Конфликт
Конфликт
© REGNUM

На непредсказуемом ближневосточном геополитическом ландшафте прорисовывается новая расстановка сил, при которой Саудовской Аравии придется столкнуться с турецко-иранской осью, пишет Халид ибн Мунир в статье для Asia Times.

Конфликт
Конфликт
© REGNUM

После консолидации президентской власти в руках турецкого лидера Реджепа Эрдогана в результате референдума, прошедшего в апреле 2017 года, Турция вновь готовится к возрождению Османской империи на Ближнем Востоке. История конфронтации между арабами и турками всегда мешала сближению между Анкарой и Эр-Риядом. Дипломатический кризис вокруг Катара вновь вскрыл противостояние между ваххабитским Эр-Риядом и салафитской Анкарой.

Резкие заявления со стороны двух государств и недавние замечания короля Саудовской Аравии Сальмана бен Абдель-Азиз Аль Сауда в отношении Турции и Ирана ясно дают понять, что сближение между Анкарой и Эр-Риядом — это весьма призрачная надежда. Мечта Турции о возрождении старой Османской империи является прямым вызовом гегемонии Дома Сауда в регионе, основатель которого восстал против османов, чтобы создать собственное королевство.

Два радикальных направления в исламе — ваххабизм и салафизм — всегда стремились затмить друг друга и усилить свое влияние на остальной мусульманский мир. Секта ваххабитов придерживается более экстремистской точки зрения, проповедует нетерпимость и сектантскую ненависть. Противостояние ваххабитов с шиитским Ираном широко известно. Салафитская точка зрения является более гибкой и подходящей для выстраивания взаимодействия с Ираном.

Два данных направления преобладают в основном в суннитских странах. В то время как Саудовская Аравия распространяет ваххабизм посредством пожертвований через неправительственные организации, обучение студентов и с помощью экстремистских организаций, идеология салафитов в основном распространяется «Братьями-мусульманами» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Движение «Братья-мусульмане» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) имеет филиалы по всему арабскому миру. Организации-единомышленники присутствуют в Бангладеш и Пакистане, втором и третьем государстве по численности мусульманского населения соответственно. Ваххабиты и салафиты стремятся укрепить свое влияние в мусульманских странах, чтобы сохранить свое господство. Все эти действия происходят с молчаливого одобрения их западных союзников.

Влияние Саудовской Аравии на мусульманский мир снизилось из-за связей с экстремистами, причастными к атакам 11 сентября 2001 года в США. Вакуум, оставленный Саудовской Аравией, был заполнен либо Турцией, либо Ираном. Иранское влияние распространяется в основном на мусульман-шиитов. Позиции Саудовской Аравии по отношению к мусульманам-суннитам были перехвачены движением «Братья-мусульмане» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), поддерживаемым Турцией и Катаром.

«Арабская весна» в Египте в 2011 году привела к свержению союзника Саудовской Аравии бывшего президента страны Хосни Мубарака. В результате выборов к власти пришла Партия свободы и справедливости — политическое крыло движения «Братья-мусульмане» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). События в Египте были восприняты Саудовской Аравией как удар по статус-кво в регионе. Египет попал в сферу влияния Турции. В 2013 году в результате государственного переворота к власти в Египте пришел нынешний президент Абдель-Фаттах ас-Сиси. Турецкие и прокатарские СМИ начали информационную кампанию против нового президента Египта, обвинив его в жестоком подавлении инакомыслия.

Анкару и Тегеран также связывает вопрос курдов. В то время как Турция и Иран рассматривают курдов в качестве угрозы для своего суверенитета, Саудовская Аравия расценивает курдов в качестве ключевого инструмента для расширения своего влияния среди неарабского населения Ближнего Востока. Поскольку иракское правительство сейчас находится под влиянием Ирана, курды могут стать средством для противодействия распространению влияния Ирана, которым может воспользоваться Саудовская Аравия. Сдерживание курдов необходимо как для Турции, так и для Ирана для сохранения собственной территориальной целостности. С этой точки зрения нельзя исключить совместный турецко-иранский союз по обузданию стремления курдов к независимости.

Чтобы сохранить стратегическое господство над шиитским спектром, Иран с готовностью уступит турецкому руководству контроль над суннитским миром, конечно же, за счет Саудовской Аравии, своего главного соперника.

С другой стороны, Турция имеет стратегический интерес к тому, чтобы Саудовскую Аравию окружил шиитский полумесяц. Катар, который сейчас находится на совместной турецко-иранской орбите, вследствие экономической блокады, которую ранее Саудовская Аравия ввела против Дохи, располагает мощным медиаресурсом, который все чаще критикует политику Саудовской Аравии в Йемене. Конечно, это играет на руку Ирану.

Решимость Саудовской Аравии восстановить свое господство теперь столкнется с новым союзом Турции и Ирана, который будет подкреплен огромной катарской медиамашиной.

Читайте ранее в этом сюжете: The Hill: США исполняют опасный «цирковой трюк»

Читайте развитие сюжета: Блокадный Катар нашел торгового партнера в лице Ирака