Судилище над Юрием Павловцом, Дмитрием Алимкиным и Сергеем Шиптенко, белорусскими публицистами, авторами ИА REGNUM и других российских СМИ продолжается вот уже 21 судебное заседание подряд. И кажется, судья Игорь Любовицкий, рассматривающий это дело, надел непроницаемый панцирь, чтобы не слышать доводы защиты.

Судейская мантия
Судейская мантия

Так, судебное заседание 18 января завершилось тем, что адвокат Сергея Шиптенко Мария Игнатенко выступила с ходатайством, которое поддержали другие защитники, о назначении повторной экспертизы текстов обвиняемых. Сегодня, 19 января, в самом начале нового заседания судья без объяснения причин отказал в удовлетворении прошения защиты.

Такое решение было вполне ожидаемым, учитывая абсурдность всего этого процесса над публицистами. После выступления в суде госэксперта Галины Гатальской, придерживающейся откровенных националистических позиций, после продемонстрированного невежества библиотекаря Ивановой, после хамства эксперта Аллы Кирдун, не имеющей, казалось бы, некоторых элементарных исторических знаний, после уклонения от ответов, античеловечной формулировки слов «природная неполноценность» госэксперта Алеси Андреевой соответствующим решением судья показал своё нежелание прекратить это абсурдное театральное представление, показал, что, по-видимому, остался глух к большинству аргументов защиты.

Причем прозвучало решение судьи об отказе в удовлетворении ходатайства на фоне обращения историка, кандидата исторических наук Александра Бендина, которое Игнатенко попросила приложить к делу. Прослушав заключение экспертизы, а также допросы экспертов, историк пришёл к выводу о том, что люди в РЭК (республиканской экспертной комиссии) не имеют достаточной квалификации и знаний в сфере истории, политологии, чтобы исследовать тексты на предмет наличия в них «признаков экстремизма». Бендин также обратил внимание на то, что выводы госэкспертов нельзя считать научно обоснованными, а признаки политической ангажированности здесь очевидны.

Также в противовес белорусским экспертам выступил и заведующий кафедрой теологии Белорусского государственного университета. Адвокат Шиптенко обращалась к специалисту по поводу святой Евфросиньи Полоцкой, которая указана в текстах, приписываемых Шиптенко как общерусская, а эксперты заявляют, что это сугубо белорусская святая. В БГУ ответили, что нельзя использовать термин нация, появившийся в индустриальную эпоху, в отношении процессов, происходивших в Средние века и Новое время. Таким образом, неадекватно говорить как о «национальных святых» о Евфросинье Полоцкой и святителе Кирилле Туровском. И обращение Бендина, и ответ из БГУ приобщили к материалам дела.

Евфросиния Полоцкая
Евфросиния Полоцкая

О некомпетентности госэкспертов в ходе их выступлений в суде уже было сказано многое. Своими ответами в националистическом духе они подтвердили, по сути, что являются идейными оппонентами подсудимых. Своим невежеством и «гримасничаньем», что теперь даже зафиксировано в протоколе, подтвердили, что не могли хоть сколько-нибудь взвешенно подойти к экспертизе материалов, что уж говорить о научном подходе.

Как видно по обращению историка Бендина, это позиция не только самих публицистов, их защиты, многих журналистов, ИА REGNUM, других СМИ, но и позиция квалифицированных, заслуженных учёных, которых не прикрываемая политическая ангажированность экспертов не может не возмущать. Правда, всё это по какой-то причине неочевидно судье, который в назначении проведения новой экспертизы отказал…

Просматривали сегодня на заседании и переписки подсудимых. Начали с электронного почтового ящика научного журнала «Новая экономика», главным редактором которого был Сергей Шиптенко. Смотрели переписки с 2013 по 2016 год, где письменные обсуждения с авторами материалов подтверждали слова публициста о том, что средства переводились на издание журнала, что из-за границы осуществлять переводы в Белоруссию юрлицу куда сложнее, чем физическому лицу. После прочтения нескольких таких переписок даже судья заявил, что «суть понятна».

При этом не менее примечательно, что в переписке указаны личные данные, контакты людей, которые совершали переводы, а у некоторых и паспортные данные, но для следствия эти люди все равно почему-то остались «неустановленными лицами». Это только подтверждает версию о том, что следствие и вовсе не было заинтересовано в проведение объективного расследования с выяснением всех обстоятельств дела. На расследование был целый год, но обвинение базируется в основном только на заключении псевдоэкспертов, на изъятых неотсортированных чеках, ленточках в цвет российского триколора, Коране и других книгах.

Сегодняшнюю историю с осмотром электронной почты Юрия Павловца можно было бы даже назвать комичной, если бы её владелец сейчас не находился за решёткой. Как обратила внимание защита Павловца, работой обвинения является доказательства сумм переводов и их назначении, поэтому заниматься осмотром почты Павловца должно обвинение, а не защита. Гособвинитель Александр Король после неудачной попытки разобраться в почте автора просто бросил это дело.

В целом сегодняшнее заседание характерно отказами судьи почти на все ходатайства защиты и подсудимых. С этого оно началось. Продолжилось, когда Игорь Любовицкий отказал адвокатам в вызове в суд в качестве свидетелей экс-министра информации Лилии Ананич и её бывшего заместителя Владимира Матусевича, которые, по словам защиты, могли знать о политической подоплёке дела, к тому же в ходе допроса самих экспертов о заседании РЭК так и не удалось ничего выяснить.

Мария Игнатенко ходатайствовала также о вызове для дачи показаний следователя Маркевича, об истребовании документов о причинах увольнения Ананич и Аллы Кирдун, поскольку Ананич и Кирдун уволены, а Мацкевич и Матусевич теперь занимают другие должности, то есть ничего спросить с них уже нельзя. Судья посчитал, что всё это к делу не относится.

Ананич, к слову, за три года своей работы в министерстве информации прослыла как одиозный чиновник, а после её увольнения журналисты в Белоруссии смогли немного перевести дыхание. Но, вероятно, по мнению суда, к делу не имеет никакого отношения то, что Ананич еще в начале декабря 2016 года, то есть когда только задержали публицистов, могла знать, кто из авторов под каким псевдонимом публиковался.

Речь идет о материале в «Комсомольской правде» Ирины Козлик, где, по сути, указано, что комиссия только подтвердила уже обнаруженное кем-то наличие «признаков экстремизма» в текстах авторов ИА REGNUM. На этот текст сегодня сослался Шиптенко, против приобщения материала к делу прокурор возражать не стал. Шиптенко также выступил с ходатайством о вызове в качестве свидетеля автора материала, чтобы выяснить, откуда у Козлик была информация о том, кто из обвиняемых под каким псевдонимом публиковался.

Для подтверждения слов Сергея Шиптенко приведем цитату из статьи на «Комсомольской правде» под названием «Школьного сторожа и преподавателя БГУИР задержали за публикации на российских сайтах» от 9 декабря 2016 года:

«Основанием для возбуждения уголовных дел послужили поступившие из Министерства информации РБ обращения о проведенных Республиканской экспертной комиссией по оценке информационной продукции на предмет наличия (отсутствия) в ней признаков проявления экстремизма экспертизах в отношении авторов статей, опубликованных на информационных ресурсах Регнум, Лента.ру, ЕАДЭЙЛИ: Николая Радова, Павла Юринцева и Аллы Бронь, — говорится в официальном сообщении СК Беларуси.

В результате следователи выяснили, что за псевдонимом Алла Бронь скрывается Дмитрий Алимкин, а псевдонимы Павел Юринцев и Николай Радов принадлежат преподавателю БГУИР Юрию Павловцу».

Судья, видимо, также не посчитал достойным огласке причины, по которым Ананич, инициировавшая возбуждение уголовного дела, выбрала статьи именно этих трёх белорусских авторов. Ведь ни для кого не является секретом то, что материалы, размещенные во многих других СМИ, в особенности белорусских оппозиционных изданиях, и в сравнение не идут с обоснованной критикой властей в статьях Шиптенко, Павловца и Алимкина.

Сегодня также адвокат Дмитрия Алимкина зачитал заключение Елены Галяшиной, российского эксперта, относительно статьи «Беларусь уходит из Русского мира исподтишка, с учётом украинского опыта», которая была опубликована под псевдонимом Алла Бронь. Эксперт подчеркнула, что определение того, является ли язык самостоятельным или диалектом другого языка — это и есть одна из самых сложных проблем лингвистики. Зато наблюдающие за процессом над публицистами точно знают, что для белорусских госэкспертов такая научная проблема при экспертизе текстов не стояла, а само по себе предположение о том, что белорусский язык может быть диалектом русского их оскорбляет.

В целом Галяшина пришла к выводу о том, что в тексте признаков разжигания розни нет. Эксперт также обратила внимание на то, что термин «недогосударство» используется в книге Ростислава Ищенко«Крах Украины. Демонтаж недогосударства», а в материале «Беларусь уходит из Русского мира исподтишка, с учётом украинского опыта», где речь идет о белорусизации, критикуется действующая власть. То есть говорить о том, что этот материал разжигает национальную, расовую или религиозную неприязнь — это не просто подмена поднятий, это откровенная фальсификация!

Как обратил внимание Сергей Шиптенко, выпады госэкспертов Галины Гаталькой, Аллы Кирдун и Алеси Андреевой против их учителей из России, в частности Ольги Кукушкиной, которая и является автором методики, по которой белорусские «специалисты» пришли к прямо противоположным вызовам, нежели она сама, указывают на то, что всё это дело теперь бросает тень на всех.

В конце сегодняшнего судебного заседания Юрий Павловец выступил с несколькими ходатайствами: о вызове в суд как свидетеля эксперта профессора кафедры социологии БГУ Дмитрия Безнюка, чтобы он как госдеятель пояснил происходящее; об изменении меры пресечения; о назначении дополнительной экспертизы текстов, поскольку предыдущая экспертиза рассматривает тексты всех трёх публицистов вместе. Во всех этих ходатайствах судья Павловцу отказал. Даже в проведении повторной экспертизы текстов судья не видит необходимости, хотя ранее на заседаниях публицист и его зашита не единожды обращала внимание на то, что в заключении Павловцу приписываются цитаты из текстов других подсудимых, а также присутствует вольный пересказ его статей.

На протяжении всего этого процесса Юрий Павловец, Сергей Шиптенко и Дмитрий Алимкин держат себя более чем достойно и благородно. Перед окончанием сегодняшнего заседания это вновь продемонстрировал Шиптенко, заявив, что содержание их под стражей хотя и нелепо, но он «практически уже вжился в эти стены» и может подождать до завершения судебного следствия, но Павловца считает возможным выпустить из СИЗО хотя бы под подписку о невыезде. И эту твердую, человеческую позицию обвинению не сломить, как бы оно ни пыталось.