Кто в Европе станет превыше всего?

Германия ослабла, народники окрепли

Станислав Стремидловский, 15 марта 2018, 15:32 — REGNUM  

Канцлер Германии Ангела Меркель, чьи полномочия депутаты бундестага подтвердили голосованием 14 марта, определилась со своими первыми поездками за рубеж. По сообщению ведомства федерального канцлера, Меркель «отправится в Париж в пятницу днем, 16 марта, где встретится с президентом Франции Эммануэлем Макроном для двусторонней дискуссии. Разговор будет посвящен двусторонним, европейским и международным вопросам». И вот интрига. Польские средства массовой информации сообщили, что после Парижа канцлер в понедельник, 19 марта, отправится в Варшаву. Это неофициальные данные. Комментируя их, министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович заявил: «Давайте подождем немецкую сторону». При этом он подтвердил, что 16 марта в Польшу прибывает новый глава МИД Германии Хайко Маас, с которым будут обсуждены «двусторонние отношения», а также «будущее Европейского союза».

Фактически речь идет о реанимации формата Веймарского треугольника (Берлин — Варшава — Париж) в сложной геополитической ситуации, когда после последних парламентских выборов обозначено появление новых альтернативных центров в лице Австрии и Италии и роста народнических (в глобалистской терминологии — популистских) движений. Но не всё так просто и в самом Веймарском треугольнике. Отсутствие в течение полугода правительства в Германии и рост популярности народнической партии «Альтернатива для Германии» (AfD) произвело впечатление на французов, которые сочли, что канцлер и ее сторонники значительно ослабли. Как пишет газета Le Figaro, «Меркель начинает четвертый и последний мандат канцлера, а ее политические позиции в Германии слабы, как никогда. Всё это дает Макрону прекрасную возможность попытаться вернуть себе лидерские позиции во франко-немецких отношениях и продвинуть Францию на первые позиции в Европе».

В этой ситуации Берлин нуждается в союзниках. И в качестве такового может выступить Польша. Поляки и немцы имеют совместную давнюю историю. Немцы испытывают определенные сентиментальные настроения в отношении своего восточного соседа. Правда, специфического толка. Как замечал бывший глава МИД Германии Зигмар Габриэль, призывая к «более глубокому пониманию Польши», нужно понимать, что эта страна «на протяжении 200 лет не могла сама решать свою национальную судьбу». Что касается Парижа, то он отказывается понимать сложные чувства поляков, с которыми к тому же не имеет общих границ. Как отмечало одно из оппозиционных польских изданий по итогам президентских выборов во Франции, после победы Макрона «правящей партии «Право и Справедливость» (PiS) придется съесть жабу», поскольку для нее что Макрон, что Марин Ле Пен — оба были хуже и являлись выбором между «чумой» и «холерой». Соответственно, Берлин, пойдя навстречу Варшаве, мог бы попробовать уравновесить французское влияние.

Однако что немцы могут предложить полякам, которые исторически демонстрировали стойкую неспособность идти на компромисс? В чем единственно заинтересована PiS, которая поставила страну на международной арене в положение чуть ли не изгоя, когда отношения Польши с «великим американским союзником» достигли самой низшей точки за историю Третьей республики, когда в глазах мирового общественного мнения варшавский салон превратился в «наследников антисемитов», запрещающих обсуждать болезненные вопросы прошлого, когда с соседями в лице Украины и в меньшей степени Литвы хватает проблем, так это в отказе Германии от строительства газопровода «Северный поток — 2». «Право и Справедливость» могла бы выдать избирателям нечто подобное за свой успех. Однако «Северный поток — 2» является международным проектом. Если Берлин пойдет на его срыв, то столкнется с негативной реакцией не только русских, но и французов, австрийцев и голландцев, не говоря уже о собственных концернах. Только ради неустойчивой польской поддержки игра не стоит свеч. Правда, Германия могла бы попробовать привлечь к польско-немецкому альянсу Великобританию.

Но это будет означать уже отказ Берлина от общей европейской политики, переход к ситуативным союзам времен 1930-х годов. На фоне желания Евросоюза наказать Лондон — за новый треугольник придется заплатить слишком дорогую цену. Но она может оказаться приемлемой в случае, если в Европе продолжится победное наступление народнических сил, в котором заинтересованы не одни лишь местные партии. В эти дни по европейским странам продолжает турне бывший стратег Белого дома Стивен Бэннон, считающийся идеологом народников. Он уже побывал в Италии, где его идеологические союзники на парламентских выборах набрали около половины голосов. Посетил Швейцарию, где встречался также с лидерами «Альтернативы для Германии». Выступил во Францию на съезде «Национального фронта» с основным докладом. Что интересно, Бэннон назвал «героем» и «патриотом» венгерского премьер-министра Виктора Орбана, известного своим враждебным отношением к ЕС (американские СМИ, ссылаясь на неподтвержденные данные, прогнозируют их встречу во время европейской поездки Бэннона). А также, как замечает The Irish Times, говоря о «симбиозе» в правом движении, упомянул Польшу, Чехию и Германию.

Действительно, Германия продолжает переживать политический кризис, несмотря на создание «великой коалиции» (GroKo). Некоторые немецкие издании считают, что Меркель главным образом хочет «выкинуть» AfD из бундестага. Это может получиться у нее в том случае, если она подорвет позиции этой партии в Восточной Германии, где они сильны, а также закрепит альянс ХДС/ХСС на центристских позициях, отжав крайне правые и крайне левые фланги на периферию с последующей их маргинализацией. Но складывается впечатление, что в рядах баварской ХСС хватает тех, кто сами склонны попробовать поиграть в народничество, чтобы, с одной стороны, захватить электорат «Альтернативы для Германии», с другой, подвинуть ХДС, руководимый Меркель. Иначе с чего бы политики и журналисты вдруг заговорили о «баваризации» Берлина, о том, как пишет «Русская Германия», что председатель ХСС Хорст Зеехофер, получивший пост министра внутренних дел, «переезжает теперь в немецкую столицу, где намерен, похоже, ввести «баварские порядки»? Не говоря уже, что в новом правительстве отсутствуют министры — восточные немцы. Если баварцы смогут сместить альянс ХДС/ХСС резко вправо, Германия заставит ЕС вздрогнуть. И тогда в европейских странах вновь задумаются над вопросом — кто же или что же сегодня в Европе превыше всего.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail