Чем дольше продолжается суд над белорусскими журналистами Дмитрием Алимкиным, Юрием Павловцом и Сергеем Шиптенко, авторами ИА REGNUM и других российских СМИ, тем больше это напоминает настоящую битву, где за историческую правду и против ее фальсификации и домыслов борются журналисты, которые уже поплатились за свои взгляды, отсидев больше года в СИЗО.

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Так, сегодняшнее судебное заседание началось с сильного и обоснованного напора Сергея Шиптенко и его адвоката Марии Игнатенко. Так, защита публициста выступила сразу с несколькими ходатайствами. Во-первых, о приобщению к материалам дела учебника по истории авторства Якова Трещенка, выдающегося белорусского историка, автора многочисленных работ по истории Белоруссии, преподавателя Могилевского государственного университета им. А. Кулешова.

Этот историк известен в республике как автор пособия «История Беларуси. Досоветский период», где он смело опровергает многие исторические мифы, ложные концепции националистов, антисоветские и русофобские установки, которые еще во время «перестройки» плотно закрепились в учебниках для школ и высших учебных заведений страны благодаря местным националистам из БНФ. Он был преподавателем Александра Лукашенко, который впоследствии навещал учителя, отмечал его авторитет как историка. В текстах, опубликованных на EADaily под именем Артур Григорьев, которые приписывают Сергею Шиптенко, те же тезисы, что и в работах Трещенка.

Защита подсудимого выступила с еще одним ходатайством о том, чтобы приобщить к материалам дела копии научного сборника статей, в подготовке которого принимал участие Сергей Шиптенко, об отношениях между Белоруссией и Китаем.

Сергей Шиптенко
Сергей Шиптенко
© ИА REGNUM

Что касается самого Шиптенко, то на предыдущих судебных заседаниях он всегда говорил довольно бойко, твёрдо и убедительно, пробиваясь как луч разума и правды в тёмном царстве невежества и домыслов обвинения и псевдоэкспертов. На этот раз он также не изменил себе и обратил внимание суда на то, что если принять подход госэкспертизы, то в местах лишения свободы может оказаться и половина авторов таких изданий, как «Советская Белоруссия» или «Известия», и уж наверняка — государственный прокурор Белоруссии за то, что будет предоставлять негативные сведения о криминогенной ситуации в республике.

Также подчеркнул Шиптенко, что эксперт Галина Гатальская мало того, что не имеет ни одной научной публикации по вопросам экстремизма, а тезисы на конференциях представляет как научные работы (!), так еще и в одной из собственных статей сама указывает на небольшое использование белорусского языка в Гомельской области республики. То есть пишет о том же, о чём и Шиптенко, но в ее случае это научная статья, а в его случае — получается разжигание межнациональной розни.

Читайте также: Суд в Минске: за «негативные» факты надо посадить и генерального прокурора?

Ещё один серьёзный удар по позиции обвинения нанесла адвокат Юрия Павловца Кристина Марчук, заявившая сегодня, что во время следствия так и не смогла получить экспертизу РЭК (Республиканской экспертной комиссии). Это при том, что на основании этого заключения базируются почти все аргументы обвинения. Позднее адвокат добавила, что оригинал заключения ей не показывали, только копии, где было то на один лист меньше, то больше. Так, невооружённым глазом видно, что в позиции обвинения существуют большие логические дыры и недоработки.

Читайте также: Суд в Минске над журналистами: адвокатам не предоставили главный документ

На сегодняшнем судебном заседании прокурор зачитывал уже 18-й по счёту том уголовного дела с ходатайствами адвокатов, но главное — с отзывами независимых экспертов и учёных, в том числе, российского эксперта Елены Галяшиной и автора самой методики Ольги Кукушкиной (тоже из России). Как и следовало ожидать, одни из самых авторитетных российских и мировых экспертов в области исследований экстремизма и межнациональной розни в текстах Павловца, Алимкина и Шиптенко признаков экстремизма не обнаружили.

Получается, запрещенные материалы в текстах сторонников Русского мира обнаружила только государственная экспертиза Белоруссии, состоящая из людей, которые «ни ухом, ни носом» с профессиональной точки зрения даже близко не готовы говорить о тех исторических, конфессиональных, межнациональных, политологических проблемах, о которых идет речь в статьях Дмитрия Алимкина, Юрия Павловца и Сергея Шиптенко.

При этом адвокат Шиптенко обратила внимание на то, что Елена Галяшина является сертифицированным специалистом по данным проблемам, в то время, как ранее допрошенные белорусские «эксперты» не только ничего даже не знали о факте существования сертификации по проблемам экстремизма, но и не имели собственной белорусской методики анализа данных текстов, то есть основывались исключительно на некоем «логико-семантическом следовании» (!), не прописанном ни в одном нормативном документе, что они сами и подтвердили в ходе судебных прений.

Brandonwyse.com

Вообще говоря, откровенная вкусовщина, эмоциональная и политическая ангажированность экспертов со стороны обвинения, их профессиональная периферийность и неготовность на должном теоретическом уровне говорить о весьма сложных проблемах контекста, дискурса, языкового поведения, не говоря уже о том, чтобы вести профессиональную политологическую и историческую полемику по основным рассматриваемым в ходе процесса понятиям и объектам, вызывает откровенное, мягко говоря, недоумение.

К тому же, как это стало понятно в ходе процесса, «эксперты» со стороны обвинения являются политическими и идеологическими оппонентами находящихся под стражей журналистов сторонников Русского мира. Как такое вообще может быть?

Читайте также: Политзаказ: экстремизм в статьях ИА REGNUM нашла лишь госвласть Белоруссии

Процесс показывает, что в лучшем случае, «эксперты» являются инструментом манипулирования и инструментарием следствия и обвинения в этом насквозь пропахшем политикой деле. Видимо, совсем не случайно их всех по тем или иным причинам уже уволили из Республиканской экспертной комиссии. Им, в свое время, не хватило то ли смелости, то ли понимания того, что происходит в этом деле в целом, чтобы взять самоотвод даже ценой исключения из РЭК.

Хотя если они являются идеологическими оппонентами подсудимых, то тогда, наоборот — это многое объясняет, особенно их готовность за сказанное слово засадить экспертов на 12 лет тюрьмы. Так поступать могут только идейные оппоненты. Точно также, кстати, как это делают на Украине со сторонниками Русского мира местные необандеровцы и националисты.

Поэтому если почти окончательно дополнить картину с этой «экспертизой», то получается, что к исследованию материалов на предмет экстремизма были привлечены некомпетентные в этой области люди, которые априори не могли хоть сколько-нибудь нейтрально подойти к оценке текстов в силу диаметральной противоположности идеологических взглядов.

Видимо, не случайно логико-историческая связка «российский империализм угнетал белорусскую идентичность» (получено путем «логико-семантического следования») — для них является не ложной, а истиной посылкой. Сочетание этих факторов, учитывая особенности дела, случайным не кажется. В связи с этим политическую основу, политический заказ всего этого мероприятия уже никак не скрыть.

И судья просто не имеет права игнорировать этот факт, особенно в контексте того, что в 2016 году он вел дело местного националиста и русофоба Пальчиса и освободил его в зале суда в день его рождения, сделав таким образом подарок и весьма ясный и понятный знак не только ему, но и всему националистическому движению в республике.

Не может игнорировать он и тот факт, что ленточки в цвет российского триколора были признаны вещественным доказательство в этом деле. Негодование по этому поводу выразила и защита Павловца. То есть сам факт наличия российской сувенирной символики у публицистов является, по мнению следствия, фактом, указывающим на экстремистские наклонности журналистов? Интересно, однако… так далеко можно зайти…

Видимо, методички ЦРУ и СБУ пользуются популярностью не только в откровенно русофобских странах, а одного Корана, тоже изъятого в ходе обысков у авторов, правоохранителям не хватило, понадобился еще и российских триколор. Что скажет на это российский МИД — тоже было бы узнать очень полезно и интересно, оосбенно с учетом того, что Белоруссия как бы состоит в Союзном государстве с Россией.

Vesta-tex.ru

Помимо прочего, в 18-м томе уголовного дела в одном из ходатайств защиты Павловца были представлены и выдержки из различных учебников, научных публикаций, которые подтверждают обоснованность публикаций публициста по истории Белоруссии. В частности, цитировали лингвиста Джуджева и работы других ученых, а также российского премьер-министра Дмитрия Медведева, ранее заявлявшего о построении предвыборной кампании Александра Лукашенко на антироссийской риторике.

В ходатайствах адвокатов также отмечается, что многие выражения, например, такие как «маргинальная нация», в текстах публицистов отсутствуют, но зато каким-то образом приводятся в заключении экспертов как цитаты из текстов. На искажение формулировок и вольный пересказ текстов своих подзащитных «экспертами» в их заключениях адвокаты указывали уже не один раз. Но это — откровенная фальсификация, за которую они должны нести уголовную и иную ответственность. Почему суд закрывает на это глаза?

Кроме того, «эксперты» говорили, что нельзя говорить о незначительном использовании белорусского языка, однако это суждение опровергает оценка ЮНЕСКО, что в очередной раз доказывает предвзятое отношение госэкспертов к самой теме.

Сегодня также Марчук выступила с ходатайством о том, чтобы потребовать у следственного комитета результаты материалов по делу Юрия Баранчика, шеф-редактора аналитической редакции ИА REGNUM, и лиц, которые обозначаются как «неустановленные». Это дело было ранее выделено в отдельное. Уже в конце судебного заседания судья удовлетворил это прошение защиты.

На сегодня это было последним ударом адвокатов по шаткой позиции обвинения, которая с каждым днем становится все более бледной. Однако завтра будет новое заседание — новая битва, правда в которой на стороне журналистов.

Читайте развитие сюжета: Суд над журналистами ИА REGNUM в Минске: новый скандал