Переговоры по Приднестровью: первенство за Тирасполем

Российская поддержка Тирасполя благотворна для Кишинева

Авигдор Эскин, 18 декабря 2017, 16:50 — REGNUM  

Если мы обратимся к русскоязычным СМИ за последнюю неделю, то прорыв на переговорах между Приднестровьем и Молдовой называют сенсацией и крупнейшим дипломатическим успехом за последние десять лет. Выдержанная и непреклонная позиция президента Вадима Красносельского и министра иностранных дел Виталия Игнатьева оправдалась. Ничего сверхъестественного, как может показаться на первый взгляд, не произошло. Молдова и ПМР всё так же далеки от политического урегулирования конфликта, история которого насчитывает уже 27 лет. Тем не менее таких успехов диалог Кишинева и Тирасполя не знал давно — в течение месяца главные переговорщики кофликтующих сторон, министр иностранных дел ПМР Виталий Игнатьев и молдавский вице-премьер Георгий Бэлан подписали пять договоренностей, которые, как ожидается, должны значительно упростить жизнь граждан по обоим берегам Днестра.

Началось всё с инициативы президента ПМР Вадима Красносельского, который в октябре официально направил всем участникам переговорного формата «5+2» предложение об открытии моста через Днестр в районе сел Бычок (Приднестровье) и Гура Быкулуй (Молдова). 25 лет данный объект был закрыт для движения транспорта — в 1992 году во время вооруженной агрессии Молдовы против Приднестровья мост был взорван. В начале 2000-х его отремонтировали, но так и не открыли, так как Кишинев демонстративно отказывался гарантировать неиспользование моста в военных целях.

Однако на этот раз предложение Тирасполя оказалось неожиданным образом поддержано и самой Молдовой, и международными посредниками в переговорах. Без лишних промедлений РМ гарантировала, что мост в военных целях применяться не будет, хотя именно этот пункт был для молдавских властей своеобразным символическим «рубежом». Уже 18 ноября по мосту поехали первые автомобили, а на церемонии открытия объекта президент ПМР Красносельский и молдавский премьер Павел Филипп провели неофициальную встречу и около получаса общались чуть поодаль от журналистов и международных гостей церемонии.

Спустя ровно неделю политпредставители сторон подписали еще четыре протокольных решения. Перед этим они дважды лично общались в течение нескольких дней: встречи проходили прямо в аэропорту Кишинева: сначала перед отлетом главы МИД Приднестровья Игнатьева в Москву, а затем по его возвращении (симптоматично, что приднестровский дипломат летал в Москву для участия в презентации исследования российских юристов, пришедших к выводу, что Приднестровье обладает всеми формально-правовыми основаниями для международного признания). И это при том, что раньше молдавский вице-премьер месяцами мог уклоняться от диалога с приднестровским коллегой.

Эксперты и журналисты, следящие за ситуацией вокруг Приднестровье, тотчас обратили внимание на небывалую для молдавско-приднестровского урегулирования результативность переговоров и, разумеется, сходу попытались ее как можно скорее объяснить — в первую очередь для самих себя. И здесь как нельзя кстати на помощь пришла конспирология — в информационном пространстве мгновенно появилась версия о «вмешательстве» молдавского и приднестровского олигархов — Влада Плахотнюка и Виктора Гушана, которые, дескать, и договорились сдвинуть переговоры с мертвой точки. Спустя несколько дней после подписания договоренностей об олигархическом сговоре говорили уже в эфире российского «НТВ»: СМИ и отдельные эксперты с благодарностью подхватили такое непритязательное и удобное объяснение. Понятно ведь, что у «теневых игроков» всегда есть свой «теневой» замысел, который сам по себе не нуждается в каком-либо дополнительном анализе.

Между тем именно в тот момент, когда в СМИ «теневую» версию договоренностей Приднестровья и Молдовы обсуждали активнее всего, в столице Австрии проходило официальное заседание переговорного процесса по приднестровскому урегулированию в формате «5+2», по итогам которого также был подписан официальный документ. К нему, правда, внимание было гораздо более скупым — хотя именно он расставляет многие точки над «i». Согласно тексту протокола по итогам встречи в формате «5+2», участники венских переговоров отметили достигнутый прогресс в диалоге между Приднестровьем и Молдовой, а именно те самые пять протокольных решений, подписанных Игнатьевым и Бэланом. Получается, подписями под протоколом встречи «5+2» «теневой сговор» одобрили все участники переговорного процесса — и Россия в лице посла по особым поручениям Сергея Губарева, и Украина, и Евросоюз — который как раз жестко критикует олигархическую систему Молдовы? Маловероятно. Видимо, соглашения Тирасполя и Кишинева действительно можно считать прогрессом. Раз так, то в чём же истинная причина этого успеха?

По всей видимости, лишь в том, что отношения между конфликтующими сторонами уже давно нуждались в «инъекции» позитива. На протяжении последних лет противоречия между Молдовой и Приднестровьем только усугублялись — по сути, из-за избранной Кишиневом тактики на обострение. Чего стоит только до предела накаленная ситуация вокруг миротворческих сил России в Приднестровье, депортация дипломатов и чиновников РФ из Молдовы, вынесение вопроса о выводе миротворцев чуть ли не на площадку ООН. Понятно, что и Тирасполь в ответ на агрессивные выпады ужесточал риторику. К концу года диалог сторон фактически был в тупике, а международные посредники на деле не предлагали ни одного действенного практического решения по его активизации.

Таким образом, лавры наиболее прозорливого и конструктивного участника переговоров должны достаться именно Приднестровью — ведь приднестровское руководство своей инициативой об открытии моста как раз сумело предложить позитивную повестку диалога вместо дальнейшего «обмена любезностями». В этом смысле весьма интересно, что подписанные вслед за этим четыре договоренности — это по две решенные проблемы из «пакета» каждой стороны. Всё предельно объяснимо: логика обострения конфликта исходит из того, что на каждый выпад следует еще более болезненный контрвыпад, повышающий ставки. И наоборот, логика компромисса подразумевает, что каждый новый шаг жест доброй воли возможен только при наличии ответных позитивных шагов.

Первым сделав шаг навстречу, Тирасполь «разорвал шаблон» происходящих процессов и придал переговорам такую динамику, за которой международные посредники на первых парах попросту не поспевали — отсюда и кризис толкования происходящих процессов. Пока же остается рассчитывать, что недавние соглашения между Приднестровьем и Молдовой будут работать на практике — в таком случае Кишинев и Тирасполь смогут решить еще целый ряд проблем, сохраняя при этом существующий статус-кво в политических вопросах. О них, судя по всему, конфликтующие стороны пока не планируют договариваться.

Читайте развитие сюжета: Приднестровье в ПАСЕ: впервые за 15 лет

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail