Отставка премьера Словении: Россию втягивают ещё в один конфликт

Правый политик Андрей Шишко протягивает руку левым и считает, что словенское руководство втягивает Россию ещё в один территориальный конфликт

Владимир Романов, 17 марта 2018, 21:47 — REGNUM  

Внезапная отставка премьера Словении Миро Церара активно обсуждается в политических кругах страны. Главенствующее мнение — это его тактический манёвр накануне парламентских выборов. Формальным поводом для этого шага Церар назвал отмену Верховным судом референдума о строительстве железной дороги Копер — Дивача. Взгляд видного представителя словенских правых Андрея Шишко отличается от такой упрощённой оценки ситуации.

Андрей Шишко родился в 24 апреля 1969 года. В 2011 году получил диплом инженера в области IT. Ещё будучи школьником, основал незаконную Антикоммунистическую организацию Словении, позднее — Фронт независимой Словении и Движение за отделение Словении. Впоследствии был одним из организаторов словенской гвардии. Является лидером движения «Объединенная Словения». Пользуется широкой поддержкой молодёжного электората, в том числе организаций футбольных болельщиков г. Марибор и на Северо-Востоке Словении. На президентских выборах в ноябре 2017 года занял четвёртое место. О политическом контексте отставки премьер-министра Словении Андрей Шишко беседовал с корреспондентом ИА REGNUM Владимиром Романовым.

: Каковы, на Ваш взгляд, подлинные причины отставки премьера Церара?

Очевидно, что решение Верховного Суда, заблокировавшее финансирование железной дороги Копер — Дивача, это только повод. Это решение принято на фоне забастовки учителей и госслужащих, требующих повышения заработной платы. Логика подсказывает, что на эти цели можно было направить высвободившийся от остановленного проекта миллиард евро. Однако Церар заявил, что «требования народа становятся всё менее осуществимыми и наносят ущерб государству». То есть по факту он признался в том, что это государство — антинародное. Поэтому внутренняя логика отставки — неспособность действующего кабинета министров совместить интересы нашего народа со следованием в экономическом фарватере Брюсселя. И у него нет ни сил, ни желания брать перед европейскими хозяевами ответственность за курс в интересах словенского народа. Этому должно быть дано чёткое определение — антиславянская политика.

: Решение об отставке принято всего за три месяца до парламентских выборов. Оно производит впечатление экстренного политического мероприятия. Можно ли предполагать, что причина этого шага гораздо глубже, нежели текущие противоречия?

Тактически Церар просто надеется выпрыгнуть из премьерского кресла, чтобы пересидеть в стороне назревающий социальный кризис и вернуться в политику не обременённым ответственностью за происходящее. Но проблема намного глубже. Всем уже понятно, что она — в том, что в рамках нынешнего формата взаимоотношений Словении и ЕС с нашими интересами в Брюсселе просто не считаются. К вопросу о железной дороге — она должна была связать наш порт Копер с австрийской и общеевропейской железнодорожной сетью. Стратегический характер магистрали очевиден. Но я не исключаю, что её строительство не понравилось кому-то в Брюсселе, Берлине и Вашингтоне с учётом подписанного в феврале 2017 года пакета протоколов о намерениях с российской государственной компанией РЖД о её участии в железнодорожном строительстве в Словении.

В таком случае — и русские, и мы — заложники политики двойных стандартов. Эта русофобская и славянофобская политика проявляется всюду, где намечаются связи между нашими славянскими народами. Нынешнее руководство страны предпочитает не ссориться с Брюсселем ради своего народа. И его устраивает, что мы превращаемся в народ второго сорта, а это — классический нацизм. Связанный этой политикой кабинет Церара не собирался этому препятствовать. Это означает, что в случае его повторного прихода к власти, если для нас что-то и поменяется, то только в худшую сторону. На фоне усугубляющихся общеевропейских и мировых политических рисков эти мои опасения более чем обоснованы. Сейчас вопрос стоит так: либо нас будут использовать в игре по чужим правилам за чужие призы, либо мы станем субъектами во внутренней и международной политике. Пока же действующая власть занимается политической бутафорией и клоунадой. Если уж Церар использует аргумент дороги Копер — Дивача, он умалчивает о том, что порт Копер — это единственные морские ворота Словении, и на них — обременение территориальным конфликтом с соседней Хорватией. Эта — ключевая для нашей страны проблема постоянно используется в предвыборной риторике всех политических сил, но, после прихода к власти все продолжают заниматься имитацией. И результат — ноль. Для начала надо вспомнить, что именно ныне действующая власть Словении несёт ответственность за то, что, имея гарантированные рычаги решения этой проблемы, в угоду Берлину и Вашингтону, решила предать наши национальные интересы. Словения без сопротивления теряет свою территорию, море и она же за это должна расплачиваться. Наша партия «Едина Словения» — единственная сила, кого это заботит на деле.

: На приёме в декабре 2017 года, который после своего повторного избрания президентом Борут Пахор организовал для своих соперников по избирательной гонке, Вы не подали ему руки. Насколько обоснована информация о том, что это было выражение Вашего отношения к Пахору за его роль в превращении словенско-хорватского территориального конфликта в неразрешимый узел.

Это правда. У Словении была уникальная возможность решить эту ключевую проблему ещё в 2009 году, не прилагая к этому никаких усилий. Просто заблокировать вступление Хорватии в ЕС и НАТО. Именно с этой целью наша партия (Словенская Народная партия — ИА REGNUM ) начала сбор подписей за референдум о вступлении Хорватии в НАТО. Борут Пахор, будучи тогдашним премьер-министром, под давлением Вашингтона и Брюсселя специально приехал на встречу со мной, чтобы уговорить не инициировать этот референдум и не поднимать акции протеста. Для этой встречи меня даже выпустили из тюрьмы, где я находился по надуманному обвинению. Но, используя административные возможности, Пахор развалил процесс подготовки референдума. Это неприемлемо для государственного деятеля любой страны, не только Словении. Ради этого решения была уничтожена наша партия. Но теперь мы основали гораздо более мощную партию — «Объединённая Словения», председателем которой я являюсь. Теперь Пахор пускает пыль в глаза и играет гневного борца за национальные интересы, направляя иски в Европейский арбитраж после того, как согласием на вступление Хорватии в ЕС с нерешённой территориальной проблемой де факто признал её право на исконную словенскую акваторию.

Разочаровывает, что на эти трюки попадается российское руководство. В ходе недавнего визита вашего министра иностранных дел Лаврова в Словению 21 февраля этого года на совместной пресс-конференции наш глава внешнеполитического ведомства Карл Эрьявец неожиданно поднял тему словенско-хорватского территориального спора. Пользуясь, очевидно, слабой осведомлённостью российского МИДа в специфике этого вопроса, он продолжил пустопорожнюю риторику о судебном возмездии в отношении Хорватии. Фактически, уводя мнение общественности от подлинного виновника — президента Борута Пахора, словенское руководство втягивает Россию ещё в один территориальный конфликт. Неужели у неё и без этого проблем мало? Есть гораздо более важные вопросы двусторонних и международных отношений, в решении которых роль России может и должна стать ключевой для Словении и всего ЕС. Позвольте мне привести конкретный пример.

В 1991 году Республика Словения обрела независимость. При этом наши политики «как-то» не заметили соглашения о восстановлении демократической и независимой Австрии, которое было подписано в Вене 15 мая 1955 года. Словения не является правопреемником СФРЮ, с которой у Австрии были урегулированы все отношения. Это де-факто означает, что Словения вообще не является суверенным государством. Также следует учитывать тот факт, что государственная граница с Австрией не демаркирована. Это, к примеру, означает, что мы не можем адекватно защитить словенское меньшинство в австрийской земле Каринтия. И стыдно, что до сегодняшнего дня статус Словении не определялся ни одним словенским правительством. И, если уж зашла речь о российском МИДе, то Россия, как правопреемница СССР и, следовательно, участник международного соглашения по Австрии, должна быть проинформирована об этом.

: На прошедших президентских выборах вы показали четвёртый результат. С таким потенциалом — даже в условиях информационного давления провластных СМИ — Ваша партия может представлять реальную силу. В том числе и для потенциальных союзников. Кому Вы с Вашей принципиальностью были бы готовы протянуть руку?

Я не обращаю внимания на условности наименований, всяких «политических спектров» и «ориентаций». И я, кого почему-то причисляют к «ультраправым», не вижу в этом никакого смысла. Я могу пожать руку тем, кто слева, справа, даже тем, кто отстал и находится сзади. Единственный критерий — политик и партия должны действовать в интересах словенской нации и словенского государства. Я готов общаться с любым словенским политиком, который работает на благо наших людей.

К примеру, я не вижу никаких противоречий даже с таким «левым» политиком, как мэр Любляны Зоран Янкович. Одержав убедительную победу на парламентских выборах 2011 года, его созданная фактически с нуля партия «Позитивная Словения» попала под давление Вашингтона и не смогла провести Янковича в премьеры. Наше разделение на «левых-правых» — полная условность. Я готов пожать руку Зорану Янковичу — если его «Позитивная Словения» придёт в национальное собрание и поддержит национальные интересы Словении.

Читайте ранее в этом сюжете: Премьер-министр Словении обосновал свое решение об отставке

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail