The Hill: Военные полномочия Трампа — это удобная ложь

Ни у одного человека не должно быть полномочий на использование колоссальной военной мощи США. В американской системе никто не имеет такого индивидуального права. Право на объявление войны имеет только конгресс

Александр Белов, 17 апреля 2018, 19:26 — REGNUM  

Вопрос о законности нанесения удара по Сирии расколол американский конгресс. В пятницу, 13 апреля, 88 членов палаты представителей от двух партий направили президенту США Дональду Трампу письмо, в котором говорилось, что для нанесения удара по территории Сирии первоначально требуется заручиться согласием конгресса. Другие говорили, что глава Белого дома должен спрашивать разрешение у конгресса перед началом продолжительных военных операций, но у него достаточно полномочий для нанесения одноразовых ударов, пишет Курт Коучман в статье для американского издания The Hill.

Некоторые даже заявляют, что президент может вести войну сроком до 60 дней, руководствуясь только собственными соображениями и не спрашивая разрешения у конгресса. Такой аргумент в лучшем случае является отражением непонимания резолюции о военных полномочиях (War Powers Resolution), а в худшем — умышленной ложью.

Резолюция о военных полномочиях была принята конгрессом в 1973 году при администрации 37-го президента США Ричарда Никсона. Резолюция предполагает разделение конституционной власти между конгрессом и президентом в вопросе о начале военных действий. Сказано, что только конгресс имеет право объявить войну.

Президент — это главнокомандующий вооруженными силами США. Он решает, как именно будут проводиться военные операции, только после того, как будет получено соответствующее одобрение конгресса. Президент также может решать, как необходимо отреагировать на реальную и неминуемую атаку. Управление ходом военных действий — это исполнительная функция, в рамках которой необходимы быстрые решения, принимаемые одним человеком.

Конституция США гласит, что конгресс имеет право «издавать все законы, которые должны надлежащим образом соблюдаться». Конгресс имеет право формировать полномочия, которыми наделено правительство США, отдельно взятый департамент или сотрудник этого департамента. Иными словами, конгресс может определять, в чем именно заключается роль президента как главнокомандующего посредством законодательных актов.

Объявление войны является прерогативой законодательной власти, как завещали отцы-основатели. Томас Джефферсон писал Джеймсу Мэдисону в 1789 году, что для осуществления эффективного контроля над стремлением спустить «псов войны» необходимо забрать военные полномочия у исполнительной власти и передать их власти законодательной.

Второй раздел резолюции о военных полномочиях гласит:

Конституционные полномочия президента как главнокомандующего предусматривают руководство вооруженными силами США в условиях боевых действий или в ситуациях, когда обстоятельства указывают на неизбежность вступления в военные действия, и осуществляются только в случае:

1. объявления войны;

2. получения установленного законом разрешения;

3. возникновения чрезвычайного положения, вызванного нападением на США, их территорию или имущество, или их вооруженные силы.

Следовательно, если конгресс не объявит войну или не разрешит использовать военную силу, президент может воспользоваться военным потенциалом только в том случае, если США были атакованы, и такая атака привела к возникновению национальной чрезвычайной ситуации. Только после этого, согласно резолюции о военных полномочиях, у президента появляется 60 дней на устранение возникшей проблемы. Этот период может быть продлен еще на 30 дней, если потребуется, либо на столько, на сколько решит конгресс. Обратите внимание, что тот, кто атакует США, а не президент, выступает инициатором военных действий США!

Любые ссылки на вырванные из контекста обрывочные цитаты, взятые из резолюции о военных полномочиях, только вводят в заблуждение. Ключевым элементом является второй раздел резолюции, который четко прописывает условия применения военной силы.

Наконец, в третьем разделе говорится: «Президент во всех возможных случаях должен консультироваться с конгрессом, прежде чем вводить вооруженные силы Соединенных Штатов в военные действия…» Если эту цитату вырвать из контекста и забыть про строгий порядок действий, установленный во втором разделе, может показаться, что конгресс — это консультативный орган, а военные действия можно начать и без его разрешения.

Утверждение о том, что президент имеет односторонние полномочия, — это удобная ложь. Сторонники экспансивной президентской власти, очевидно, заинтересованы в том, чтобы у президента была свобода действий. Конечно, эта заинтересованность свойственна значительной части внешнеполитического истеблишмента.

Кандидаты в президенты склонны вести кампанию, делая ставку на сдержанность, но в конечном итоге они выступают в качестве интервентов. Если бы члены конгресса действительно были бы заинтересованы в исполнении установленных норм, они не допустили бы сложившейся ситуации. Джефферсон надеялся, что военное дело будет подотчетно народу и налогоплательщикам через их представителей в конгрессе.

Президент, который готов отдавать приказы о военных ударах и начале военных кампаний, выгоден законодателям, поскольку это позволяет им избежать ответственности перед народом, который они представляют. Удобная ложь, согласно которой президенты США имеют право на ограниченное использование военной силы, должна быть публично разоблачена.

Ни у одного человека не должно быть полномочий на использование колоссальной военной мощи США. В американской системе никто не имеет такого индивидуального права. Право на объявление войны имеет только конгресс. Президент может отреагировать только на атаку против США или их вооруженных сил. Все остальное является незаконным, недемократическим, аморальным и неблагоразумным.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail