Путин – Эрдоган: стратегические союзники или тактические партнеры

Москва и Анкара готовятся к Совету сотрудничества высшего уровня

Станислав Тарасов, 22 марта 2018, 14:51 — REGNUM  

Глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу сообщил, что 3 апреля в Анкаре состоится заседание Совета сотрудничества высшего уровня Турции и России с участием президентов двух стран Реджепа Тайипа Эрдогана и Владимира Путина. По словам министра, президенты рассмотрят вопросы развития двусторонних отношений, а также региональные проблемы. Но вначале они примут участие в закладке фундамента АЭС «Аккую» в Мерсине. По всем признакам, визит Путина станет его первым зарубежным турне после убедительной победы на президентских выборах. Эрдогану такие выборы предстоят в 2019 году. К этому рубежу он собирается подойти с успехами во внешней политике — как на российском направлении, так и сирийском, с Западом у него полный раздрай.

Анкаре удалось одержать победу в Африне, хотя ранее предполагалось, что она там завязнет, операция «Оливковая ветвь» продолжится до мая. При этом американцы, партнеры Турции по НАТО, требовали остановить наступление. Как констатирует турецкая газета Hürriyet, вряд ли такой успех был бы возможен без реализации договоренностей, достигнутых между Путиным и Эрдоганом по координации действий в Сирии в рамках астанинского процесса. Турецкий президент поставил на кон свой политический престиж. В случае неудачи он мог серьезно растерять свое влияние как внутри, так и вне страны, что могло в перспективе привести к потере им власти. Но Эрдоган пошел ва-банк. Более того, он не поддался давлению США, требующих разорвать сделку по покупке российских систем С-400. Как заявлял Чавушоглу, Анкара не будет терпеть «приказного тона» из Вашингтона в отношении того, какое оружие и у кого следует приобретать. И даже пригрозил американцам некими «ответными действиями» в случае применения США против Анкары санкций, что можно считать беспрецедентной акцией. В итоге, как обнаружили турецкие социологи, в Турции стал расти уровень доверия к государству и правительству.

В этой связи Bloomberg не исключает, что Эрдоган «может воспользоваться общественным энтузиазмом и объявить досрочные выборы». На наш взгляд, это было бы логично. На Ближнем Востоке ситуация быстро меняется, и до 2019 года в Тигре и в Евфрате утечет немало воды. Тем более что в глазах турецкого обывателя и экспертов Эрдорган приобретает репутацию успешного стратега, вступившего в альянс с Россией и демонстрирующего невиданный ранее ревизионизм в отношениях с Западом. Дело не только в Сирии. Если Запад, вынашивая планы по установлению нового порядка на Ближнем Востоке, рассматривал и пока еще рассматривает Анкару лишь как инструмент для реализации намеченных геополитических проектов, то сейчас Турция в альянсе с Россией выступает в роли полноценного регионального субъекта, способного участвовать, а не наблюдать, в установлении нового международного порядка. И, как пишет британская газета The Times, «Эрдоган может еще больше отдалиться от западной орбиты, а в частных беседах дипломаты уже называют Анкару Nino, то есть членом НАТО только на бумаге». Издание считает, что Путин и Эрдоган выправляют свои геополитические компасы: Москва — на Восток, а Анкара — на Север.

Не случайно, подчеркивает уже Hürriyet, «Эрдоган воспринял как чрезвычайно хорошую новость победу Путина на выборах 18 марта». Это вселило в него «уверенность не только в том, что дальнейшее тесное сотрудничество с российским президентом обеспечено в обозримом будущем», но он поверил и «в свою победу на предстоящих президентских выборах». Это важно потому, что «Путин и Эрдоган по разным причинам оказываются под давлением Запада, и пропорционально этому растет зависимость Анкары от Москвы и отчуждение Турции от Запада, когда потребность двух стран в хороших связях будет возрастать». Но в то же время не стоит романтизировать альянс между Москвой и Анкарой. Он может как перерасти в стратегический союз, так и нет. Многие американские эксперты сейчас призывают президента США Дональда Трампа «не терять Турцию, как это происходит с Пакистаном», так как «Путин может оказаться в сердце Ближнего Востока и будет предопределять развитие событий в этом регионе». Эти аналитики практически уверены в том, что «Турция по-прежнему выступает против иранского экспансионизма и опасается России по историческим и географическим причинам», а ее дрейф в сторону Москву во многом объясняется «ошибками США, которые еще можно исправить, проявляя гибкость в отношении поддержки сирийских курдов».

В Москве, конечно, видят и понимают, что Турция пытается проводить так называемую многовекторную политику. Но турецкая дипломатия вряд ли уже уступит Западу обретенное новое качество, если тот не пойдет в целом на радикальное изменение своей политики в регионе, а не только в отношении курдов. Вот почему предстоящая встреча в Анкаре президентов Турции и России приобретает важное значение. Если Путину удастся примирить Эрдогана с президентом Сирии Башаром Асадом, то, найдя общую позицию, два соседа могли бы радикально изменить ход событий в регионе, ликвидировать побудительные мотивы для присутствия американцев в Сирии, обрести более широкую геополитическую перспективу. И тогда турецкий лидер набрал бы дополнительные политические очки, которые он может использовать на президентских выборах в 2019 (или в 2018) году. В противном случае Турция, как предполагает министр обороны США Джеймс Мэттис, окажется «единственным членом НАТО с активным повстанческим движением на своей территории». Так что Эрдогану есть над чем серьезно подумать и что выбрать.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail