«Трамп уйдёт, а разделённая Европа останется» — о ЕС и его «суверенитете»

Имеет ли реальные перспективы идея единых европейских вооружённых сил?

Москва, 19 декабря 2017, 00:37 — REGNUM  Как бы ни хотели некоторые европейские политики создания единых европейских вооружённых сил, реализация такого проекта наталкивается на глубокие институциональные и экономические препятствия в самом Евросоюзе. Об этом 18 декабря заявил заместитель завкафедрой стран постсоветского зарубежья РГГУ Александр Гущин в эфире передачи «Право голоса» на ТВЦ.

«Говорить о том, что в ближайшее время возможна единая европейская армия и увязывать это с действиями Трампа (по пересмотру условий военного сотрудничества США и стран Европы в рамках блока НАТО) не следует — Трамп четыре года отсидит, осталось меньше, и может быть даже не будет избран на второй срок. А это (формирование армии) очень долгий процесс. Поэтому я не думаю, что эта идея в ближайшие годы сможет стать реальной альтернативой НАТО», — заявил Гущин.

Эксперт напомнил, что идея единой европейской армии существовала практически сразу после окончания Второй мировой войны. С этой целью планировалось создание Европейского оборонительного сообщества. На деле вопрос ограничился Западноевропейским союзом, при этом его роль инструмента коллективной безопасности осталась второстепенной и в тени НАТО. Потом были попытки создать Еврокорпус, теперь идёт попытка создания европейских сил быстрого реагирования. Однако совершенно не случайно, что процесс создания единой армии на европейском пространстве постоянно «пробуксовывал», полагает Гущин.

«Простого соединения национальных армии для единой европейской мало. Потому что для того, чтобы была такая армия, нужна разведка. Кто будет поставлять разведданные? НАТО, ведь у Европы нет таких возможностей. Кто будет обеспечивать вооружение? Для того, чтобы была нормальная военная индустрия, нужна специализация, и этот вопрос в рамках Евросоюза открытый. Кто что будет выпускать? Среди танков есть и «Леклерки», и «Леопарды», в то время как по целому ряду других позиций возможностей для производства нет», — пояснил он.

«Если же специализировать определённое производство в рамках отдельной страны и делать упор на какие-то отдельные виды вооружений, то в других странах придётся закрывать аналогичное производство — что делать с теми людьми, которые будут на них (заняты)? Есть и множество вопросов с точки зрения управления самой армией, как это будет сочетаться с НАТО», — подчеркнул политолог.

Перспективы создания единых вооружённых сил выглядят тем более призрачными, что в самом Евросоюзе противоречия лишь нарастают — например, нет единства по миграционному вопросу, из-за чего Брюссель грозился введением против Польши санкций, поскольку Варшава упорно сопротивляется принятию беженцев.

Таким образом, едва ли приходится ожидать, что, например, та же Польша сможет в обозримой перспективе, тем более при нынешних консервативных властях, нормализовать отношения с Брюсселем, Парижем и Берлином. Зато влияние, которое имеют США в государствах так называемой «новой Европы» бесспорно.

«Американцы размещают в Польше, в Прибалтике, Румынии ПРО и свои войска — и находятся они безотносительно того, обсуждается европейская армия или не обсуждается. На нынешний момент первую скрипку играют американцы и будут играть в ближайшие годы. Другое дело, что, конечно, сама идея европейской армии, создания каких-то масштабных структур говорит о том, что интеграция может происходить в сфере военной индустрии, военного планирования. Но говорить о том, что это выход на какой-то новый уровень субъектности Европейского Союза, преждевременно», — заключил Гущин.

В ноябре 2017 года государства-члены ЕС подписали соглашение, которое подтвердило постоянное сотрудничество объединённых европейских стран в оборонной сфере — в частности, 23 из 28 государств-членов подписали программу совместных инвестиций в военную технику, а также соответствующие исследования и разработки.

Между тем, всё чаще звучат в Европе и призывы к выведению интеграционных процессов на новый уровень. Так, ранее лидер Социал-демократической партии Германии Мартин Шульц призвал к 2025 году создать Соединённые Штаты Европы, в рамках которых страны Евросоюза должны будут ратифицировать общую конституцию.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail