После того как радикальное движение «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) опубликовало адресованное американскому народу письмо с предложением о переговорах, появились надежды на возможность скорого мирного урегулирования конфликта в Афганистане. За письмом радикалов последовало предложение президента страны Ашрафа Гани признать радикалов легитимной политической партией и пойти им на значительные уступки.

Американский солдат в Афганистане
Американский солдат в Афганистане
Иван Шилов © ИА REGNUM

Реакцией на эти два шага стали заявления о том, что процесс нахождения политического решения конфликта наконец сдвинулся с мертвой точки. Тем не менее в сложившихся условиях нужно проявить осторожность, если не цинизм, пишут Марвин Г. Вайнбаум и Самад Садри в статье для американского издания The National Interest.

Читайте также: American Conservative: У США есть лишь один выход из Афганистана

Так, намерения, которые преследовали боевики в своем письме и последующих заявлениях, очевидны: они не стремятся создать фундамент для переговоров, а лишь пытаются подорвать решимость народа и официальных лиц США в вопросе сохранения присутствия американских военных в Афганистане. Кроме того, они хотят вбить клин между Вашингтоном и правительством в Кабуле.

Солдаты США в Афганистане
Солдаты США в Афганистане
The U.S. Army

Письмо радикалов демонстрирует отличное знание правил ведения психологической войны: они прекрасно понимают характер общественных дискуссий и разочарование американского общества по поводу войны в Афганистане.

Более того, исключив в своем письме правительство в Кабуле из числа возможных участников переговоров, террористы стремятся разжечь давние подозрения Кабула о том, что соглашение с боевиками может быть заключено за их спиной.

Момент для мирной инициативы «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) был выбран, похоже, с учетом ряда факторов. Письмо появилось на фоне конференции в Кабуле и после заявлений президентов США и Афганистана Дональда Трампа и Ашрафа Гани. В частности, глава Белого дома отметил, что в ближайшее время никаких переговоров с боевиками не будет, тогда как его афганский коллега подчеркнул, что Кабул будет вести диалог исключительно с теми, на чьих руках «нет крови».

Таким образом, выступив с мирной инициативой сейчас, «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) перекладывает ответственность за продление войны на другие стороны конфликта.

К тому же, отмечают авторы, мирной инициативе боевиков предшествовало несколько месяцев интенсивных ударов авиации США, благодаря которым удалось остановить продвижение радикалов и заставить их сменить тактику. Предложением переговоров террористы надеются заставить США отказаться от нового подхода и вернуться к прежней тактике ведения с ними войны: нанесению ударов лишь в целях защиты в ответ на нападения «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Такая тактика США использовалась для того, чтобы принудить исламистов к переговорам с позиции силы. Благодаря ей высокопоставленное руководство движения, находящееся в Пакистане, могло не опасаться по себе удара с БПЛА, а само движение странным образом не было внесено ни в международные, ни в американские списки террористических организаций.

Кроме этого, на данный момент почти всё внимание сфокусировано исключительно на переговорах с боевиками, как будто переговоры — это уже цель, а не начало длительного и трудного процесса. Никто не задается вопросом, имеет ли место достаточное схождение позиций сторон по важным вопросам для того, чтобы стремиться к переговорам. Как показывает опыт других конфликтов, даже таких, где ситуация не столь сложна, диалог враждующих сторон может затянуться на многие годы.

Также возникает закономерный вопрос: кто будет говорить от лица теперь децентрализованного движения «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и его многочисленных фракций, готово ли правительство в Кабуле делиться властью с радикалами, а также кто будет следить за соблюдением условий заключенного между ними соглашения. Язык же письма «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и последующие заявления движения никоим образом не свидетельствуют о его отказе от своей цели восстановления исламского эмирата в стране как политическими, так и военными методами.

Безусловно, президент Гани дает радикалам возможность участвовать на равных с другими силами в политической борьбе и получать министерские и губернаторские посты. Однако, если бы «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) хотел делиться властью, переговоры начались бы еще несколько лет назад. Напротив, боевики никогда не скрывали своего презрения к плюралистической демократической системе, чью конституцию они отвергают как иностранное нововведение.

Напротив, исламисты выступают за создание эмирата, возглавляемого религиозной фигурой, чья власть легитимировалась бы в силу его благочестия, а не посредством поддержки народа. И хотя исламисты и обещают создать более терпимый и инклюзивный режим, чем прежде, политические и социальные права будут гарантироваться исключительно в соответствии с их интерпретацией шариатского права. На этих, своих собственных условиях «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) готов начать переговоры уже завтра.

Талибан (организация, деятельность которой запрещена в РФ)
Талибан (организация, деятельность которой запрещена в РФ)

Таким образом, заключают авторы, различные стороны конфликта в Афганистане, скорее всего, никогда не сядут за стол переговоров в Женеве или еще где-либо и не заключат мирное соглашение, что означает затягивание конфликта, разрешение которого возможно при развитии двух кардинально противоположных сценариев.

В лучшем случае правительство в Кабуле сможет, воспользовавшись купленным США и их союзниками временем, укрепиться в военном и экономическом отношении, притянув на свою сторону основную часть радикального движения и маргинализовав остальных. В худшем — из-за усталости международного сообщества от афганской проблемы — страну ждет потеря государственности и длительный кровопролитный конфликт, последствия которого будут ощущаться как в регионе, так и за его пределами.

Возможность развития событий по второму сценарию связана со столь катастрофическими рисками, что у США, несмотря на малый шанс достижения успеха, нет иного выбора, кроме как продолжать следовать нынешнему курсу в Афганистане.