ИА REGNUM публикует еще одно открытое письмо нашей читательницы из Белоруссии Елены Лукьяновой, в которой она рассказывает о той острой полемике, которая идет в белорусском обществе из-за политического процесса над белорусскими журналистами, авторами ИА REGNUMСергеем Шиптенко, Дмитрием Алимкиным и Юрием Павловцом. Текст письма публикуется без сокращений.

Белоруссия
Белоруссия
Иван Шилов © ИА REGNUM

***

«Желая поддержать авторов ИА REGNUM Дмитрия Алимкина, Сергея Шиптенко и Юрия Павловца, находящихся в ожидании приговора, я призвала своих читателей в соцсетях высказаться в их защиту. Полученные отклики и позволили судить о том, что говорят о процессе на наших кухнях. Ведь там порой говорят то, что не скажут во всеуслышание.

То, что я узнала, заставляет со всей уверенностью заявить: процессы, о которых писали журналисты, уже давно вызывают «брожение» в обществе. И мне очень хочется рассказать о реакции, которую пришлось наблюдать.

Все отклики можно разделить на две яркие группы.

1. Выражение сочувствия журналистам и понимание абсурдности происходящего, но БОЯЗНЬ выразить свое мнение публично, навредив этим себе или родным. По принципу: «И нас посадят на их место!». Это те, кто боится если не тюрьмы, то потерять работу, лишиться спокойствия и т.д.

2. Негодование, словесная атака, граничащая с оскорблениями. Это те, кто играет исключительно в «своей песочнице» и знает о событиях в мире исключительно из государственных газет и телепередач на государственных каналах. Наиболее часто употребляемые ими словосочетания — «российская пропаганда», «Россия-агрессор» и тому подобное.

Оговорюсь, что первая группа гораздо многочисленнее, чем вторая. Но зато вторая — более активная, чем первая, и не боится открыто высказывать свое мнение, чувствуя поддержку (как это ни парадоксально) и со стороны националистической оппозиции, и со стороны представителей официальной власти.

Хотя я старалась избегать споров, иногда они мне откровенно навязывались. Причем я ловила себя на ощущении «дежавю». Вторя друг другу, мои оппоненты только и повторяли «занимательное чтиво» из официальной белорусской прессы. Искаженные фразы с искаженным смыслом, приписываемые авторам ИА REGNUM — цитаты из «официальной экспертизы», а также рассказы о сюжете на белорусском ТВ — как раз о том, в котором вместо журналистов в видеоряд поставили банду черных риелторов.

Что же касается белорусской истории, то сыпались либо лозунги, либо бесконечные ссылки на какие-то ресурсы, подтверждающие теорию «мы — литвины, а не русские». Готовый бред: читай и не думай. Ну как тут не вспомнить слова подсудимого Дмитрия Алимкина: «Люди сами решают, как им использовать свой уникальный инструмент — головной мозг. Если они не хотят им пользоваться — они наказывают себя сами».

Один из таких спорщиков, хотя и является соседом, с которым мы мирно сосуществовали уже много лет и мое имя до сих пор он произносил лишь с уменьшительно-ласкательным суффиксом, с ходу записал меня во враги. А за мою пророссийскую позицию и вовсе причислил меня к тем «…кто расстреливал инакомыслящих в 1937-м». И все за то, что я проигнорировала спор с ним и не поддержала его националистических идей. Как тут не вспомнить статью того же Дмитрия Алимкина «Что происходит в Беларуси. Объясняю на пальцах». Вот выдержка из нее, как нельзя более точно описывающая истоки подобной вражды:

«Белорусов делают прямо сейчас. Из кого? Из русских. Если вы хотите получить людей с идентичностью «В» из имеющегося множества людей с идентичностью «А», вы должны разжечь непримиримую вражду между теми, которые находятся в «А», и теми, кто решил перейти в «В». Это — аксиома. Зачем человеку переходить в идентичность «В», ломая себя через колено? Зачем учить другой язык, оставаясь в родном доме? Только если тебя убедили, что «А» — злодеи, упыри и исчадия ада».

Именно это я и наблюдаю сейчас! Но кто же убеждает наших друзей и соседей в том, что сторонники Русского мира — это исчадия ада? Кто провоцирует вражду? Да уж никак не подсудимые журналисты!

О столь ярком разделении на группы «А» и «В» я говорила в начале: одни любят Россию, ностальгируют по СССР и не одобряют политику «адмежавання» и создания «тысячелетней белорусской истории». Другие, поддавшись влиянию некоторых государственных СМИ и возгласам националистов, пытаются представить все русское как чуждое нам.

Хочу напомнить, что в своем золотом детстве те, кто внезапно оказался в лагере «В», восхищались великим наследием СССР, в том числе и России. А Россия — это Тютчев и Достоевский, Гайдай и Сенчина, Толкунова и Зыкина, Булгаков и Есенин, Свиридов и Чайковский, Айвазовский и Шишкин — это то великое культурное наследие, от которого отрекаются националисты-русофобы. Но ведь не отрекаются, любя… Именно об опасности подобных процессов предупреждал некогда в своей статье «К чему ведёт провинциализация сознания белорусов?» ныне томящийся в ожидании приговора Сергей Шиптенко.

Повторюсь, спор мне изначально навязывался откровенным недоумением: «Как же так можно говорить о тех, кто родину оскорблял? Сидят — значит, поделом!» Но лишь чаша моих аргументов начинала перевешивать пустую чашу оппонентов, на меня начинали махать руками, топать ногами и кричать о «белорусском суверенитете» и «России-агрессоре». В таких случаях я сразу вспоминала последнее слово Сергея Шиптенко: «…Чтобы участвовать в ДИАЛОГЕ (думаю, в любом диалоге — авт.), нужно иметь определенный уровень культуры и образования». К сожалению, большинство националистически настроенной публики не обладает ни тем, ни другим.

Оперируя одними лишь лозунгами, далеко не уедешь: нужно действительно реально знать историю и уметь анализировать происходящее вокруг, чтобы видеть, как бессовестно затирается в ней российский след и формируется своя, «отдельная» белорусская история. На портале «Еадейли» есть любопытная аналитика на эту тему: «Учебник истории Белоруссии и проблемы «национальной» историографии» — анализ учебников по истории Белоруссии 2017 года издания. Если же недосуг штудировать учебники и книги по истории, почему бы не найти ответ на вопрос, как формировалась белорусская идентичность, в одноименной трилогии кандидата исторических наук Юрия Павловца?

Но речь у нас лишь косвенно касается истории. Мы задались вопросом, как воспринимают в Белоруссии процесс над журналистами. По полученным отзывам я могу судить о наличии в РБ «теневой» позиции, преследующей цель вырастить новое поколение: тех, кто будет знать «новую белорусскую историю», смотреть «белорусские новости» и знать, что «русофил» — это слово ругательное в РБ.

Однако на белорусских кухнях пока еще много русофилов. И лично для меня это слово звучит гораздо благозвучнее, чем «русофоб», потому что в современных реалиях по смысловой окраске практически идентично понятию славянофильства. Величайшие мыслители и талантливейшие люди, глыбы мировой литературы и науки: Ломоносов, Тютчев, Достоевский, Языков, Даль и т. д. были приверженцами этого течения, ратовали за объединение славянских народов.

Те же, кто страдает «фобией», ущербны изначально — они не способны мыслить глобально, их мыслительные процессы не простираются дальше уровня своей «песочницы». Они только и умеют, что выплескивать свой накопившийся негатив в оскорбления и лозунги.

Процесс над авторами ИА REGNUM как раз и спровоцировал подобные разговоры на кухнях: куда катится Беларусь, если в ней возможны подобные суды? Если «экспертами» на них выступают люди, откровенно невежественные в области специальных экспертиз, не имеющие аргументов и доказательств? Ведь какая пропасть между лепетом на суде белорусских «экспертов» и квалифицированным анализом ведущего эксперта РФ Елены Галяшиной!

Таким очевидным, благодаря этому суду, стало чье-то противодействие сближению с Россией. И хотя эту очевидность сейчас стараются «затереть» некие провластные силы, пытающиеся оставаться «инкогнито», в наш век технического прогресса это слабо удается — хотя бы потому, что российские информационные ресурсы взяли на себя труд дословной трансляции процесса. При желании до истины всегда можно докопаться — только не ленись, анализируй и мысли.

А те, кто тщательно следит за процессом, сделали и еще один вывод: нельзя доверять официальной белорусской прессе. Ни одно белорусское издание или интернет-портал объективно не отразили процесс! Не рассказали ни о снятии обвинений по некоторым статьям, ни о некомпетентности экспертов, которая была заметна даже слепому! И это несмотря на то, что заседания были открытыми. Впрочем, все понятно: скажешь слово против официальной позиции — завтра же будешь наказан. У всех семьи, дети. Но семьи и дети также и у несправедливо осужденных журналистов! Но, несмотря на это, даже в последнем слове они не отрекаются от своей позиции! Потому что за ними — правда! Что ж, каждому, в конце концов, будет отмерено той мерой, которой меряет он сам.

Мне хочется вспомнить в заключение цитату из книги «Проект Россия». «Истина — это не то, что правильно. Никто не знает, что есть правильно. Истина — это когда честно».

В данном случае «честно» — если бы этого процесса вовсе не было! Ведь он противоречит даже конституции РБ, разделу прав и свобод человека! На деле выходит полное противоречие ст. 33, гарантирующей каждому свободу мнений, убеждений и их свободное выражение. Цитирую: «Никто не может быть понужден к выражению своих убеждений или отказу от них. Монополизация средств массовой информации государством, общественными объединениями или отдельными гражданами, а также цензура, не допускается». На деле — журналистов судят за их мнение и (дикость!)… за констатацию исторических фактов! А СМИ, де-факто монополизированные государством, молчат об этом!

Истина — это когда честно. Раз уж такое случилось, нужно признать журналистов пострадавшими! И наказать тех, кто действительно виновен в разжигании межнациональной розни, причиной которой стал в том числе и этот процесс!

Елена Лукьянова»