Заседание Минского городского суда по делу «белорусских декабристов» — трёх авторов ИА REGNUM, которых обвиняют в разжигании расовой, национальной или религиозной вражды, а двоим из них вменяется еще и ведение «незаконной предпринимательской деятельности» — сегодня, 22 декабря, стало одним из самых резонансных и вызвало волну негодования как у самих подсудимых, так и у людей, за процессом наблюдающих.

Джузеппе Арчимбольдо. Библиотекарь. 1562
Джузеппе Арчимбольдо. Библиотекарь. 1562

Несмотря на то, что днем ранее Юрий Павловец не закончил комментировать свои статьи и заключение экспертизы, зачитанное обвинение, сегодняшнее заседание началось не с его выступления, а с вызова на допрос члена экспертной комиссии при белорусском министерстве информации Елены Ивановой. В основном именно на заключениях этой экспертной комиссии, в частности Ивановой, строится практически всё обвинение против Дмитрия Алимкина, Сергея Шиптенко и Юрия Павловца. Кстати, сама Иванова работает в комиссии только с 2014 года, а ее председателем стала в этом году.

За допрос этого свидетеля суд заслуживает благодарности, потому что сегодня безосновательность и надуманность этого дела должна стать заметна любому невооружённым взглядом. Чем так запомнился ее допрос? Во-первых, интересно, как в Белоруссии проводятся экспертизы статей, на основе выводов которых людей потом могут лишить свободы дольше, чем на десять лет. Так, отвечая на вопросы государственного обвинителя по поводу деталей работы комиссии, Елена Иванова заявила, что в настоящее время для исследования текстов никакой утверждённой методики нет, а пользуются эксперты только некими положениями (!) самой комиссии.

Причем Иванова знала, что методика российского специалиста Кукушкиной применяться не может из-за разниц в законодательстве России и Белоруссии, но эксперты на нее все равно ориентировались, а вопрос сертификации этой методики у Ивановой и вовсе не возникал. Но тогда непонятно, почему невозможно использовать российскую экспертизу работ публицистов, если белорусские эксперты все равно ей руководствовались из-за отсутствия собственных знаний по данному предмету?

Читайте также: Минск: Ответы «эксперта» по делу ИА REGNUM начали разваливать обвинение

Судейская мантия
Судейская мантия

Во-вторых, это квалификация самого председателя комиссии и других его членов. Адвокаты начали допрос эксперта с уточнения её образования. Как выяснилось, она училась в Белорусском государственном университете на факультете культуры и искусств и получила специальность по библиотековедению, что не имеет какого-либо отношения к тематике экстремизма. Адвокаты особенно обратили на это внимание суда. Сама Иванова говорит, что специалисты по методике в сфере экстремизма комиссию постоянно консультируют, поэтому: «Какими-то знаниями я обладаю».

В начале заседания Елена Иванова попросила судью, чтобы к ней не обращались как к эксперту, потому что по неким законодательным нормам она им не является, и поэтому на вопрос об источниках ответить не может. Потом и Сергей Шиптенко решил поинтересоваться, писала ли научные или ненаучные статьи Иванова на тему экстремизма. Выяснилось, что научных трудов нет, как любых других в этой области, не считая экспертного заключения. Довольно показательно, что библиотекарь Иванова не помнит почти никаких подробностей с заседания комиссии по поводу текстов публицистов ИА REGNUM, кроме того, что решение тогда члены РЭК приняли единогласно, хотя по справкам с работы экспертов, весь этот день они провели на работе.

Благодаря тому, что защита уделила особое внимание выяснению квалификации членов комиссии, которые за счет своего заключения имеют прямое отношение к делу «белорусских декабристов», со слов Ивановой стало известно, что никто из экспертов диссертаций по теме экстремизма не защищал, исторического образования из них тоже никто не имеет. По словам председателя РЭК, для эксперта вообще важны именно «фоновые знания», то есть общие знания об окружающей среде, которыми обладает любой человек. Это само по себе весьма неожиданное определение слова «эксперт». При этом позднее сама Иванова признала, что кандидат исторических наук, каким, к слову является Юрий Павловец, может обладать более глубокими знаниями, чем эксперт комиссии.

Во-третьих, комиссия работает на общественных началах, а экспертов со стороны председатель комиссии может вызывать только по собственному решению, причем для этого приглашенный для исследований человек может иметь абсолютно любое гуманитарное образование, хоть физкультурное, как заявила сама Иванова. Если же сторонний эксперт считает себя некомпетентным в конкретной области и является членом комиссии, то никаким образом отказаться от такой работы он не может. Такой механизм просто не предусмотрен.

Читайте также: Первый скандал на суде по делу авторов ИА REGNUM

Клавиатура
Клавиатура

Видимо, при создании этой комиссии не учли, что специалист, посвятивший, скажем, десять лет исследованиям определенного вопроса, безусловно, куда компетентнее человека, например, с библиографическим образованием, никогда ничего на тему экстремизма не писавшего. Однако важен не просто факт наличия таких компетенций, а что при их отсутствии у членов экспертной комиссии было заведено уголовное дело, уже сильно изменившее жизни людей. Причем, по словам защиты, в обжаловании экспертизы обвиняемым было отказано.

То ли от волнения в суде, то ли от неуверенности в своих выводах, а может, и от того, и от другого сразу библиотекарь Елена Иванова не просто часто не могла ответить на важные вопросы по деталям проведения экспертизы, путалась в терминах или просто их не знала, но допустила и несколько интересных оговорок. Например, допрашиваемая, когда пыталась процитировать выдержку из публикаций авторов в ИА REGNUM, сказала вместо «недобитые полицаи» — «необитые партизаны». Также Иванова произнесла «экстремистские экспертизы», что вызвало хохот в зале суда.

Кто знает, может, это было действительно случайной оговоркой, а может, самой настоящей оговоркой по Фрейду. Ведь слова, как известно, имеют значение. За них и судят наших журналистов, которые обращали внимание на многие опасные негативные тенденции в Белоруссии, не боясь обнажать правду. А судят их на основании выводов вот таких «экспертов», которые сами-то себя так называть не хотят, которые считают, что в истории Белоруссии нет никаких исторических мифов, что освещение событий может быть только «нейтральным» и удивляются, что публикации о замене георгиевских ленточек могут вызывать негативную реакцию в обществе.

Читайте также: В Белоруссии снова кричат — «Распни». Только судьи кто?