Администрация президента США Дональда Трампа делает ставку на эффективность санкций в отношении Северной Кореи. Политика «максимального давления» против КНДР опирается на широкомасштабные экономические санкции, пишет Джозеф де Томас в статье для американского издания The Hill.

Дональд Трамп
Дональд Трамп
Иван Шилов © ИА REGNUM

Некоторые чиновники администрации, включая советника президента США по национальной безопасности Герберта Макмастера пытаются реализовывать политику «максимального давления» совместно с заявлениями о возможных будущих военных действиях в рамках «второго этапа» усилий США. Однако в настоящий момент администрация полагается только на эффективность санкций в отношении ядерной и ракетной программы КНДР.

Сработает ли такой подход? Конечно, экономические санкции наносят реальный ущерб экономике Северной Кореи. Не известно, будут ли санкции отвечать целям Вашингтона в течение длительного времени, которого, по мнению администрации Трампа, осталось очень мало.

США, также как и Совет Безопасности ООН, придерживаются санкционной политики в отношении КНДР на протяжении десятилетий, однако по-настоящему серьезные усилия по нанесению экономического ущерба КНДР были предприняты только с 2016 года. До этого момента санкции ООН были очень точечными.

Зал заседаний Совета Безопасности ООН
Зал заседаний Совета Безопасности ООН
Wikimedia.org

Начиная с принятия резолюции 2270 Совета Безопасности ООН в марте 2016 года, санкции направлены против всей экономики Северной Кореи. Более жесткие санкции, введенные в 2017 году, ограничили экспорт КНДР более чем на 75%, также ограничения коснулись импорта энергоресурсов. В настоящий момент цель санкций заключается в том, чтобы вынудить руководство КНДР согласиться на условия США, потому что в противном случае северокорейские власти могут столкнуться с экономическим коллапсом. Южная Корея, Япония и США дополнительно ввели собственные санкции.

Однако, когда речь идет об экономических санкциях, необходимо понимать, что для достижения намеченных целей могут потребоваться месяцы или даже годы. Только тогда, когда последствия экономических санкции станут очевидными для всех, можно ожидать, что политическое руководство, находящееся под санкциями, пойдет на уступки.

Последствия санкций уже видны. Уровень экспорта Северной Кореи продолжает падать. Из-за краха экономических отношений между Северной и Южной Кореей экспорт Севера сократился с $4 млрд 152 тыс. в 2015 году до примерно 3 млрд в 2016 году. После ужесточения санкций в 2017 году, уровень северокорейского экспорта упал еще ниже. В основном это связано с прекращением китайского импорта полезных ископаемых. На данный момент Китай остался последним крупным внешнеторговым партнером Северной Кореи.

Согласно данным министерства объединения Республики Корея, северокорейский экспорт в Китай сократился с $3,4 млрд в 2016 году до $1,7 млрд в 2017 году, причем основной период спада пришелся на последний квартал года. Таким образом, можно ожидать, что в 2018 году северокорейский экспорт ожидают еще более печальные показатели.

КНДР и КНР
КНДР и КНР
Roman Harak

Поскольку северокорейский импорт не подвергся резкому спаду, КНДР столкнулась с большим дефицитом торгового баланса. В какой-то момент Северная Корея почти наверняка столкнется с нехваткой свободно конвертируемой валюты, необходимой для оплаты импортных поставок, включая поставки нефти. С другой стороны, нет информации о запасах иностранной валюты, поэтому сложно предсказать начало валютного кризиса. Он может начаться в ближайшее время или через несколько лет.

Со временем Северной Корее может быть нанесен достаточный экономический ущерб, чтобы вынудить руководство страны пойти на уступки в обмен на снятие санкций. Но есть несколько моментов, которые вызывают опасения. Во-первых, никто не знает, когда это произойдет.

Во-вторых, не известно, что может предпринять КНДР. Откажется ли Пхеньян от ядерного оружия или пригрозит его использованием в случае, если Сеул и Токио не смягчат своих позиций? Также не известно, каких временных рамок придерживается Трамп в отношении Северной Кореи. Его советник по национальной безопасности продолжает намекать на возможность военного сценария до того, как КНДР получит средство доставки ядерной боеголовки до материковой части США. В этом случае, есть риск того, что КНДР получит средство доставки до того, как экономические санкции заработают в полную силу.

Читайте ранее в этом сюжете: Foreign Policy: Советнику по национальной безопасности США грозят проблемы