Чего России ждать от Ватикана

Пятилетка папы Франциска

Станислав Стремидловский, 13 марта 2018, 11:09 — REGNUM  

13 марта исполняется пять лет, как из временной трубы, установленной на крыше Сикстинской капеллы, повалил белый дым, что значило: у нас есть папа. Новым понтификом стал уроженец Буэнос-Айреса, аргентинский кардинал Хорхе Марио Бергольо.

Первый папа иезуит и первый папа, избравший себе имя Франциска в честь знаменитого святого Франциска Ассизского. На днях в России побывал директор итальянского иезуитского журнала La Civiltà Cattolica отец Антонио Спадаро. Как говорят, это издание может позволить себе делать информационные вбросы, позволяющие понять, какие темы интересуют папу и что бы он хотел обсудить, не привлекая к себе особого внимания. Отец Антонио рассказал очень интересные вещи об избрании главы Католической церкви. Сама ситуация была уникальной. Добровольное отречение пап не предусмотрено. Когда Бенедикт XVI заявил о своем уходе, все гадали, что бы это значило. Вот версия иезуитского священника:

«Когда 11 февраля 2013 года папа Бенедикт XVI отрекся от престола, как и всем остальным, мне было трудно в это поверить. После этого был конклав и прочие процедуры. Иезуит из нашего журнала La Civiltà Cattolica должен был написать об этом процессе перехода. Но именно в тот момент мои собратья-иезуиты пригласили этого отца Сальвини (на тот момент — директора журнала) посетить Москву и Новосибирск. И когда был конклав, он оказался в Новосибирске. Он должен был писать об этих вещах, я же как журналист — не ватиканист по специализации. Но я должен был начать день за днем следить за всем: за всеми комментариями, за хроникой. Потом настал день выборов.

Своей хронике я уже дал название, очень глупое название: «От Бенедикта к XXX». Во время конклава мне надоело смотреть на эти три икса, и я решил заменить их на какое-то невозможное для папы имя. Тогда я написал в своем файле в Word: «От Бенедикта к Франциску». Когда я был на площади Святого Петра 13 марта 2013 года, я очень переживал. Я помню этот день, как сегодня. Я не мог усидеть дома, и я пошел в ватиканский пресс-центр. В этот вечер выбрали папу. Когда назвали это имя — Георгий Мария, то есть Хорхе Марио, я подумал, а какой еще кардинал у нас с таким именем? Мне даже в голову не приходило, что это может быть Бергольо… Каково же было мое удивление, когда назвали фамилию Бергольо! Когда сказали, что он выбрал имя Франциск, для меня это была уже двойная травма».

Оставим судить читателям, был ли автор процитированных строк обуян в момент выбора папы Духом Святым, что позволило ему так точно предсказать, кто станет Святейшим отцом, или дело в чем-то другом. Но факт остается фактом. Католическую церковь возглавил папа Франциск. Как рассказал отец Антонио, на собственном опыте, который приобрел во время поездок с папой в рамках его пастырских визитов, он убедился в значении для понтифика мировой политики и его роли в ней. Обращаясь к российским слушателям, директор иезуитского журнала добавил: «Ваш президент Владимир Путин, как вы знаете, уже дважды был принят в Ватикане. Для меня сейчас влияние папы Франциска на картину всей мировой политики, на геополитические процессы представляет большой интерес. Конечно, Россия в этих процессах, которые происходят на мировой арене, играет крайне важную роль».

Слова эти довольно лестные, хотя нельзя не признать, что под ними есть основания. Родиной нашего христианства является Ближний Восток, переживающий трудные времена. Ватикан неоднократно предупреждал, что сегодня мы переживаем период, когда христиане могут попросту исчезнуть из исторически присущего им региона, где зародилась наша вера, по дорогам которого ходили Господь Христос и апостолы. Некогда трепетное внимание к Ближнему Востоку проявляли европейские рыцари — крестоносцы, благословленные Святым престолом. Сегодня защитой христиан занимаются военно-космические силы России и российские военные, проливающие свою кровь в том числе за то, чтобы библейские Церкви сохранили свое существование.

По большому счету, кроме Москвы, заниматься этим некому. Отсюда внимание папы Франциска к России и ее деятельности. Этот понтифик оказался тем, кто пошел на активный диалог не только с Кремлем, но и Русской православной церковью. Два года назад встреча папы и патриарха Московского и всея Руси Кирилла ознаменовала новый этап католическо-православного диалога, поводом для которого послужила печальная судьба ближневосточных христиан. Две Церкви договорились работать вместе на восстановление Церквей в Сирии. Это непросто. Ведь в регионе хватает и других сил, которых не так волнует религиозная составляющая. Святой престол и Московский патриархат вынуждены иметь в виду нюансы мировой политики и геополитических процессов. Для Ватикана это непросто и потому, что Католическая церковь носит вселенский характер, а значит, на нее влияет Запад, придерживающийся отличного от российского взгляда на события в Сирии.

Отметим также, что российско-ватиканские отношения носят многослойный характер. Есть уровень взаимоотношений двух государств, где Ватикан общается с Кремлем. Есть диалог между Святым престолом и Московским патриархатом. И есть политика Католической церкви собственно в России, где она сосредоточена в четырех епархиях и пастырском округе Крыма и Севастополя, а ныне, похоже, проявляется настрой на упорядочивание ее деятельности в российских регионах по отдельности. Но самым интересным является активность Ватикана на постсоветском пространстве. Папа Франциск уже побывал в Армении, Азербайджане и Грузии, в следующем году собирается нанести визит в Латвию, Литву и Эстонию в то время, когда они будут отмечать столетие со дня обретения независимости. В России до сих пор республики бывшего Советского Союза не воспринимаются как отрезанный ломоть. И когда Святой престол поднимает статус этих республик, организовывая визит папы, это можно воспринять, что у Ватикана есть своя концепция в отношении новых постсоветских государств.

Какой она окажется, вероятно, станет понятно по следующим пяти годам понтификата Франциска. Но в любом случае Ближний Восток, Закавказье и Прибалтика окажутся в зоне интереса ватикано-российских отношений. А еще Белоруссия и Украина — как зоны особо деликатного внимания. Хотя нельзя исключать того, что Святой престол направит свой взор дальше, на Китай, с которым сейчас ведет активные переговоры о восстановлении дипломатических отношений и признании «подпольной Церкви». А тогда центр переместится в постсоветскую Среднюю Азию. Впереди нас ждут интересные времена, и, видимо, вне зависимости от того, кто будет папой.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail