Foreign Policy: США готовятся к бесконечной войне с новыми соперниками

Истина заключается в том, что в конкуренции с мировыми державами, особенно с Китаем, США не одержат победу только за счет увеличения оборонных расходов, демонстрации силы, появления новых возможностей для ведения войны в космическом пространстве

Александр Белов, 13 марта 2018, 23:53 — REGNUM  

Новая мантра высокопоставленных гражданских и военных чиновников США гласит, что политика конкуренции между сверхдержавами вернулась обратно. Данное положение теперь официально закреплено в новой оборонной стратегии Пентагона, опубликованной в январе 2018 года. Согласно новой концепции, «конкуренция между сверхдержавами, а не борьба с терроризмом является приоритетной целью в сфере национальной безопасности». Это означает, что Китай и Россия превратились в приоритетную задачу специалистов в сфере обороны, а не ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) или «Аль-Каида» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), пишет Микан Зенко в статье для The Foreign Policy.

Появление санкционированной Пентагоном политики, предусматривающей конкуренцию с другими мировыми державами, сопровождалось путаными заявлениями высокопоставленных гражданских и военных чиновников о геополитической конкуренции. Сегодня американские чиновники говорят, что противниками США являются отдельно взятые страны. Официальные заявления формируют ограниченный кругозор. Это может привести к чрезвычайно дорогостоящим или контрпродуктивным внешнеполитическим инициативам.

Рассмотрим несколько недавних цитат официальных представителей оборонного ведомства, связанных с новой холодной войной. Например, генерал ВВС США Майкл Холмс недавно заявил, что геополитическая конкуренция — это «война». По его словам, это «бесконечная война, давняя конкуренция между равными соперниками». Оксфордский словарь английского языка гласит, что слово бесконечность означает «бесконечное или беспредельное пространство, протяженность или размер, который невозможно измерить или вычислить». Получается, что в любом месте Вселенной Китай, Россия и США будут соперничать друг с другом на протяжении длительного времени. С другой стороны, соперники обладают ограниченными военными возможностями, экономическим и дипломатическим влиянием. Это означает, что любые материальные или внешнеполитические приобретения можно получить только за счет США или их двух соперников.

Однако зачем расценивать мирное соперничество в разных регионах мира как «войну»? Если речь идет о метафоре, характеризующей политическую борьбу, борьбу за рынки, производственные предприятия и конкуренцию в сфере исследований и разработок, то такое соперничество можно назвать войной. Но, с другой стороны, получается, что многие десятки стран в настоящий момент находятся в состоянии войны. Даже американские штаты находятся в постоянной конкуренции между собой. Придерживаясь такой логики, они тоже находятся в состоянии войны. Лучше отказаться от такой характеристики, поскольку в противном случае вся внешняя политика — это война, а страны — это участники боевых действий.

Всего несколько лет назад главным приоритетом в сфере национальной безопасности была борьба с исламистскими экстремистами, которые считались главной угрозой. В 2015 году бывший председатель Объединенного комитета начальников штабов ВС США генерал Мартин Демпси заявил, что противостояние с террористами, «вероятно, будет продолжаться на протяжении 30 лет», в то время как бывший директор ЦРУ Джон Бреннан отметил, эта «война велась на протяжении тысячелетий». Если предположить, что бывшие чиновники ошибались относительного главной угрозы для национальной безопасности и сроков ее устранения, почему нынешние чиновники так уверены в правильности своих оценок в отношении стран-соперников?

Кстати, генерал Холмс также сделал очень странное заявление во время своего февральского выступления на военно-воздушной базе Неллис, штат Невада. «Китай был создан для участия в бесконечной игре. Моя цель — позаботиться о том, чтобы наши внуки имели все возможности, а не делали массаж китайским туристам».

Среди высокопоставленных американских политиков все большую роль начинает играть консенсус, согласно которому другие страны хотят выстраивать политику, свойственную сверхдержавам, в то время как США просто участвуют в поддержании «международного порядка, основанного на законе». В январе 2018 года министр обороны США Джеймс Мэттис буквально заявил, что Вашингтон «не вторгается в другие страны», наверное, забыв о свержении трех режимов в течение 12 лет и нынешней оккупации части Сирии без согласия сирийского правительства.

Он также добавил, что США предпринимают шаги в соответствии с принципом верховенства международного права. Реальность заключается в том, что Пентагон оставляет за собой право применять силу в любой точке мира, в том числе против китайской и российской критической инфраструктуры. Как однажды заявил видный участник антивоенной деятельности в США Абрахам Масти:«Никакая большая держава за всю историю не считала себя агрессором. Это по-прежнему актуально и сегодня».

Истина заключается в том, что в конкуренции с мировыми державами, особенно с Китаем, США не одержат победу только за счет увеличения оборонных расходов, демонстрации силы, появления новых возможностей для ведения войны в космическом пространстве. Американские политики должны сосредоточить свое внимание на решении внутренних проблем в политической, экономической, образовательной, медицинской и социальной сферах, поскольку это может иметь существенное влияние на международную конкуренцию.

Читайте ранее в этом сюжете: The Hill: США сталкиваются с растущим числом международных угроз

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail