Стивен Коэн: Если США победили в холодной войне, почему началась вторая?

Первая кровь в новом холодном противостоянии уже пролита

Александр Белов, 15 февраля 2018, 11:17 — REGNUM  

Признанный американский эксперт по России, известный своей критической позицией в том, что касается курса Вашингтона в отношении России, Стивен Коэн указал на причины начала второй холодной войны между США и Россией в интервью ведущему передачи The John Batchelor show Джону Батчелору. Интервью опубликовано на сайте американского издания The Nation.

Обсуждая недавний инцидент, в ходе которого войска США нанесли удар по проправительственным войскам в провинции Дейр-эз-Зор и якобы убили нескольких военных из Россия, Коэн подчеркнул, что — если информация о гибели российских военных окажется достоверной — можно говорить о том, что в Сирии пролилась первая кровь новой холодной войны. И не ясно, к чему это приведет. На этом фоне эксперт по России предложил рассмотреть историю взаимоотношений Вашингтона и Москвы и ответить на вопрос, если США одержали верх в холодной войне, откуда тогда вторая холодная война с Россией, о которой открыто говорят самые видные американские аналитические организации.

Так, отметил Коэн, существует две версии того, каким образом была закончена первая. Согласно первой версии, «Америка нанесла поражение советской коммунистической России», таким образом одержав верх в холодной войне. Распространением этой версии занимался бывший президент Джордж Буш — старший, желавший с помощью нее победить на выборах Билла Клинтона. Тем самым Буш порвал с тем консенсусом, который был, по словам Коэна, достигнут между президентами СССР и США Михаилом Горбачевым и Рональдом Рейганом и гласил, что в холодной войне победителей не было.

Принятие такой версии за основную означало, что США нанесли Советскому Союзу такое же поражение, какое было нанесено Германии и Японии во Второй мировой войне, после чего они стали зависимыми государствами и были, по сути, вынуждены делать то, что им было сказано, — как во внутренней, так и во внешней политике. Если принять это в расчет, становится понятно мышление политиков, СМИ и общественности, согласно которому Россия была поверженным государством.

Вторая интерпретация окончания холодной войны, которой придерживается меньшинство, заключается в том, что тогда конфликт удалось завершить не с помощью поражения Советского Союза, а благодаря переговорам. Иными словами, холодная война завершилась без победителей и побежденных, поэтому и Россию считать зависимым государством нельзя было.

Американский эксперт также обратил внимание на то, что большое значение здесь имеет то, от какой даты ведется отсчет конца холодной войны — начало 1990 года, когда было достигнуто соглашение об объединении Германии, и конец 1991 — начало 1992 года, когда распался Советский Союз. Многие считают, что холодная война закончилась именно с распадом СССР, несмотря на то, что и Рейган, и поначалу Буш-старший утверждали, что именно 1990 год можно считать такой датой.

Исторические тонкости здесь имеют огромное значение для политики: если холодная война закончилась в результате поражения Советской России, становится понятно, почему к постсоветской России было такое неуважительное, мягко говоря, отношение — поскольку страна считалась таким же пораженным государством, как Германия или Япония. В противном случае, если считать моментом окончания войны иную дату, политика Вашингтона носила совсем иной характер.

На этом фоне можно переходить к рассмотрению второго вопроса — в чем причина второй холодной войны с Россией. Коэн подчеркивает, что в США — среди политиков, в кино и учебниках — существует консенсус, согласно которому новая холодная война началась сразу после избрания Владимира Путина в марте 2000 года. До этого, убеждены в США, все было в норме, пока конфликт не начал новый президент России. Указывая на то, что за прошедшие с момента распада Советского Союза годы и США, и Россия сделали достаточно шагов, которые поспособствовали нынешнему обострению, Коэн подчеркнул, что корень проблемы нужно искать в политике США в ранний постсоветский период.

Так, президент Клинтон не только начал «крестовый поход» в Россию, заполонив её тысячами советников, которые начали определять политику страны в экономике, образовании и других сферах, но и придерживался позиции, согласно которой победителю достается все. Он стал расширять НАТО, а бывшие союзники СССР вошли в только что организованный Европейский союз. Более того, перед своим уходом из Белого дома он начал операцию в Сербии — еще один шаг к новой холодной войне. Поэтому первым, кто упустил возможность избежать новой холодной войны, стал как раз Клинтон.

Затем же к власти пришел Джордж Буш — младший, который принял решение в одностороннем порядке выйти в 2002 году из Договора об ограничении систем противоракетной обороны, который лежал в основе безопасности России, расширил НАТО до границ России, что привело к войне в Грузии и кризису на Украине, а также заявил в 2008 году, что и оба этих государства неизбежно станут членами НАТО.

Сам президент России вынужден был признать, что у него были заблуждения относительно США, с которыми ему, как предполагает Коэн, пришлось расстаться в 2014 году. Тут Коэн считает уместным вопрос, если у российского руководства были иллюзии по поводу благонамеренности США, то кто кого подвел.

И несмотря на то что новая холодная война, по сути, продолжается уже не одно десятилетие, именно сейчас, как показали недавние события в Сирии, ситуация может принять катастрофический оборот: продолжается демонизация Кремля, а противостояние уже происходит на границе самой России. Также большую опасность представляет собой новый Обзор ядерных сил США, опубликованный недавно администрацией президента Дональда Трампа.

Более того, курс Вашингтона привел к тому, что Китай, который во время холодной войны не был на стороне Москвы и поэтому мог использоваться в борьбе против нее, теперь на эту сторону встал. По словам Коэна, между Пекином и Москвой заключен «союз против США и НАТО». Также непонятна роль Европы в новой холодной войне. Если в предыдущем конфликте страны континента «принадлежали» либо США, либо Советскому Союзу, то теперь страны старой Европы — Франция, Германии и другие — неоднозначно относятся к новому противостоянию с США, будучи зависимыми от экспорта на российские рынки. Такая же ситуация сложилась и в так называемой новой Европе — Венгрии, Чехии и других странах, чье руководство не занимает антироссийских позиций. Поэтому США нужно спросить себя, на фоне собственного кризиса в Европе, в какой степени страны ЕС будут на стороне Вашингтона в случае затяжной холодной войны с Кремлем.

В заключение Коэн отметил, что из-за продолжающегося в США скандала с предполагаемым вмешательством России в выборы 2016 года — он и ведущий ранее подробно разобрали вмешательство Вашингтона в выборы 1996 года, а также превознесение Клинтоном бывшего главы Кремля Бориса Ельцина, дав им четкую негативную оценку, — Путин и Трамп не могут, как было принято прежде, путем переговоров достигнуть разрешения появившихся противоречий, поскольку любой такой контакт сразу же называется государственной изменой Трампа.

Читайте развитие сюжета: The Hill: Белому дому пора брать уроки у Кремля

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail