Максимальная напряженность в международных отношениях сменилась на холодную войну. При этом мировое сообщество лишено прежних механизмов контроля ситуации, заявил генеральный секретарь ООН Антониу Гуттериш в интервью телеканалу SVT.

Холодная война
Холодная война
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Отвечая на вопрос, была ли атака на Сирию со стороны США, Великобритании и Франции законной, Гутерриш признал, что мир исчерпал возможности по решению международных конфликтов при помощи старых инструментов.

«Ясно одно, что холодная война вернулась. Но есть разница между тем, что было раньше и текущей ситуацией», — сказал он.

Генсек добавил, что правила для решения конфликтов существуют, но «теперь важно не оглядываться назад». Свою позицию Гутерриш объяснил тем, что США и Россия не способны «контролировать всех», как было во времена холодной войны в XX веке.

«Во время холодной войны существовали возможности для диалога, контроля и коммуникации, это позволяло гарантировать, что события не выйдут из-под контроля. Теперь же таких механизмов нет. Вот почему ситуация (в Сирии) была настолько опасной», — пояснил Гутерриш.

Напомним, 14 апреля по объектам в Сирии был нанесен ракетный удар. Вооруженные силы США, Великобритании и Франции без санкции Совета Безопасности ООН и в нарушение международных норм, выпустили по целям в Сирии 103 крылатые ракеты и ракеты класса «воздух — земля».

Свою агрессию западные державы объяснили тем, что в Сирии якобы располагались производства химического оружия, используемого сирийскими военными против мирного населения. Никаких доказательств своим обвинениям западные столицы не предоставили, сославшись на фейковые записи в социальных сетях и новости, созданные на их основе.

Ранее Антониу Гутерриш заявлял, что опасность использования ядерного оружия снова в центре внимания, и «напряженность является максимальной» с окончания холодной войны.

Читайте ранее в этом сюжете: Генсек ООН: Военные конфликты в мире длятся в среднем 20 лет

Читайте развитие сюжета: Все попытки реформировать Совбез ООН провалились – Николай Топорнин