Осознание того факта, что вместо обещанного майданом «освобождения» на Украину явился жестокий оккупационный режим, — вот о чем напомнило украинцам выступление депутата Верховной рады Евгения Балицкого. О том, какую реакцию среди верных адептов нацистского майдана вызвало это выступление, рассказывает обозреватель ИА REGNUMСергей Гуркин.

Оккупированный Киев. Сентябрь 1942 года
Оккупированный Киев. Сентябрь 1942 года

Евгений Балицкий назвал в своем выступлении режим, пришедший к власти на Украине, подобием фашистов, оккупировавших Украину во время гитлеровского нашествия, а события майданного переворота отказался считать революцией. Один клан олигархов, воспользовавшись приемами агрессивной пропаганды, сбросил другой, для народа же все стало только хуже.

«Все мы помним, как вели себя фашисты в нашей стране. Переименовывали улицы — а что делают эти? Ломали памятники — а что делают эти? Стирали нашу память — а что делают эти? Они запрещали наш язык — а что делают эти? Они гнали наших людей в Европу — а что делают эти?» — сказал Балицкий.

В ответ депутат Сергей Высоцкий выступил с предложением наказывать за высказывания, подобные тем, что позволил себе Балицкий. То есть предлагается не принимать в расчет действительно происходящее: преступления майдана — это то, что не должно обсуждаться украинскими политиками, даже если их очевидность уже стала всеобщим достоянием. Депутат Высоцкий приводит в пример современную Германию с ее недопустимостью прославления фашизма, но сам же пытается заткнуть тех, кто прямо указывает на проявления фашизма среди поклонников майдана. Ведь то, что Евгений Балицкий произнес свое заявление в телепередаче, можно только приветствовать — многочисленным, но разобщенным противникам майданной хунты важно понять, что многие разделяют их убеждения.

Читайте статью Сажать за неуважение к майдану: конечная станция «борьбы за свободу» и другие публикации Сергея Гуркина о социально-политическом кризисе на Украине.

Читайте развитие сюжета: Стал известен самый богатый депутат Верховной рады