Борьба с русским языком стала официальной стратегией украинского минобра. Кто сможет противостоять попранию прав человека в государствах постсоветского пространства, избравших путь русофобии, рассказывает обозреватель ИА REGNUMСергей Гуркин.

Украина в концлагере
Украина в концлагере
Иван Шилов © ИА REGNUM

Украинизация украинских школ вряд ли сможет продвинуть украинский язык в обществе. Да, он так и останется парадоксальной смесью местечкового и официального «диалекта», ведь в своей повседневной жизни большинство населения Украины продолжат говорить и думать по-русски. А вот уровень культуры, который традиционно зависит от отношений с государством, такие меры, разумеется, понизят — ведь украинская культура не может развиваться в отрыве от русской, с которой они веками составляли единое целое.

Но украинская ситуация борьбы с собственным населением — лишь частный, хотя и очень показательный случай. Пример Латвии показывает, что образование на русском можно запретить, и имея 50% русского населения. И никакая надежда на возмущение «демократического Запада» здесь не поможет, там, похоже, тоже разделяют точку зрения, что все, что направлено против России и русских, «демократично весьма». Так что дело только за массовым гражданским противостоянием, которое сможет донести точку зрения самих русских граждан на недопустимость таких действий своих же русофобских правительств.

Читайте статью Новые гонения на русский язык и борьба с ними и другие материалы Сергея Гуркина о политике Украины.