лет. Когда доверие к нему вовсе иссякло, его сменил харизматичный и эксцентричный Саакашвили, которого массы приветствовали скандированием «Ми-ши-ко». Сейчас этот постукраинский политик не шибко популярен на родине. Пришедший ему на смену прагматичный Иванишвили искренне старался не делать хуже, чем его предшественники. Ему удалось привести страну к некоторой стабильности. Но и к застою.

Выплеснет ли следующая волна недовольства нового харизматичного и эксцентричного лидера? Для начала следует пристально посмотреть на тех, кто может быть значимым и успешным игроком на арене грузинской политики. Многие внимательно наблюдают за укреплением позиций нынешнего спикера парламента Ираклия Кобахидзе. Этот сорокалетний юрист с голливудской внешностью отличается серьезной системной работой и филигранной осторожностью. Он внедрился в систему так, что едва ли система оставит его за бортом. Однако неумение рисковать может быть ему помехой.

Второй фигурой, имеющей серьезные перспективы в новой политической и социальной обстановке в Грузии, становится Нино Бурджанадзе. Она уже четверть века находится там, где всё решают и определяют в Тбилиси. Тот факт, что она оказалась вне правительства и парламента последние годы, только повышает ее шансы на будущее. С одной стороны, она известна как последовательная заступница Грузии на всех международных полянах. С другой же стороны, ей могут сейчас помочь в Грузии ее многолетние конструктивные контакты лично с президентом России Путиным. После многих лет бесплодного антироссийского курса правоту ее позиции признают в Грузии очень многие. Бурджанадзе последовательно критиковала позицию по отношению к России «мы не будем с ними разговаривать». Ей может также помочь укрепиться в новых политических гонках ее традиционалистская позиция.

Пока же миллиардер Бидзина Иванишвили занял пост председателя правящей партии «Грузинская мечта». По сути, он закрепляет за собой должность генерального секретаря советского образца. Неспроста я пишу о застое в Грузии…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail