Пока Дональд Трамп на вопрос о том, друг ему Владимир Путин или враг, обещает «это выяснить», его уходящий советник по национальной безопасности генерал Макмастер давно определился. Но легче ли от этого России? На заседании Атлантического совета в Вашингтоне, где участвовали лидеры прибалтийских стран и американские дипломаты, Макмастер выступил с самой жесткой из своих антироссийских речей, нападая на «пагубную агрессию» Москвы, которая сочетает в себе политические, экономические и кибератаки на демократические страны. По сути, Россия предстает глобальной и всесторонней угрозой.

Герберт Макмастер
Герберт Макмастер
Иван Шилов © ИА REGNUM

Рисуемый им образ напоминает о представлениях времен холодной войны про империю зла, но отнюдь ему не тождественен. Отличие в том, что в прошлый раз речь шла о неких абстрактных, но тем не менее многочисленных человеконенавистниках, собравшихся под коммунистическими лозунгами; теперь же профиль словесного портрета врага весьма сузился. Действительно, во времена предыдущего противостояния политическая воля в России имела широту идеологического охвата, явленного в социалистической системе, а теперь дело обстоит и проще, и сложнее. Проще — для врагов России, которым теперь приходится иметь дело не с развитой системой союзнических обязательств типа Варшавского договора, а с легкими и неустойчивыми ситуационными союзами. Сложнее — для России, потому что она вынуждена проявлять великое мастерство, строя отношения не с формально провозглашенными «коммунистическими» правительствами социалистического блока, а с историческими тенденциями и культурными традициями участников планетарного политического процесса. Будь то страны, их группы или отдельные личности.

Герберт Макмастер
Герберт Макмастер
U.S. Navy

И тем не менее образ России транслируется западными военными пропагандистами всё более узко: всё чаще вместо самой страны, ее традиции или народа в качестве персонифицированного зла выступает ее лидер. Упрощение? Да, но оно уже неоднократно доказало свою эффективность в глазах тех, кто всё неугодное помечает штампами «авторитаризм» и «мошенническое государство» (как назвал Россию Макмастер).

В представленной генералом картине лично Владимир Путин оказывается главным обвиняемым в попытке подорвать демократические общества.

«Российская агрессия укрепляет нашу решимость и доверие. Мы все можем помочь господину Путину понять его серьезную ошибку», — заявил Макмастер.

При этом, указывает он, свои действия Россия «отрицает нагло и неправдоподобно», и неспособность решительно противостоять ей означает растущую уверенность Кремля. Макмастер выражает обеспокоенность попытками США наладить конструктивный диалог с Россией и считает, что такие попытки только ухудшают поведение противника. Характерно, что в качестве одного из примеров мишеней ведомой Россией гибридной войны он назвал Эстонию, Латвию и Литву. Уже некоторое время эти страны подготавливаются в качестве «передней линии обороны» на случай русского вторжения в Европу. Поскольку на деле никакого русского вторжения в Европу представить себе невозможно, остается только один вариант — бывшие прибалтийские республики СССР рассматриваются как самый удобный плацдарм для будущего вторжения в Россию.

Герберт Макмастер
Герберт Макмастер
DonkeyHotey

«Возможно, он /Путин/ считает, что наши свободные нации слабы и не будут реагировать на его провокации. Он ошибается», — предупредил Макмастер, речи которого высокопоставленные слушатели аплодировали стоя.

То, что «свободные нации» реагируют, не вызывает сомнений ни у кого. Напротив, все наблюдают, как верхушка стран НАТО составляет всё более причудливые схемы в попытке оправдать свою агрессию против России. Россия же, в 90-е взявшая уверенный курс на вхождение в западную цивилизацию в качестве равноправного партнера, не воспринималась таковым тогда и, разумеется, не станет восприниматься сейчас. Как сказал крупный теоретик западной геополитики, будущий мир будет построен «против России, за счёт России и на обломках России». Так называемые западные друзья России отличаются от ее врагов только тем, как они представляют себе скорость этого процесса. Первые хотят, чтобы он происходил без потрясений, медленно и упорядоченно. К сожалению, всё больше сил набирают вторые, понимающие, что медленный путь удушения России отнимает ресурсы от борьбы с Китаем, который вот-вот станет, если уже не стал, орехом не по зубам совокупному Западу.

Билл Клинтон и Борис Ельцин. 90-е
Билл Клинтон и Борис Ельцин. 90-е
White House Photograph Office

Вряд ли смена персоналий изменит логику приведенной схемы. Тем более что на смену Макмастеру приходит Джон Болтон, которого называют не просто ястребом, а ястребом из ястребов. Совокупный Запад набрал слишком большую инерцию и вряд ли сможет свернуть с выбранного пути: раздербанивание СССР обеспечило ему как системе лишние десятилетия жизни, но этот срок подходит к концу. А «обломков России, на которых должен строиться будущий мир», до сих пор нет.

Джон Болтон
Джон Болтон
Gage Skidmore

Так есть ли для России надежда в такой ситуации? Конечно, есть. Жестко и холодно дистанцироваться от происков условных друзей, а с однозначными врагами (будь то такие продукты американской деятельности, как Макмастер, ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) или ОУН-УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в некотором роде всё проще: они не вовлекают Москву в осуществление всепланетной американской мечты, из которой потом, как показывает практика, приходится долго и болезненно выбираться.