Суд в Минске над авторами ИА REGNUM: встанет ли судья на сторону правды?

Судебный процесс продолжается уже почти месяц, и очевидность его абсурдности растет с каждым днем

Анастасия Полозкова, 18 января 2018, 23:18 — REGNUM  

Длящийся уже месяц суд в Минске над белорусскими авторами ИА REGNUM и других российских СМИ с каждым новым судебным заседанием все больше напоминает театр абсурда. Но то, что заинтересованная публика могла наблюдать на протяжении последних нескольких дней, не лезет просто ни в какие ворота.

Основные свидетели обвинения, госэксперты, которые проводили экспертизу текстов журналистов, — Галина Гатальская, Алла Кирдун, Алеся Андреева — в этой игре ведут себя отнюдь не как искусные актёры, с понимаем, толком и расстановкой выполняющие свою работу, а как случайным образом оказавшиеся в роли экспертов абсолютно не подготовленные к предназначенной им гнусной роли люди, главный механизм защиты которых теперь — агрессия. Вот только она оказалась ненадежным щитом для того, чтобы скрыть свои националистические наклонности.

Сегодня на заседании был продолжен допрос Алеси Андреевой, который начался в предыдущие дни. Как всегда, наиболее острые вопросы первым стал задавать Сергей Шиптенко. Выяснилось, что с текстами, опубликованными под именем Артур Григорьев (псевдоним на EADaily, который приписывают журналисту), эксперт познакомилась еще до начала судебного процесса. Как выразилась сама Андреева, «в рамках научно-исследовательской работы». Таким образом, свидетель обвинения дополнила вчерашнее высказывание Кирдун о том, что с материалами Григорьева эксперты знакомились еще в «Живом журнале», то есть до заведения дела, а потом попыталась откреститься от своих слов. Адвокаты обратили внимание суда на этот факт.

Немаловажно также то, что судья, как и на предыдущем заседании, стал снимать многие содержательные вопросы Шиптенко к экспертам, вставая, таким образом, на их сторону. В частности, в заключении белорусской госэкспертизы говорится, что тексты Шиптенко, Алимкина и Павловца могли вызвать негативную реакцию у аудитории, однако судья посчитал, что вопрос Шиптенко о том, как эксперты исследовали реакцию населения России на материал Артура Григорьева и почему именно реакцию в РФ, не относится к делу.

Таким образом, судья Игорь Любовицкий продолжил вчерашнюю историю, в которой он практически уничтожал защиту, оказывая поддержку экспертам тем, что снимал многие вопросы по существу. Отметила это и адвокат Шиптенко и попросила занести в протокол, что Андреева, видя поддержку судьи, стала в ответ на некоторые вопросы просто молчать, в какие-то моменты уходить от ответа или и вовсе говорить, что она тот или иной момент уже поясняла. В этой ситуации «всё указано в заключении» стало её, как и Кирдун, любимой репликой.

Читайте также: Суд в Минске: судья покрывает некомпетентных свидетелей?

Решив же ответить, Андреева часто попадала впросак, похоже, даже не осознавая этого, не один раз вызывая в зале откровенный и живой смех аудитории над своей «аргументацией». Например, она мало того что дала неверное определения термину «лимитроф», заявив, что так называют государство, образованное после распада СССР (!), но и считает, что сам по себе этот термин имеет отрицательное значение, что противоречит всем словарным определениям этого термина. Но открыть словарь — это гораздо сложнее, чем посадить людей в тюрьму от 5 до 12 лет. Соответственно, возникают логичные вопросы — если она не владеет элементарным политологическим и историческим дискурсом, то как она может иметь суждение по поводу гораздо более сложных интеллигибельных материй?

А вот еще один интересный пример: Шиптенко поинтересовался у госэксперта, почему приписываемые экспертизой мысли не очевидны никому, в том числе и Роскомнадзору, кроме самих госэкспертов, в результате Андреева попыталась сменить тему, заявив только, что в статьях журналиста «формируется вражда» к властям и народу Белоруссии. После второго уточняющего вопроса Андреева не нашла ничего лучше, кроме как спросить у подсудимого, проводил ли он соцопросы. Судья же просто проигнорировал то, что по существу свидетель так ничего и не сказала и лишь нахамила публицисту.

Когда к вопросам перешёл Юрий Павловец, первое время казалось, судья будет придерживаться прежней тактики: снимать наиболее важные для хода судебного заседания вопросы. Однако после очередной попытки Любовицкого снять вопрос журналиста подсудимый обратил внимание на абсурдность происходящего, подчеркнув, что на многие вопросы эксперты так и не удосужились ответить, в то время как он провел целый год в СИЗО, планируя выяснить, почему он здесь оказался. Вероятно, эти слова оказались для судьи холодным душем, и при очередной попытке свидетеля уйти от ответа он даже настоял на том, чтобы Андреева не молчала.

Своими вопросами Павловец еще раз обратил внимание на то, что госэксперты использовали методику российского эксперта Ольги Кукушкиной, хотя сами же заявляют, что российские экспертные методики в Белоруссии недействительны из-за разницы в законодательстве. Однако вряд ли это реальная причина, по которой белорусские эксперты фактически просят суд игнорировать заключение Кукушкиной. Ведь в заключении реального сертифицированного эксперта, автора самой этой методики говорится об отсутствии признаков разжигания межнациональной розни в текстах подсудимых. Казалось бы, как могут белорусские эксперты, не имеющие ни одной научной публикации по рассматриваемой в суде теме, оспаривать мнение человека, который и написал методику, однако же, как мы видим, это возможно.

Однако главный разоблачительный удар по позиции обвинения Павловец нанес своим самым последним вопросом о том, что такое «природная неполноценность» человека, и в чем, по мнению Андреевой, она выражается. На этот раз фразой о том, что это и так написано в заключении, ей отвертеться не удалось. Павловец уточнил, что «природная» — это некоторые параметры от природы, например, хромота. «Это и этническая», — дополнила Андреева (!), не сумев сдержать своих националистических порывов.

Следование тезису об «этнической неполноценности», если придерживаться правила «логико-семантического следования», неоднократно озвученного «экспертами» гособвинения, при определенных обстоятельствах, как показывает пример последователей Геббельса и «Советской Белоруссии», может далеко завести. Эта весьма опасная тенденция разжигания межнациональной и межэтнической розни из уст эксперта гособвинения (!) в многонациональной республике просто недопустима.

Читайте также: Суд в Минске: эксперт не смогла скрыть свои националистические наклонности

То есть, сколько бы ни ограждал судья свидетеля обвинения от вопросов по существу, скрыть свою истинную позицию у Андреевой не получилось. Правило «говорить не по писаному», которое ввел Петр Первый, уже не первый раз демонстрирует высокую верификативную значимость. Скрыть свои «глубокие» теоретические познания и ум экспертам, несмотря на поддержку со стороны судьи, так и не удалось. Вероятно, потому, что подход к истории с точки зрения современных белорусских националистов эксперту близок, его она считает истинно верным, может, даже «природным». Неудивительно тогда и её неуважительное и агрессивное в некоторых случаях поведение, как и ее коллег, уже выступивших перед судом.

После того как допрос свидетеля завершили, прокурор, наконец, приступил к чтению 18-го, 19-го и 20-го томов уголовного дела. Так, в одном из ходатайств Марчук отметила, что РЭК обнаружило «признаки экстремизма» в материалах автора, но это не нашло подтверждения во время психолого-лингвистической экспертизы, хотя оба мероприятия проводили одни эксперты.

Читайте также:В суде Минска выяснились новые детали экспертизы текстов авторов ИА REGNUM

По прочтении 19-го тома уголовного дела выясняются не менее интересные обстоятельства. Во-первых, в этом томе есть непронумерованные страницы, то есть они могли быть вложены позднее. Во-вторых, в материалах дела есть уведомления членов РЭК о заседаниях комиссии, но нет данных об уведомлении специалистов, которые присутствовали на заседании 8 декабря 2016 года. По словам Марии Игнатенко, это значит, что никакого заседания на деле проведено не было.

В-третьих, и латвийский исследователь Николай Гуданец, и российский эксперт Елена Галяшина, и кандидат исторических наук С. В.Олюнин, и доктор социологических наук, профессор кафедры социологии Белорусского государственного университета Дмитрий Безнюк, и доктор исторических наук Кирилл Шевченко в своих заключениях и научных отзывах указывают на отсутствие в текстах Юрия Павловца «признаков экстремизма».

Более того, в ходе этого судебного заседания было также представлено обращение кандидата педагогических наук, доцента Минского лингвистического университета Сергея Корчицкого, который заявляет, что подбор негативных данных и называется критикой, а предостережения могут быть выражены не только явно, ни и имплицитно.

Разжигания розни в текстах Павловца и Шиптенко он не выявил, а то, что белорусский язык — диалект русского языка, то это не выдумки экспертов, а давняя научно обоснованная позиция одной из мировых лингвистических школ, которой придерживались и придерживаются и многие известные с мировым научным именем белорусские ученые-лингвисты. Эти материалы также приобщили к делу.

Как абсолютно легитимная с научной точки зрения теория может стать поводом для возбуждения уголовного дела — в голове просто не укладывается. Но это в цивилизованном и образованном обществе. Хотя бы средне, однако в тех обществах, которые не доросли до такого уровня, как известно, грамотность, высокий уровень культуры, образования как раз и являются предметом зависти и могут служить поводом для гонений и репрессий. Неужели Белоруссия докатилась до такой стадии интеллектуальной и общественной деградации всего за несколько лет суверенитета и независимости?

Читайте также:Суд в Минске: независимые эксперты подтверждают невиновность журналистов

В-четвёртых, представила защита на рассмотрение суда и цитату Александра Лукашенко от 94-го года из «Народной газеты», в которой он говорит, что на белорусском языке «нельзя выразить ничего великого», и указывает на значимость русского и английского языков. Эту цитату эксперты, по их словам, найти не смогли. Видимо, методы поиска информации плохо знакомы госэкспертам, и даже библиотекарю Ивановой, которую этому должны были специально обучать в вузе. Зато с этой работой отлично справились адвокаты.

Завершилось судебное заседание тем, что Мария Игнатенко выступила с ходатайством о назначении повторной экспертизы текстов подсудимых, поскольку эксперты, проводившие первое исследование материалов, некомпетентны. Это прошение поддержали все адвокаты. Прокурор выступил против, заявив, что у экспертов не наблюдалось заинтересованности.

Разве гособвинитель на предыдущих судебных заседаниях не присутствовал? Или, может, он не обратил внимания на хамское поведение экспертов во время дачи показаний? Может, не слышал, как Кирдун заявила о том, что защита ее «глубоко ранила на ментальном уровне»!? Может, не обратил внимания на националистические выпады Гатальской, Андреевой?

Безусловно, поддержать это ходатайство он не мог, поскольку находится на стороне обвинения, но заявлять о якобы нейтральности экспертов, отсутствии у них заинтересованности после всего сказанного в эти дни в стенах Минского городского суда — это все равно что плюнуть всем наблюдающим за процессом в лицо.

Что по этому поводу думает сам судья, остался ли он глух ко всем аргументам защиты или все-таки обратил внимание на катастрофическое невежество «экспертов», проводивших экспертизу текстов, мы узнаем завтра, 19 января.

Читайте развитие сюжета: Суд в Минске: судья проигнорировал некомпетентность госэкспертов

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail