Яркий, но спорный испанский писатель Пио Мио сообщил о проведении в апреле сего года семинара под названием «Гибралтар, насущный вопрос» с четырьмя сессиями, на котором будут рассмотрены исторические, дипломатические и национальные проблемы статуса скалы на юге Пиренейского полуострова, которая с 1830 года является британской колонией, а в настоящее время ее граждане одновременно подданные Великобритании и граждане ЕС. В колонке для портала La Gaceta писатель обрушился с критикой на испанские власти, которые, по его мнению, не уделяют достаточного внимания восстановлению суверенитета Мадрида над Гибралтаром. Как утверждает Мио, Испания заигрывает с «английским агрессором и оккупантом», что определяет испанскую внешнюю политику и положение Испании в НАТО. Из-за чего, например, происходит «развертывание испанских танков и самолетов в Прибалтике» и «провоцируется Россия, которая не угрожает нам вообще».

Флаг ЕС
Флаг ЕС

Это довольное резкая позиция, конечно, не присущая правительству Мариано Рахоя. Однако проблема Гибралтара существует и для него, особенно в силу переговоров по Brexit. Напомним, что 24 статья рекомендаций Европейского совета, принятых в апреле 2017 года, гласила, что «после выхода Соединенного Королевства из Европейского союза никакое соглашение между ЕС и Великобританией не может применяться к территории Гибралтара без соглашения между Королевством Испания и Соединенным Королевством». А по итогам заседания Евросовета в Брюсселе 23 марта сего года в статье 1 уточненных рекомендаций говорится, что Европейский совет призывает к «активизации усилий» по вопросу Brexit, «особенно в отношении Гибралтара, и повторяет: пока не согласовано всё, не согласовано ничего». Между тем до согласования между Лондоном и Мадридом еще далеко, при этом Гибралтар требует, чтобы его допустили к двусторонним британско-испанским переговорам. А сами испанские власти ныне смягчили свою позицию в отношении восстановления суверенитета над Гибралтаром, не смешивая, по замечанию испанской газеты El Mundo, «исторический конфликт с суверенитетом».

Гибралтар
Гибралтар
Port of Gibraltar

Министр иностранных дел Испании Альфонсо Дастис заявляет, что «это не проблема», Мадрид хочет лишь совместного управления аэропортом и «большего сотрудничества» по табаку и налогообложению. Это заметно контрастирует с высказываниями его предшественника, Хосе Мануэль Гарсия-Маргальо (возглавлял МИД в 2011—2016 годах), который ставил вопрос суверенитета главным для Испании по Гибралтару в контексте Brexit. Между тем ни Лондон, ни Гибралтар не хотят уступать Мадриду даже в части совместного управления аэропортом. Правительство скалы находится под атакой оппозиционной Социал-демократической партии (GSD), обвиняющей власти в том, что те, «похоже, не желают говорить народу, какие вопросы обсуждаются с Испанией, что поставили на стол и готовы ли вести переговоры, а также какие вопросы поставил на стол Мадрид». В ответ кабинет заявляет, что настроен решительно и готов отменить права и защиту для испанцев и других граждан ЕС, проживающих и работающих здесь, если Испания использует свое право вето для исключения Гибралтара из переговоров с Брюсселем и Лондоном по Brexit.

Таким образом, сложились все предпосылки для перерастания в горячую фазу конфликтной ситуации по вопросу образования, чье географическое расположение играет критически важную роль не только в европейской политике, но и мировой. Кто контролирует Гибралтар, тот контролирует и узкий Гибралтарский пролив, соединяющий Средиземное море с Атлантикой, где неоднократно случались конфликты с передвижением судов. Лондон цепко держится за свое, что не нравится многим в континентальной Европе. Как замечает немецкая газета Die Welt, в 2013 году британцы использовали 300-летнюю годовщину Утрехтского мира в качестве повода снова направить флотилию на Гибралтар, «Конечно, четыре года назад речь шла и о большем. Поход должен был показать, что «мы не будем смотреть сквозь пальцы, если люди на Гибралтаре подвергнутся угрозам или давлению», — подчеркивает издание. — Сегодня кажется, что после голосования Англии за Brexit и возможного отделения Шотландии и Северной Ирландии скала обезьян и ее 30 тысяч преданных короне подданных стали последним обломком самоутверждения, всё еще остающимся у Великобритании».

Гибралтар
Гибралтар

Но дело не только в игре на эмоциях британских избирателей. Лондон хочет выйти из Европейского союза и остаться в нём, чтобы подчинить себе континентальную Европу. Гибралтар — лучший способ для этого. Обозначая геополитические прогнозы на 2018 год, португальская газета Observador прогнозирует проведение политики «дешевого сдерживания и низкой геополитической интенсивности», что вызовет появление очередной региональной вражды или ряда региональных конфликтов между не находящими взаимопонимания партнерами или соседями. Эту ситуацию хорошо иллюстрируют трехсторонние отношения между Великобританией, Испанией и Португалией. Поскольку «за пределами ЕС британцы могут провоцировать ряд разногласий в иберийской политике из-за сепаратистского регионализма, из-за Гибралтара или из-за некоторой позитивной дискриминации в отношении Португалии и отрицательной в отношении Испании».

Несмотря на то, что Россия не является членом Евросоюза, статус скалы, перекрывающей путь из Атлантики в Средиземное море, к Сирии, где присутствуют российские военно-космические силы, и Турции, наконец, в Черное море к нашему Крыму и кубанским портам, крайне важен. Вряд ли можно рассчитывать на порядочность Лондона. Соответственно, если вдруг Мадрид обратится с запросом к Москве, имеет смысл поддержать его. А небольшое островное государство на севере Атлантики не должно диктовать свою волю Европе.