Папа Римский Франциск
Папа Римский Франциск
Иван Шилов © ИА REGNUM

Папа Римский Франциск примет президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Ватикане. Аудиенция состоится утром 5 февраля в Ватиканской апостольской библиотеке. Турецкие издания называют поездку своего президента «чрезвычайным событием». Кстати, после посещения Ватикана Эрдоган отправится в Южную Америку, где сейчас находится с апостольским визитом папа Франциск. Там президент Турции планирует помимо экономических отношений с южноамериканскими странами обсудить ситуацию в Сирии и Ираке, а также вопрос статуса Иерусалима. Эти же темы, как можно судить, Эрдоган будет поднимать и на переговорах с Франциском.

Напомним, что последним турецким президентом, который был в Ватикане, являлся Махмуд Джеляль Баяр, которого в 1959 году принял папа Иоанн XXIII. А в целом история отношений между Католической церковью и Турцией восходит к периоду султана Орхана Гази (1326−1360), что было вызвано завоеванием турками территорий, где проживали восточные христиане. Взятие Константинополя в 1453 году войсками султана Мехмета II вызвало серьезные осложнения. Римская курия стала создавать различные коалиции со странами, направленные против Османской империи, что привело к стратегическому вовлечению папства в дела многих восточных стран и народов. Однако после того, как Франция в XVI веке договорилась со Стамбулом и получила статус покровителя католиков Востока, Римской курии пришлось искать другие методы. Поддержку властей Османской империи папство нашло после Великой французской революции, когда рожденная ею идея национализма «усилила инстинкт свободы среди народов, которые империя включила в себя».

Президент Турции Баяр и папа Иоанн XXIII
Президент Турции Баяр и папа Иоанн XXIII

Особенно бурное сближение между Римом и Стамбулом происходило в течение эпохи реформ Танзимата (1839—1876 годы). Установление дружественных отношений давало возможность сделать папство главным покровителем католиков Османской империи, что принижало роль Франции как «защитника христиан». Париж пытался помешать переговорам между Римской курией и властями Османской империи, но не смог добиться успеха. После отмены султаната и основания в 1923 году светской Турецкой Республики дипломатия Католической церкви открыла диалог с новыми турецкими властями, который снова попыталась торпедировать Франция, и на этот раз с большим успехом. Потепление началось только в середине 1930-х годов и было связано с апостольским нунцием в Турции Анджело Ронкалли, будущим папой Иоанн XXIII, прослужившим в стране с 1935 по 1944 год, отмечает турецкий исследователь Ахмет Тюркан из Университета Думлупынар.

По его мнению, отношения Анкары с Ватиканом стали процветать после перехода республики к многопартийной системе и прихода к власти Партии справедливости, сменившей в 1961 году ликвидированную военными Демократическую партию, которая ранее способствовала возрождению — особенно в народе — ислама, подавляла внутри себя оппозицию, другие партии и свободу прессы. Стилистика Демократической партии — это то, в чем сегодня на Западе упрекают Эрдогана, который стремится решить проблемы внутри страны и выйти из внешнеполитической изоляции. Религия играет в этом немаловажную роль, поскольку религиозные меньшинства давно интегрированы в глобальную политику и могут таким образом влиять на социально-экономическое положение в стране и восприятие ее в мире.

В этом смысле вряд ли случайным можно назвать присутствие Эрдогана в начале 2018 года вместе с болгарским премьер-министром Бойко Борисовым и православным патриархом Неофитом на открытии восстановленной Железной церкви в Стамбуле (храм Святого Стефана). По сообщениям ряда СМИ, турецкий президент назвал это посланием международному сообществу. «Память о горьких событиях в нашей истории не должна бросать тень на наш более долгосрочный и настоящий опыт совместного проживания многих народов и религий, — сказал Эрдоган. — У нас есть поговорка, что единство заключается в многообразии. Она отражает наш подход ко всем религиям и идеям». Учитывая, что София с 1 января 2018 года возглавила Европейский союз — это определенный ход со стороны Анкары.

Реджеп  Эрдоган и Бойко Борисов на церемонии открытия церкви Святого Стефана. 2018
Реджеп Эрдоган и Бойко Борисов на церемонии открытия церкви Святого Стефана. 2018
Tccb.gov.t

Другое «горькое событие» в турецкой истории связано с проживавшей в Османской империи армянской общиной. Итальянский католический портал Vatican insider замечает, что «президент Турции, который в прошлом имел много трений как с различными европейскими канцеляриями, так и — по вопросу о «геноциде» армян — с папой Франциском, выразил в последние несколько недель надежду на улучшение отношений со странами Европейского союза, объявив о намерении посетить Францию и Ватикан». Однако, напоминает издание, в июне 2016 года после того, как понтифик приехал в Ереван, посольство Турции при Святом престоле вспомнило о «мученичестве» турецкого посла в Ватикане Таха Карима, на которого 9 июня 1977 года совершили покушение боевики террористической организации «Бойцы за справедливость в отношении геноцида армян». Возможно, сейчас Эрдоган захочет попросить помощи у Святого престола в примирении с Арменией, что поможет улучшить его имидж на международной арене и решит некоторые вопросы турецко-армянских отношений. В конце концов, Ватикан — удобный посредник для этого, пользующийся доверием Еревана и не завязанный в сложный процесс урегулирования нагорно-карабахского конфликта (а значит, приемлемый для Баку).

Голодные дети. Геноцид Армян
Голодные дети. Геноцид Армян

Святой престол может помочь Эрдогану найти общий язык с частью курдского сообщества. Не исключено также, что президент Турции нуждается в поддержке Святого престола в отношении статуса Иерусалима. Ранее по отдельности Анкара и Ватикан делали заявления, которые с разной степенью эмоциональности выражали неприятие известного заявления президента США Дональда Трампа, объявившего о признании святого города столицей Израиля. Однако исламские страны, которые Эрдоган пытался сплотить против Вашингтона, выступили вяло и разобщено. Если турецкий президент смог бы добиться совместного заявления со Святым престолом по вопросу статуса Иерусалима и палестино-израильского конфликта, это показало бы единство христиан и мусульман. Впрочем, нельзя не сказать и о том, что пока запланированную встречу обсуждают скорее в Турции, чем в Ватикане. Святой престол молчит и не комментирует, а значит, Эрдогану предстоит непростой визит.