«Мы истинные мусульмане». Восточная неудача Бонапарта

Ровно 220 лет назад, 19 мая 1798 года, начался Египетский поход Наполеона

Карина Саввина, 20 мая 2018, 20:41 — REGNUM  

Египетский поход Наполеона ознаменовал собой важнейшую веху взаимоотношений европейской и османо-арабской цивилизаций. Именно с этого момента европейские державы уже открыто вступили в борьбу за колонии на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Египет, голубую мечту европейской жадности, стали все чаще обсуждать в дипломатических кабинетах еще задолго до Наполеона Бонапарта. Эта страна находится в стратегически важной точке, на пересечении торговых путей в Средиземноморье.

Земля раздора

Турки покорили Египет еще в 1517 году, в XVIII веке Египет официально был частью Османской империи, но ее структурный кризис стал очевиден уже всем. Фактически в Египте правили мамлюки — военное сословие, образовавшееся из обученных белых рабов, которых юношами забирали с Северного Кавказа и Балкан. Изначально их обучали охранять султанов. В 1250 году воины-рабы свергли династию Айюбидов и образовали Мамлюкский султанат. Пришедшие им на смену турки не смогли справиться с Египтом, а систему закупки рабов-мамлюков не уничтожили, и страна, по сути, получила широкую автономию. Мамлюкам удалось сохранять контроль над обширными территориями внутри страны даже внутри османской системы, и к началу XVIII века они практически добились возвращения своей былой мощи.

Однако мамлюков нельзя было назвать какой-то единой силой. Различные «семьи» грызлись между собой за влияние в стране, и даже когда одна из фракций одержала верх над остальными примерно в 1765 году, внутренняя борьба не утихла. К моменту смерти мамлюкского правителя Али-бея аль-Кабира в 1773 году, мамлюкское сословие окончательно погрузилось в хаос. После многих лет столкновений образовались два лидера — Ибрагим-бей и Мурад-бей, которые принялись драться между собой, то заключая, то нарушая мирные соглашения.

Стамбул к тому моменту уже давно подумывал о том, чтобы снарядить экспедицию в Египет и взять ситуацию под контроль. Османы высадились на Красном море к июлю 1786 года, но сумели лишь выгнать Мурад-бея и Ибрагим-бея из Каира. Те нашли убежище в Верхнем Египте, их давний враг Исмаил-бей принял на себя управление страной, османы вернулись в Стамбул. Несколько лет Египет «отдыхал», пока сохранялся статус-кво: Исмаил правил в Каире, а Мурад и Ибрагим — на юге государства. Перемены принесла чума: болезнь пронеслась по Египту, забрав жизнь Исмаила и множества его сторонников. Мурад и Ибрагим вернулись в Каир в августе 1791 года, получив прощение султана.

Последние годы мамлюкского правления обернулись для Египта катастрофой. Постоянные междоусобицы и огромные налоги на население уничтожили торговлю. Притеснения европейских купцов стали одним из номинальных поводов для французского вторжения — торговые связи между Францией и Египтом, можно сказать, прервались к 1790-м годам. Мурад и Ибрагим продолжили свою деструктивную политику после возвращения в Каир. К тому моменту, как французы вступили на землю древних фараонов, некогда процветающие города вроде Думьята или Розетты (Рашида) потеряли более половины своей популяции, население Каира сократилось на 40 тыс. человек и даже Александрия была почти разрушена. Мурад и Ибрагим больше заботились о личных богатствах, чем об управлении государством.

Восточный «пирог»

Нет никаких сомнений, что Египетский поход Наполеона ставил своей целью превратить эту землю в богатую французскую колонию. Причем сделать это нужно было быстрее, пока не опередили другие европейские державы.

Конечно, французы в своих намерениях вовсе не ограничивались Египтом. Амбиции Наполеона уводили его еще дальше. Мальта, захваченная у потускневшего рыцарского ордена без особых усилий по дороге к египетским берегам, была лишь «побочным эффектом» и должна была служить военно-морской базой. Франция намеревалась бросить вызов британцам в Индии — на землях, фактически потерянных для французов по итогам Семилетней войны. Чтобы провести французский флот в Красное море, Наполеон должен был прорыть Суэцкий канал.

Сам же Бонапарт грезил о еще большем величии, чем подчинение Египта и Индии. К началу похода ему было 29 лет, и он открыто заявлял, что в Европе ему тесно. Преследуемый тенями Юлия Цезаря и Александра Македонского, он верил, что истинной славы можно добиться только на Востоке.

Бонапарт, заручившись поддержкой министра иностранных дел Французской Республики Шарля Мориса Талейрана, добился того, что 5 марта 1798 года Директория одобрила проект вторжения в страну пирамид. При этом ради египетского похода Директория отвергла несколько более рискованную идею вторжения французов в Великобританию.

Был у Директории и другой резон выбрать далекую экспедицию: амбиции и устремления молодго генерала Бонапарта скрыть было невозможно, так что Директория, вероятно, надеялась, что он вполне мог бы затеряться в песках Египта или уж, по крайней мере, быть подальше от Парижа.

Экспедицию подготовили в рекордные сроки. Уже в мае 1798 года корпус из 50 тыс. человек отправился к египетским берегам. Эту информацию держали в строжайшем секрете, впрочем, после захвата Мальты подозрения соперников Франции о восточном направлении новой кампании Наполеона подтвердились. Британия направила на перехват флот адмирала Нельсона. Только слепая удача не позволила ему настичь Наполеона — они просто разминулись в Средиземном море. Англичане даже опередили французов и первыми высадились в Александрии, но там им сообщили, что французских корпусов здесь нет и вообще — никакие европейцы им там не нужны.

Наконец в начале июля, пока Нельсон безуспешно разыскивал флот Наполеона у берегов Сицилии, французская эскадра высадилась в порте Абукир близ Александрии. С первых же дней французы принялись вести активную пропаганду среди местных жителей на арабском языке, где говорилось, что войска прибыли, дабы вернуть всю власть Оттоманскому султану.

Истинные мусульмане

Французы рассчитывали, что египтяне, страдающие от правления мамлюков, встретят их с распростертыми объятьями и нарекут освободителями, в то время как Османская империя взглянет на это сквозь пальцы: терпимо отнесется к французам за то, что те разберутся с их чересчур свободолюбивыми подданными.

Договориться с османами, конечно, было бы непросто. Традиционно французы и Османская империя были союзниками, и — по крайней мере на тот момент — никто этот мир нарушать не собирался. Франция рассчитывала, что османы сохранят нейтралитет, если их враждебность по отношению к мамлюкам, отлично показанная в июле 1786-го, перевесит гнев на Францию, вторгшуюся на территорию, которая юридически все еще считалась провинцией великой Оттоманской Порты.

Наполеон в своей демагогии напирал на то, что он не только вернет власть Стамбулу, но и привлечет местное население к управлению страной — включит лучшие умы Египта в состав дивана. Ведь куда ни посмотри — «все принадлежит мамлюкам».

«Египет как будто оброчный хутор их. Пусть же они покажут договор, который они заключили на обладание Египта с Богом», — усмехался Бонапарт.

Отдельно стоит подчеркнуть, что христианско-мусульманские противоречия не стали особым препятствием на пути европейцев. В одном из своих первых выступлений перед египтянами Наполеон даже заявил, что он «служит Господу» усерднее мамлюков, а французы и есть «истинные мусульмане».

«Не мы ли уничтожили папу, возбуждавшего христиан воевать с мусульманами? Не мы ли уничтожили мальтийских рыцарей, потому что эти бессмысленные верили, будто Богу угодно, чтобы они воевали с мусульманами? Трикраты блажен, кто будет с нами! Счастлив, кто останется, не приставая ни к кому: ему будет время узнать нас, и он будет наш. Но, горе, трикрат горе тому, кто вооружится за мамлюков и будет сражаться с нами! Нет ему спасения — он погибнет!» — говорил Наполеон.

Эти аргументы, надо думать, мало кого убедили, хотя религиозность действительно не была корнем проблем, с которыми французы столкнулись на Красном море.

«Сорок веков величия»

21 июля 1798 года французская армия подошла к Каиру. Здесь в знаменитой Битве у Пирамид французы столкнулись с объединенным войском Ибрагим-бея и Мурад-бея. Правое крыло состояло из 20 тыс. янычар, в укреплениях — 40 орудий. В центре и на левом фланге против французов выступили 50 тыс. человек, не считая 9 тыс. арабов-бедуинов. На Ниле в их распоряжении было около 300 судов. Казалось, все население Каира собралось на правом берегу великой реки, чтобы наблюдать за битвой.

Наполеон Бонапарт, объезжая свои войска, обратился к ним с исторической фразой: «Солдаты, сорок веков величия смотрят на вас с высоты этих пирамид». Мамлюки потерпели поражение — французская армия оказалась намного лучше подготовлена и потеряла не более 300 человек. И Ибрагим, и Мурад бежали с несколькими тысячами людей. Арабы рассеялись по пустыне. Ибрагим, направляясь в Сирию, захватил египетского пашу Абу-бекра.

25 июля Наполеон Бонапарт вступил в Каир и занялся организацией управления. Он действительно включил в состав дивана местных египтян, но сделано это было ради видимости сохранения прежних институтов. Реальная власть была сосредоточена в руках оккупантов. Более того, на египтян наложили и достаточно суровую контрибуцию — местные жители должны были, по сути, оплачивать кампанию французов по захвату собственной страны.

Тем временем англичане, наконец, вернулись к египетским берегам. Пока Наполеон был занят преследованием Ибрагим-бея, 1 августа английский флот под управлением адмирала Нельсона уничтожил французскую базу в Александрии и все их корабли. Французская армия лишилась связи с родной землей, Египет попал в морскую блокаду. Османская империя, до сего момента лишь наблюдавшая за происходящим, воспользовалась моментом и объявила Франции войну.

Спустя примерно месяц в Каире вспыхнуло восстание. Местное население никак не хотело мириться с присутствием французов. Были убиты генерал Доминик-Мартен Дюпюи и около трех сотен французов. В ответ Бонапарт уничтожил почти 5 тыс. человек бунтовщиков. Тем не менее ему пришлось продолжать завоевание Египта. Наполеон продвинулся восточнее, вступил в Палестину, но опять столкнулся с противодействием со стороны местных жителей, а также с эпидемией чумы. Наполеон два месяца осаждал город Акру, но так и не сумел его взять. Деморализованная армия вернулась в Египет.

Последние победы

Последней победой Наполеона Бонапарта стала сухопутная битва при Абукире над уже высадившимися там османскими войсками. После этого Наполеон бросил свою армию и тайно покинул египетские земли, вернувшись во Францию. Оставшийся на месте в качестве главнокомандующего генерал Жан-Батист Клебер принял решение, что уставших французов нужно немедленно эвакуировать домой, ради чего заключил мирный договор с османами в январе 1800 года.

Французов предполагалось вывозить на английских судах. Но англичане соблюдать эти условия не спешили, так что перемирие было нарушено. В марте 1800 года состоялась битва при Гелиополисе между французами и османами. Первые одержали блестящую победу над превосходящими силами противника, но генералу Клеберу фактически предстояло бы вновь завоевать Египет. Даже правитель мамлюков Мурад-бей в конце концов заключил с французами мирное соглашение и стал фактически их наместником в Верхнем Египте. Но вскоре Клебер пал от рук асассина. Чересчур строгое правление, огромные контрибуции, наложение податей на коптов и гаремы привело к его кончине от кинжала молодого фанатика, сирийского курда Сулеймана аль-Халаби, подосланного османскими властями.

Место Клебера занял сподвижник Бонапарта, генерал Жак-Франсуа де Мену де Бюсси. Он стал последним главнокомандующим Египетской армией Франции. Он намеревался сохранить колонию для Наполеона, но армия слишком устала от арабских песков. В результате череды роковых ошибок англичанами и османам удалось отобрать у французов всю землю по кусочку. Наконец, он капитулировал в августе 1801 года.

Египетская авантюра Наполеона Бонапарта продлилась три года и обернулась неудачей, с какой стороны ни посмотри. Тем не менее кампания оказала существенное влияние на взаимоотношения двух непохожих регионов, да и на сам Египет. Присутствие французов подорвало многовековой строй мамлюков. Именно после вторжения Наполеона в 1805 году к власти в стране пришел Мухаммед Али Египетский. Будучи османским пашой, в 1831 году он восстанет против турецкого султана Махмуда II и войдет в историю как основатель современного Египта.

Читайте развитие сюжета: Цусимский разгром: сражение с заранее предрешенным исходом

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail