ЕС нужны не санкции, а сильная Россия: интервью представителя ВС Словакии

Интервью ИА REGNUM с председателем судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Словацкой Республики Штефаном Гарабином

Игорь Павловский, 27 февраля 2018, 08:33 — REGNUM  

: Словакия не самая главная сейчас страна для России в ЕС, даже в период председательства Словакии в ЕС интенсивность двусторонних контактов была крайне низкая. Как Вы думаете, почему так сложилось?

Главной причиной слабых взаимных связей между Россией и Словацкой Республикой является то, что Словацкая Республика в большинстве случаев не вступает в отношения с Российской федерацией самостоятельно, а только как часть Европейского союза. При этом в заключенных договорах не указано, что внешняя политика является исключительной компетенцией Европейского союза. Это значит, что государства-члены имеют возможность активно выстраивать ее самостоятельно. В соответствии с положениями Договора о Европейском союзе, Евросоюз имеет полномочия определять и осуществлять общую внешнюю политику и политику безопасности, включая последовательное определение общей политики обороны. В преамбуле говорится, что она должна осуществляться в соответствии с принципами Устава Организации Объединенных Наций.

На мой взгляд, также причиной может быть ситуация, что в Европейском союзе Российская Федерация часто даже не может найти партнера, который мог бы считаться ключевым. Многие важные и основополагающие решения, которые ЕС должен выполнять, принимаются, скорее всего, за океаном. Небольшие и маленькие государства — члены Европейского союза в период вступления в должность президента Франции Николя Саркози ожидали выполнения обещания, что он будет дискутировать на равных с каждой, даже самой маленькой страной, они надеялись, что их станут уважать как партнеров и принимать во внимание их законные интересы. Этого не произошло. Понятно, что так называемые ключевые государства — члены Союза, такие как Германия, Франция, Соединенное Королевство и Италия, привыкли действовать с позиции своей силы. Возможно, для них это вполне естественно, но небольшие государства от этого не в восторге. Мы не можем говорить о равных партнерских отношениях.

В последние годы в Европейском союзе мы можем наблюдать, что прикладывается все больше усилий по централизации власти, несмотря на то, что действующие договоры о Европейском союзе (Договор о Европейском союзе и Договор о функционировании Европейского союза, которые имеют одинаковую юридическую силу) не позволяют чиновникам в Брюсселе создавать из данной организации никакое государственное образование. Открытые заявления некоторых политиков Союза о том, что цель состоит в том, чтобы создать Соединенные Штаты Европы и кому это не нравится, пусть выходит лучше сейчас, вызывают законные опасения по поводу сохранения государственного суверенитета.

Кроме того, волна беженцев от военных конфликтов в Европу, как первоначально это было представлено общественности, на сегодняшний день превратилась в запланированную политику насильственной исламизации и заселения Европы. Официальные брюссельские политики открыто заявляют, что Европу необходимо заселить и смешать с цветным населением Африки, Ближнего Востока и Азии, потому что Европа слишком белая. Политическое убежище больше не рассматривается в Брюсселе как инструмент международной защиты лиц от преследований, а как инструмент постоянного заселения. Европа напугана неконтролируемым потоком миллионов нелегальных мигрантов и массовым увеличением числа наиболее серьезных преступлений, включая изнасилования, убийства и террор. Естественно, это нарушение обязательств и правил, согласованных в договорах, и, конечно же, это прямая угроза суверенитету государств-членов, угроза их культуре и самому существованию коренных народов.

В этой ситуации естественно, что государства, которые не хотят подвергаться экстремистским либеральным экспериментам над народами Европы, стремятся восстановить стабильность, защитить христианскую мораль и поддержать новые и справедливо организованные международные отношения, основанные на равенстве, уважении, сотрудничестве и взаимном уважении законных интересов партнеров. Российская Федерация постоянно, несмотря на враждебное отношение ЕС и даже некоторых ведущих политиков Словакии, выражает и подчеркивает свою заинтересованность в улучшении наших взаимоотношений. Все это является причиной усилий Словацкой Республики возобновить отношения с Российской Федерацией, которая сегодня является решающей силой для обеспечения стабильности и международного мира.

: Сейчас в российских СМИ Словакия появляется в основном либо с перепродажей украинского газа, либо с внутренними коррупционными скандалами в Словакии. Как Вы думаете, может ли быть у России и Словакии позитивная повестка в СМИ?

Да, в нескольких СМИ в Словакии регулярно появляются позитивные статьи о Российской Федерации, особенно в связи с новой внешней политикой президента Путина. Примером может служить и информация в российских СМИ о позиции председателя словацкого парламента Андрея Данко во время его официального визита в Российскую Федерацию в ноябре прошлого года, которая отражает искреннее положительное отношение словаков к Российской Федерации.

Хотя г-н Данко впоследствии и подвергся критике со стороны средств массовой информации и некоторых политиков, ничто не изменит выраженные чувства словаков по отношению к Российской Федерации и русским братьям. К сожалению, силы, контролирующие большинство СМИ в Словакии, в сотрудничестве с несколькими неправительственными организациями стремятся запретить свободу информации, регистрировать и даже доносить на людей, публично выражающих свое мнение в пользу России. Такие СМИ не умеют ничего, кроме повторения одних и тех же установок, которые считаются правильными в соответствии с политикой США и ЕС в отношении России. Словацкое общество долгое время пребывало в уверенности, что то, что говорят наши партнеры на Западе, является правдой. Однако общественность все больше и больше выступает против официальной антироссийской пропаганды, видит в России новую надежду и позитивный пример поведения в международных отношениях, видит и поддерживает растущий международный авторитет России и в глубине души надеется поддержать Российскую Федерацию в борьбе с попытками разрушить исторические христианские человеческие ценности и провести безответственные, извращенные моральные, социальные, культурные и политические эксперименты над гражданами европейских государств.

В рамках естественного процесса кристаллизации отношений внутри Европейского союза, как и внутри словацкого общества, можно ожидать, с одной стороны, все больше позитивных и точных информационных сообщений о Российской Федерации, а с другой стороны будет представлена более агрессивная и отчаянно ненавистная позиция основных, так называемых «мейнстрим» СМИ. Однако, значительная часть населения Словакии, ежедневно следящая за внутренней и внешней политикой, способна самостоятельно и объективно оценивать полученную информацию.

: Русины — одно из национальных меньшинств, которое имеет много прав в Словакии. На соседней Украине русины не являются признанным независимым национальным меньшинством. Считаете ли вы, что опыт Словакии в отношении русинов также может быть принят на Украине?

Словацкая Республика официально признает коренными национальными меньшинствами на своей территории тринадцать национальных меньшинств: венгерское, цыганское, русинское, чешское, украинское, немецкое, польское, моравское, русское, болгарское, хорватское, еврейское и сербское. Словакия рассматривает защиту и поощрение развития национальных меньшинств как часть национального культурного богатства своего государства.

Однако принятие решения по данному вопросу в отношении русинов было непростым в Словакии. Несмотря на многовековое историческое присутствие русинов в Словацкой Республике, особенно в период после 1950 года, в соответствии с официальной теорией того времени о том, что русины являются лишь периферийной частью украинского народа, была реализована украинизация русинов, что привело к тому, что многие русины предпочли причислить себя к словацкой национальности. Только после 1989 года украинское национальное меньшинство снова разделилось на две самостоятельные, этнически и лингвистически разные части. Напомню, что в соответствии с Конституцией Словацкой Республики каждый человек имеет право свободно принимать решение о своей национальности. Запрещается какое-либо влияние на данное решение и любые средства принуждения к денационализации.

Если Украина объявляет себя сторонником уважения принципов и норм международного права, которые применяются в Совете Европы и Европейском союзе, она должна была бы в первую очередь одинаково относиться ко всем гражданам на своей территории. Это относится ко всем лицам, принадлежащим к национальным меньшинствам. Такие правила.

Тем не менее следует критически отметить, что даже в этих вопросах, которые должны восприниматься государствами автоматически и естественно, есть много политических интересов, эксплуатирующих многонациональный состав государства. Согласно международному праву, существуют согласованные государствами стандарты прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам. Эти стандарты не могут быть нарушены. Стандарт является стандартом потому, что его нельзя ни уменьшить, ни увеличить политическими требованиями или политическими уступками.

Такой дисбаланс и отклонение от согласованного стандарта могут рано или поздно привести к серьезным конфликтам. Необходимо отметить, что даже в Европейском союзе есть страны, которые не ведут себя по отношению ко всем своим гражданам одинаково и в соответствии с международно-правовыми обязательствами, которые, к сожалению, Европейский союз игнорирует в интересах своих конкретных политических целей, например, в отношении Российской Федерации.

По этому вопросу я считаю, что самым важным является поведение русинского меньшинства на Украине по отношению к государству. Я уверен, что в интересах долгосрочных решений целесообразно прежде всего стабилизировать всю Украину, а затем обсудить с правительством условия для внедрения общепризнанного стандарта для всех национальных меньшинств.

: У Словакии есть опыт мирного разделения с Чешской Республикой. Сейчас, 25 лет спустя, как вы считаете, было ли разделение Чехословакии оправдано?

Чехословакия, созданная в 1918 году после распада Австро-Венгрии, быстро превратилась в высокоразвитое индустриальное государство, завоевавшее за рубежом хорошую репутацию во многих областях. Также и после освобождения Красной армией и союзниками во Второй мировой войне Чехословакия не потеряла своих позиций в новой мировой политической системе и добилась отличных результатов в построении собственного социально ориентированного государства и технологически продвинутого производства, в спорте или культуре. Мы гордимся нашей общей историей. После распада мировой социалистической системы в условиях обострения взаимной напряженности было, скорее всего, правильно разделить страны и народы. Наши отношения были восстановлены, а желание словаков стать независимыми исполнено. Следует помнить, что в период войны возникшее словацкое государство оказалось в очень плохой атмосфере радикального конфликта в Европе и сразу же попало под контроль фашистской Германии.

Для словаков в то время не было ни времени, ни условий, чтобы свободно строить свою независимую государственность. Нашу независимость, которую мы приобрели 25 лет назад, необходимо уважать, защищать и гордиться ею. Мы являемся полноправным субъектом международного права, независимым суверенным национальным государством. Независимость, конечно, относительная, но с точки зрения статуса в международном праве мы равны всем другим государствам в мире. У нас одинаковые права и обязанности, вытекающие из международного права.

В то же время нельзя недооценивать попытки властей того времени ослабить позиции и потенциал стран, в том числе стран мировой социалистической системы и бывшего Советского Союза, путем разделения в интересах более легкого внешнего контроля. Даже сегодня мы в значительной степени подвергаемся влиянию и манипулированию силами в рамках Европейского союза или напрямую. Однако взаимосвязь, история, культура и высокая степень взаимного позитивного чувства между словацким и чешским народами уникальны в европейском масштабе.

: Представители Словакии высказываются в СМИ за снятие экономических санкций в отношении РФ. Тем не менее они всегда поддерживают их продление (при голосовании в ЕС). Считаете ли вы возможным восстановить позитивные экономические отношения между нашими странами?

Конечно, и это очень желательно. Но если Словацкая Республика хочет иметь хорошие отношения с Российской Федерацией или с любой другой страной в мире, она не может активно действовать против нее и применять к ней экономические и политические санкции. В статье 24 Договора о Европейском союзе в пункте 3 говорится, что государства-члены активно и безоговорочно поддерживают внешнюю политику и политику безопасности в духе лояльности и взаимной солидарности и уважают действия Союза в этой области. Но дело в том, что государства не должны безоговорочно соглашаться со всем, чего хочет Союз в области внешней политики. Их поведение, в соответствии с другими статьями действующих договоров, основано на уважении международного права и на взаимном консенсусе.

Ни одно государство-член не может быть принуждено согласиться с нарушениями международного права, даже если они происходят под эгидой общей внешней политики ЕС. Санкции являются нарушением международного права в пользу личных целей некоторых властей, которые этой статьей злоупотребляют перед государствами-членами как ссылкой на их очевидную обязанность подчиниться, даже если они не согласны.

Высказывания некоторых словацких политиков, которые показывают несогласие с санкциями, но в то же время их поддерживают в рамках общих действий Европейского союза, не являются шизофренией, а наоборот, это выражение их собственной слабости защищаться от давления более сильных стран и политиков ЕС. Я говорю, конечно, прежде всего о влиянии США, которые оказывают существенное влияние на политику Европейского союза в отношении Российской Федерации. Санкции не выгодны для Европейского союза ни политически, ни экономически, ни с точки зрения неуважения к принципам международного права. Если они приняты без одобрения Совета Безопасности ООН, независимо от того, как они обоснованы, им нечего делать в международных отношениях.

Кроме того, что они не соответствуют принципам и положениям Устава ООН и Заключительного акта Хельсинкской конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе, ими злоупотребляют для получения экономических преимуществ одних перед другими. Я думаю, что не нужно недооценивать государства-члены, они понимают, в чем суть. Я убежден в том, что в Европе есть достаточно умных глав государств, чтобы прекратить отдавать предпочтение диктуемой враждебности перед собственными жизненными интересами.

: Мы недавно информировали общественность РФ о вашем заявлении, в котором вы обвинили М. Дзуринду в содействии убийству жителей Югославии. Что вы ожидаете от подобного заявления и почему вы заявили об этом сейчас, а не раньше?

Читайте также: Судья Верховного суда Словакии: за Югославию надо отвечать перед судом

Я юрист, судья и занимаюсь в основном своей специальностью. По этим причинам я никогда не состоял в политической партии, однако я был министром в правительстве Словацкой Республики. Я уже тогда выступал против предложений некоторых членов тогдашнего правительства признать независимость Косово. В моих взглядах тогда и сегодня ничего не изменилось. Как юрист я, конечно, знаю, что нападение на Югославию и бомбардировки Сербии были серьезным нарушением международного права. Это была агрессия по отношению к суверенному государству, в результате которой погибло около двух тысяч ни в чем не повинных гражданских лиц. Дела по таким преступлениям могут быть приостановлены после истечения 20 лет.

Дело о самовольном решении тогдашнего правительства в марте и апреле 1999 года о разрешении полетов самолетам США и НАТО над территорией Словакии также могло бы быть прекращено в 2019 году. Поэтому уже в начале 2017 года я публично обратился к генеральному прокурору Словацкой Республики, чтобы он начал преследование в судебном порядке членов тогдашнего правительства за их самовольное, никогда не одобренное парламентом, участие в убийстве сербских гражданских лиц. Поскольку генеральный прокурор не ответил на мое обращение, я решил подать заявление в суд самостоятельно.

Позвольте мне рассказать вам, что я ожидаю от этого шага. Прежде всего, я ожидаю, что генеральный прокурор будет действовать в соответствии с требованиями закона. Я ожидаю, что государственные институты будут уважать принципы правового государства и ответственности каждого за свои действия. Несмотря на различные формы давления со стороны средств массовой информации, некоторых государственных учреждений и политиков, я считаю, что такими действиями я способствую правовому просвещению широкой и профессиональной общественности, мужеству, чтобы сказать правду, возвращению доверия граждан к государственным учреждениям и вере в независимость судебных органов. Я убежден, что правовую систему государства необходимо соблюдать, защищать и активно продвигать.

Справка ИА REGNUM.

Штефан Гарабин, доктор юридических наук. Вероисповедание: православное. Окончил в 1980 году юридический факультет Университет им. Павла Юзефа Шафарика в г. Кошице.

В 2009—2014 годах возглавлял Верховный суд Словацкой Республики. С 2015 года председатель судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Словацкой Республики. Владеет русским и французским языками.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail