Японские власти сознательно затягивают реализацию широко разрекламированного совместного освоения Курильских островов. «Совместного освоения нет, сказал Трутнев и добавил, что это происходит по вине японской стороны. Есть только декларируемые намерения, реальных шагов нет. Надо сказать откровенно», — заявил в ходе беседы с редакторами сахалинских СМИ заместитель председателя правительства РФ.

Владимир Путин и Синдзо Абэ во время переговоров в Японии. 2016
Владимир Путин и Синдзо Абэ во время переговоров в Японии. 2016

В прессе области на островах отмечается, что российское и японское правительства договорились развивать на Курильских островах совместные производства. Японцы приезжали на Сахалин, Кунашир и Итуруп обсуждать такое сотрудничество более подробно. В конце года премьер-министр Синдзо Абэ высказался, что «хорошо бы начать это делать скорее», но, по всей видимости, дальше слов пока дело не движется.

Следует еще раз разъяснить, что речь идет не о бюрократической волоките или тщательном подборе объектов такого сотрудничества. Вопрос сугубо политический и дипломатический. Дело в том, что японское правительство и парламент Японии совершенно серьезно считают южные Курилы юридически «японскими» и не желают разрешить своим гражданам работать на них по российским законам. В Японии оформлено соответствующее законодательство на этот счет. 11 июня 2009 года нижняя палата японского парламента одобрила поправки к закону «О специальных мерах по содействию решению вопроса Северных территорий и подобных ему», в которых содержится положение о принадлежности Японии южнокурильских островов — Итурупа, Кунашира, Шикотана и насчитывающей около 20 мелких островов, морских камней и отмелей гряды Хабомаи. Подобное деяние нельзя воспринимать иначе как открытое покушение на территории, законно принадлежащие Российской Федерации. МИД РФ выступил тогда с заявлением, в котором назвал принятые «решения» японской стороны «неуместными и неприемлемыми». Отреагировали и российские законодатели — 24 июня 2009 года было опубликовано заявление Государственной думы, в котором, в частности, было заявлено, что в сложившихся условиях усилия по решению проблемы мирного договора, по сути, утратили как политическую, так и практическую перспективу и будут иметь смысл только в случае дезавуирования принятых японскими парламентариями поправок. Проигнорировав позицию правительства и парламента РФ, и верхняя палата японского парламента 3 июля 2009 года одобрила указанные поправки.

Итуруп
Итуруп
Витольд Муратов

Для подтверждения безусловного суверенитета Российской Федерации Курилы посетили тогдашний президент РФ Дмитрий Медведев и ряд ключевых министров. Переговоры о заключении между Японией и Россией мирного договора были заморожены, ибо японское правительство соглашалось подписать этот документ только после «возвращения» Японии всех «северных территорий», как в Токио произвольно называют южную часть Курильской гряды.

«Разморожены» переговоры были после возвращения на пост президента РФ Владимира Путина. Немалую роль в этом сыграли посулы российскому лидеру премьер-министра Японии Синдзо Абэ, который фактически пообещал разорвать многолетний порочный круг японской дипломатии, когда Токио соглашался развивать политические и экономические связи с нашей страной только по мере изменения отношения Москвы к территориальным требованиям Японии. Абэ предложил пакет экономических проектов в восьми отраслях экономики и социальной жизни России, нацеленных на то, чтобы тем самым создать благоприятную обстановку не только на переговорах, но и в российском общественном мнении. Реализация пакета из восьми пунктов призвана поощрить российское руководство изменить свою твердую позицию и пойти на уступки Токио, соглашаясь «вернуть» южные Курилы в состав японского государства.

В рамках «нового подхода» осуществляется и идея привлечения японских компаний к развитию южных Курил, о чем громогласно было заявлено в ходе визита президента РФ Владимира Путина в Японию в декабре 2016 года по личному приглашению премьер-министра Синдзо Абэ. Казалось бы, произошло «тектоническое» изменение японской позиции, когда, по словам помощника президента Юрия Ушакова, премьер Абэ якобы дал согласие на участие в развитии российских островов при соблюдении японскими компаниями и гражданами законодательства нашей страны. Это в корне противоречило многолетнему запрету МИД Японии посещать Курильские острова по советским, а затем российским визам.

Напомним, как развивались тогда события. Премьер-министр Абэ по итогам двустороннего разговора с Путиным сообщил, что провел с президентом РФ откровенную беседу по вопросу территориального спора, который не давал двум странам заключить мирный договор по итогам Второй мировой войны. По словам японского премьера, на переговорах речь шла о возможности совместной экономической деятельности на спорных островах, сообщало Reuters. Переговоры носили конфиденциальный характер. Министр иностранный дел РФ Сергей Лавров сообщил, что тему, посвященную подписанию мирного соглашения, Путин и Абэ решили обсудить с глазу на глаз.

«Переговоры продолжаются уже «один на один», именно в этом формате руководители решили рассмотреть ситуацию с подготовкой к дальнейшим переговорам по мирному договору», — разъяснил журналистам министр. Заметим, что именно конфиденциальность переговоров впоследствии породила различные слухи об их содержании.

Помощник президента РФ Юрий Ушаков сообщил, что в ходе двусторонней встречи Путин и Абэ договорились о совместной хозяйственной деятельности России и Японии на Курильских островах. По его словам, возможность начала такой работы лидеры обсуждали и в ходе предыдущих контактов, а по итогам встречи в Лиме в ноябре дали поручение экспертам двух стран подготовить к сегодняшнему саммиту соответствующее совместное заявление. Однако эксперты, потратив на исполнение поручения несколько недель, так и не смогли выработать вариант, который подходил бы обеим сторонам.

«Поэтому пришлось за это взяться нашим лидерам, которые потратили, наверное, минут 40 для того, чтобы согласовать наконец-то текст, который завтра будет опубликован», — говорил Ушаков.

По словам помощника президента, речь шла о том, что лидеры России и Японии поручают экспертам двух стран начать подробные консультации о согласовании условий, форм и областей совместной хозяйственной деятельности на четырех южных Курильских островах. В документе указаны такие области, как рыболовство, марикультура, туризм, медицина, экология и ряд других, отметил Ушаков.

Отвечая на вопрос, будет ли эта деятельность вестись на основе российского законодательства, Ушаков твердо и определенно сказал: «Конечно, это территория Российской Федерации».

Однако после окончания визита российского президента в Японии заговорили о том, что якобы в ходе переговоров было достигнуто согласие о создании на южных Курилах для японских компаний и граждан некоей «особой законодательной базы». Иными словами, японцы, отказываясь следовать российским законам, потребовали с учетом своих территориальных претензий на Курилы, по сути, введения для них режима экстерриториальности, на что Москва, конечно же, пойти не может, ибо это грубо нарушает суверенитет нашей страны над этими территориями. Об этом было прямо заявлено курирующим отношения с Японией заместителем министра иностранных дел РФ Игорем Моргуловым.

Игорь Моргулов
Игорь Моргулов
Idayat Nasibov

Вопреки позиции Москвы, японская сторона продолжает требовать создания на южных Курилах якобы обещанной специальной системы, которая «не подрывает правовые позиции сторон на контролируемых Россией островах». Возмутительна сама формулировка о том, что Россия не владеет согласно международным соглашениям и конституции РФ Курильскими островами, а лишь «контролирует» их. Не скрывая своей цели внедриться под видом «совместной хозяйственной деятельности» на острова, закрепиться на них экономически, а по возможности и политически, Токио рассчитывает добиться главного — отторгнуть эти российские территории и включить их в состав своего государства. При этом отвергаются любые компромиссы и уступки.

Позиция японского правительства сформулирована внешнеполитическим ведомством этой страны: «Мы выступаем за решение вопроса о принадлежности (Японии) всех четырех северных островов и заключение на этой основе мирного договора».

Хотелось бы надеяться, что и позицию МИД РФ на назначенных почему-то прямо накануне антироссийского по сути так называемого «дня северных территорий» — 7 февраля переговорах на уровне заместителей министров иностранных дел двух стран будет отличать твердость и принципиальность в деле отстаивания интересов нашего государства и народа, недопущения даже малейшего ущемления суверенитета и территориальной целостности России. Ну, а по поводу, мягко говоря, бесцеремонных требований изменить законодательство нашей страны желательно напомнить японской стороне русскую пословицу о том, что «в чужой монастырь со своим уставом не ходят».