Русофобия многими считается прибыльным товаром, торговля которым развернулась на постсоветском пространстве. Почему официальный Минск не обращает внимания на наглые претензии украинской хунты к территориальной целостности Белоруссии, пишет в своей статье редактор ИА REGNUMЮрий Баранчик.

Лукашенко. Поле
Лукашенко. Поле
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

То усердие, с которым белорусские власти обходят острые углы во взаимоотношениях с украинской хунтой, пришедшей к власти в результате госпереворота-2014, заставляет задуматься о качествах этого «верного союзника России». Украина долгое время балансировала, как и многие другие постсоветские страны, между русофобией, за которую платили на Западе, и одновременным получением коммерческих преференций от России. Последний украинский майдан расставил все точки над i, показав, куда может завести такая перспектива. И, возможно, кому-то в Белоруссии этот путь кажется крайне соблазнительным. Как иначе пояснить отсутствие реакции на территориальные претензии, заявляемые официальным Украинским институтом национальной памяти, имеющим государственный статус: этот институт заявляет о принадлежности к Украине большей части Гомельской и всей Брестской областей Белоруссии?

Отсутствие такой реакции вполне сочетается с обвинениями в разжигании розни, предъявленными Дмитрию Алимкину, Сергею Шиптенко и Юрию Павловцу, журналистам, объективно описывавшим нынешнюю картину идеологических колебаний белорусского руководства. А местные националистические движения в Белоруссии чувствуют себя всё вольготнее.

Почему ситуация развивается в этом крайне опасном для Белоруссии направлении, читайте в статье: Почему Минск не замечает территориальных претензий со стороны Киева?

Обратите также внимание на другие статьи Юрия Баранчика по российско-белорусским отношениям.