Сегодняшнее заседание уже с первых минут оказалось довольно бодрым и напряжённым, так как в бой ринулись адвокаты. Защитник Сергея Шиптенко Мария Игнатенко выступила с ходатайством по поводу Дениса Рабенка, который в конце 2016 года написал по поводу одной из статей публицистов ИА REGNUM заявление в Генпрокуратуру РБ, на суде показания он дал 26 декабря. Адвокат попросила суд зачитать и приобщить к материалам дела скриншоты публикаций в соцсетях свидетеля, где он выказал свое отношение к русскоязычным — русским и тем представителям других наций и народов, которые владеют русским языком.

Белая Русь
Белая Русь
Иван Шилов © ИА REGNUM

Для того чтобы полностью дополнить образ этого основного (!) свидетеля обвинения, достаточно отметить, что он, например, писал о том, как «вкусно есть на завтрак русскоязычных девушек, если правильно приготовить и с приправами». Причем сам себя в Facebook Рабенок называет «белорусским русофобом», не скупится он на оскорбления и действующих властей, причем в довольно агрессивной форме.

Скриншот
Скриншот
Социальная сеть

В интервью Еврорадио так называемый демократический активист из Калинковичей Денис Рабенок в декабре 2016 года по поводу того, что трое журналистов могут получить от 5 до 12 лет лишения свободы, сказал:

«Они должны сидеть за решеткой. Это не детские игры. Под ударом существование Беларуси как независимого государства».

Читайте также: Свидетель обвинения по делу ИА REGNUM хочет завтракать русскоязычными

Игнатенко обратила внимание суда на то, что этот человек — идейный оппонент обвиняемых, причём радикальный. А это то же самое, «что вызвать волка на судебный процесс над зайцами», заявил Сергей Шиптенко. В удовлетворении этого ходатайства судья отказал.

Что мы имеем в результате? На скамье подсудимых находятся учёные, публицисты, а судят их по заявлению того, кто хочет завтракать русскоязычными. Кажется, такое в братской Белоруссии невозможно, однако факты доказывают обратное — именно такие люди сегодня находятся в фаворе.

Рабенок благодаря своему заявлению в Генеральную прокуратуру и выступлению в суде является ходячим свидетельством правоты Сергея Шиптенко, Дмитрия Алимкина и Юрия Павловца, которые выступали в своих текстах в том числе против такого вот местечково агрессивного национализма, который расцвел буйным цветом на Украине, привел там к гражданской войне и вот сейчас используется государственным обвинением республики в своих целях. Однако суд почему-то счёл, что «высказывания Рабенка не относятся к предмету рассмотрения».

Правда, судья удовлетворил ходатайство Марии Игнатенко по поводу вызова в суд в качестве свидетеля Самвела Саакяна, представителя читательской аудитории. Он сам связался с адвокатом и заявил, что хочет дать показания по поводу реакции читателей на тексты публицистов. При этом Саакян обратил внимание на то, что в суде ранее на его запрос не ответили.

После этого для дачи показаний вызвали советника юстиции министерства иностранных дел Белоруссии Поздняка. Самым интересным в его допросе стало то, что он пояснил про аккредитацию для иностранных журналистов, освещающих события на территории Белоруссии. В частности, он отметил, что аккредитация была предоставлена ИА REGNUM и «Ленте.ру», а EADaily её не получило. Также объяснил, что такую аккредитацию должны получать все журналисты, какую бы тему ни освещали, при этом МИД Белоруссии может отказать СМИ в предоставлении такого разрешения, а ведение журналистской деятельности без аккредитации подпадает под Административный кодекс республики.

Стоит ли уточнять, что сама по себе такая процедура противоречит свободному ведению журналисткой деятельности и является инструментом контроля в руках властей? Очевидно. И сегодня на суде это в очередной раз было озвучено.

Допросили на сегодняшнем судебном заседании еще и главу Координационного совета российских соотечественников в Белоруссии Андрея Геращенко, который дал исключительно положительную характеристику Юрию Павловцу и Сергею Шиптенко, отметив стремление обоих говорить только правду, что «иногда становится в нашем обществе отрицательным качеством». Он также подчеркнул, что разжигания розни в их текстах не усмотрел. Как психолог Геращенко объяснил, что для манипулирования сознанием человек должен обладать специальной техникой, так как на интуитивном уровне это делать невозможно. Таким образом, Геращенко дал ответ экспертам, которые в экспертизе по текстам подсудимых отмечали, что они применяют манипуляторные приёмы.

Белоруссия
Белоруссия
Иван Шилов © ИА REGNUM

В качестве свидетеля сегодня выступил также журналист белорусского радикально националистического и русофобского издания «Наша Нива» Артем Горбацевич, который сразу пояснил, что заявлений в Генеральную прокуратуру по поводу текстов авторов ИА REGNUM не писал, а лишь освещал это дело в своём издании. Говорил всё это время Горбацевич сугубо на белорусском языке. Свидетель подчеркнул, что позицию публицистов не разделяет. Ответить конкретно на многие вопросы он не смог, в том числе не смог сказать и то, где именно в текстах подсудимых он усмотрел разжигание розни. Присутствующие в зале суда даже высказали своё негодование по поводу того, зачем его вообще вызвали в качестве свидетеля.

Однако смысл в этом был. Как минимум по примеру таких свидетелей, как Денис Рабенок и Артем Горбацевич, можно составить вполне внятный портрет того, как могут выглядеть в Белоруссии идейные противники подсудимых публицистов, которые выступали против роста националистических и русофобских настроений. Например, журналист «Нашей Нивы» заявил, что является «одним из представителей патриотического крыла», и признал, что у этих представителей есть запрещенные ранее символы. Речь идет о бело-красном флаге и гербе «Погоня». Причем последний символ в свое время использовали местные коллаборационисты и полицаи. Интересно, что упоминание этого исторического факта в статьях Шиптенко «госэксперты» посчитали «циничным», а вот историки подтвердили, что такие факты имели место, поэтому документы соответствующего содержания были к материалам дела приложены.

В конце судебного заседания прокурор зачитывал переписку Сергея Шиптенко с «Гремлином Зоргом» и Арсением Бариновым. Поясняя по просьбе судьи содержание переписки, публицист обратил внимание на то, что речь идёт только о возвращении долга, указал на то, что псевдоним «Артур Григорьев» придумал не он, а следствие так и не смогло доказать, что под этим именем на EADaily публиковались именно его материалы. Также Шиптенко отметил, что писать с его адреса мог кто угодно, включая тещу. Гособвинитель также поинтересовался у подсудимого по поводу цитаты из переписки, где говорится, что журналист надеется на оплату статей. Журналист на это ответил, что ждал денег «хоть от кого-нибудь».

«А вот видите как нескладно — ни продать ничего, ни разжечь, ни возбудить не получилось», — не без иронии сказал публицист.

Читайте ранее в этом сюжете: Суд над авторами ИА REGNUM: Новые удары по позиции обвинения