Последние несколько дней в Вашингтоне походили на сценарий блокбастера 1972 года под названием «Крестный отец». Только на этот раз уже президент США Дональд Трамп делает все возможное, чтобы исполнить роль Сонни Корлеоне, пишет Дуглас Макгрегор в статье для издания The National Interest.

Сантино «Сонни» Корлеоне (Джеймс Каан)
Сантино «Сонни» Корлеоне (Джеймс Каан)
Цитата из х/ф «Крестный отец». Реж. Фрэнсис Форд Коппола. 1972. США

Читайте также: Foreign Policy: Турция предпочитает молчать о своем «темном» прошлом

Сонни Корлеоне: «Узнал, где прячется эта старая сволочь Татталья? Я хочу его прикончить немедленно».

Том Хэген: «Так…Сонни…».

К.: «Что?»

Х.: «Ситуация потихонечку начала разряжаться. Если ты убьешь Татталья, разверзнется ад».

К.: «Нет, нет…»

Х.: «Дай дыму рассеяться. Папа с ними договорится».

К.: «Папа ничего не сможет, пока не поправится. Я буду решать, что делать».

Х.: «Твоя война нам дорого обходится. Мы лишились прибыли и не можем вести бизнес».

К.: «Что? Так и другие не могут».

Х.: «У других нет наших издержек».

К.: «Пожалуйста, не волнуйся».

Х.: «Дело должно сдвинуться с мертвой точки».

К.: «Оно и сдвинется, как только я убью эту сволочь, этого мерзавца».

Х.: «Надеюсь, тебе нравится та репутация, которую ты заработал».

К.: «Будешь делать то, что я тебе говорю! Будь у меня боевой консильери — сицилиец — мы бы не были в заднице».

Также как Сонни, президент Трамп фанатично зациклен на необходимости действовать. Он преисполнен решимости наказать злодеев в Сирии за предполагаемую «химическую атаку», заявив своему кабинету, что, в случае причастности к предполагаемому нападению, и президент Сирии Башар Асад, и даже президент России Владимир Путин будут привлечены к ответственности: «Все за это заплатят. Он заплатит. Все заплатят».

Сторонники военных действий ошибочно возлагают вину за произошедшие в Сирии события на хронический отказ Вашингтона от вмешательства в сирийскую гражданскую войну. Они придерживаются распространенной среди обеих партий «глобалистской» интервенционистской «мудрости»: бомбардировка Сирии должна заставить воюющие стороны прислушаться к требованиям США, которые заключаются в том, что нужно проявлять вежливость и сдержанность в кровавой гражданской войне, в которой стороны практикуют тактику выжженной земли.

Несомненно, интервенционисты уверены в том, что использование военной мощи приведет к достижению приемлемого политического компромисса, т. е. поспособствует созданию условий, при которых граждане Сирии — арабы, курды, шииты, друзы, христиане и сунниты — станут жить в гармоничном демократическом государстве. Вероятно, после вторжения американских военных в Ирак, Ливию и Афганистан, эти страны тоже превратились в «гармоничные» государства.

В 2003 году Вашингтон принял решение о нападении на Ирак. Американские войска вторглись в страну, распустили иракскую армию и взяли управление Ирака под свой контроль. Это вызвало разрушение регионального порядка. В результате американской военной оккупации к власти в Багдаде пришли шииты. Иран превратился в хозяина Ирака.

Пилот бомбардировщика ВВС США
Пилот бомбардировщика ВВС США
PACAF

В случае с Сирией, удар американских бомбардировщиков приведет только к сплочению противоестественного союза между Россией, Турцией и Ираном. Будучи успешным бизнесменом, президент США знает, что без всеобъемлющей бизнес-стратегии, основанной на реалистичном понимании рынка, корпорации лишаются прибыли, увядают и погибают. Сирия — это рынок, где каждая сторона вкладывает инвестиции на свой страх и риск. Инстинкт подсказывает Трампу, что нужно как можно быстрее вывести войска из Сирии.

Читайте также: Asia Times: Какова реальная возможность военного столкновения в Арктике?

Опасность, с которой могут столкнуться американские войска — это разрушительное столкновение с Россией, Ираном и Турцией — триумвиратом, который имеет осязаемые и конкретные стратегические интересы в Сирии. В отличие от исламистских боевиков, с которыми Вашингтон непрестанно сражается, начиная с 2001 года, эти страны обладают мощными воздушными силами, средствами ПВО, пехотой и ВМФ.

Более того, Сирия не представляет для Вашингтона такой большой значимости, чтобы из-за нее подвергать риску свои вооруженные силы. Глава Белого дома поступил бы разумно, если бы прислушался к совету Тома Хэгена, поскольку в противном случае Трамп рискует оказаться на мостовой, также как и Сонни Карлеоне.