«Собирай вещи и уезжай в Россию!»: отдаст ли суд детей жестокому отцу-немцу

Интервью с матерью

Ростов-на-Дону, 17 декабря 2017, 11:52 — REGNUM  Первомайский районный суд Ростова-на-Дону вынес решение по иску гражданина Германии к жительнице Сочи Александре Кессер. Беньямин Даниель Томас Мария Кессер потребовал вернуть четверых детей, заявив, что мать их похитила и незаконно вывезла из Германии в Россию. В свою очередь, мать заявила, что подозревает супруга в сексуальном насилии над их четырёхлетним сыном и хочет жить с детьми в России, оградив их от тлетворного влияния отца. Корреспонденту ИА REGNUM женщина, ставшая жертвой ювенальных технологий, рассказала обстоятельства этого дела.

ИА REGNUM : Александра, расскажите, как вы оказались в Германии?

После окончания в 1998 году Красноярского государственного педагогического университета имени Астафьева я, воспользовавшись хорошей успеваемостью, поехала в Германию по программе обмена студентами. Ни для кого не секрет, что перспективы у молодых специалистов в те годы были нерадужные. Одна из немецких семей за меня поручилась, и я поступила в университет земли Саар по специальности прикладная лингвистика, став переводчиком с русского, немецкого и испанского языков. По окончании вуза разослала своё резюме. Вскоре меня пригласили пройти практику на автомобильный завод, где и взяли внештатным работником в качестве переводчика и координатора.

ИА REGNUM : При каких обстоятельствах Вы познакомились с супругом?

Со своим будущим мужем мы здесь и познакомились. Это случилось в 2005 году, он тоже проходил на предприятии практику. Мы вместе прилетали в Россию, я его познакомила со своей семьёй, мамой.

ИА REGNUM : Всё было гладко?

У нас были сложные отношения, как и в любой другой семье. По характеру он человек властный, пытался всё сделать так, как считал нужным. Изначально мы работали в его фирме вместе и договаривались, что после рождения ребёнка будем заботиться о нём вместе, будем оба работать по половине дня. Но после рождения Маши он отказался от этих планов, и обязанности по дому и воспитанию ребенка легли на меня. В 2007 году у нас с Беньямином родилась дочь. До её рождения и после у нас были сильные ссоры, доходило до рукоприкладства. Я надеялась, что с появлением малышки он остепенится, но даже после рождения ребёнка конфликты не прекратились. А в 2008 году он несколько раз ударил меня по лицу и шее.

ИА REGNUM : Вы пробовали обращаться за помощью?

Да, конечно! Я обращалась в полицию по этому поводу. Ему пригрозили, что если я обращусь с заявлением второй раз, то уже не смогу его забрать, и тогда у него будет судимость. Возможное наказание его очень испугало, так как его бизнес мог пострадать из-за этого, поэтому он немного всё-таки, как казалось, остепенился. Мы также обращались к психологу, посещали консультации, и вроде бы всё уладилось. Но на время. Просто попытки физического воздействия превратились в моральное давление. Мало того, были случаи, когда Беньямин бил и детей. Один из случаев случился в Италии, где мы гостили у друзей. При них он несколько раз ударил Машу по лицу.

ИА REGNUM : И после этого в Вашей семье появились ещё трое детей.

Я всегда старалась сохранить семью и надеялась, что он исправится, что люди учатся на своих ошибках, что он повзрослеет. Это частично и случилось. После рождения детей он действительно остепенялся, начинал заниматься семьёй. С годами наша жизнь уравновешивалась, наши отношения становились более гармоничными и сглаженными. Периодами его посещали странные идеи фикс. Они касались и образования детей. Кроме того, он считает, что в годы Великой Отечественной войны немцы не сжигали людей в газовых камерах, а только выводили у них вшей.

Изначально мы договорились разделять обязанности по воспитанию детей, я хотела трудоустроиться. Когда дочери исполнилось 1,5 года, я снова вышла на работу, ездила на устные переводы за 80 км. Потом у нас родился второй ребенок, и я выполняла письменные переводы, находясь дома. К этому времени бизнес мужа начал развиваться, и он взял роль кормильца на себя, а я стала заниматься хозяйством и детьми. Мне было очень тяжело, так как мы жили в деревне в старом доме, много приходилось хлопотать по дому, становилось всё труднее возить детей на занятия, а хотелось им дать по максимуму не только тепла и заботы, но и образования. Я очень старалась справляться с бытовыми трудностями.

ИА REGNUM : В какой момент произошло обострение в отношениях?

Когда я забеременела четвёртым ребёнком в 2016 году, он стал во всём сомневаться, нужна ли супружеская верность, нужна ли ему вообще семья. В многочасовых беседах он начал активно предлагать мне свободные отношения, убеждал в необходимости жить в открытом браке. Всё обдумав, я согласилась с ним и сказала, что он свободен. После этого муж стал реже появляться дома, трижды в неделю он не приходил ночевать, нередко оставлял нас одних на всю неделю. И за последний год наши отношения полностью разрушились. Одной с детьми без помощи мне было очень тяжело. И Беньямин периодически мне говорил: «Собирай свои вещи и возвращайся в Россию вместе с детьми, которых ты мне навесила!» В конце июля 2017 года мы официально подали на развод, в середине августа он отправил меня домой: сам купил нам билеты в Россию, и даже сомневался, стоит ли покупать обратные.

ИА REGNUM : Что вы почувствовали, когда оказались дома, и что стало последней каплей?

Когда я приехала в Сочи, то моя семья окружила нас заботой и вниманием, мне очень помогает мама. На окончательное моё решение остаться в России повлиял мой сын (ему четыре года), чьё поведение заставило меня заподозрить, что в отношении него отцом были совершены действия сексуального характера. Ответы ребёнка на мои вопросы подтверждают наихудшие подозрения. Конечно, Беньямин начал опровергать обвинения. Здесь, в Краснодарском крае, я обратилась в полицию. Заявление моё не приняли, отправив к психиатру. Лишь спустя время, по совету одного из юристов, мы обратились в следственный комитет, и мы пока находимся в ожидании прохождения экспертизы в институте имени Сербского.

Узнав от сына о развратных действиях мужа, я твёрдо решила не возвращаться в Германию, хотя до последнего пыталась сохранить семью, предлагала ему переехать в Россию, ведь у него и в Германии нет семьи, все его родные живут в Ирландии. И я ни в коем случае не запрещала ему видеться с детьми, несмотря ни на что. Но после этого случая я определила детей в школу, они посещают секции, им здесь очень хорошо. Обо всём этом я рассказала в одном из телефонных разговоров мужу. Он стал терроризировать нас телефонными звонками, писать гневные письма, заблокировал мою карточку, отрезав от общего счёта, объявил в банке, что карта украдена. Угрожал потратить все деньги фирмы на то, что заберёт у меня детей. В Германии он подал в суд на лишение меня родительских прав, пытался выписать меня из дома.

ИА REGNUM : Были ли предпосылки такому поведению мужа по отношению к детям?

Действия с ребёнком меня просто повергли в шок. Слишком поздно, к сожалению, я узнала, что в семье мужа были прецеденты. Отец супруга был в прошлом осужден на восемь лет за сексуальное насилие над родной дочерью, которое продолжалось несколько лет. Беньямин видел страдания своей сестры, которая была подростком и всё осознавала. Надеялась, что никогда не совершит подобного по отношению к своим детям. Но сегодня я очень сильно переживаю за психологическое состояние сына, нахожусь в отчаянии. И всем сердцем не хочу, чтобы мои дети вернулись к отцу.

Как ранее сообщало ИА REGNUM, 18 декабря Ростовский областной суд рассмотрит апелляцию на беспрецедентное решение Первомайского районного суда Ростова-на-Дону по иску немца к жительнице. Супруг хочет лишить мать родительских прав и вернуть детей в Германию.

Читайте ранее в этом сюжете: Судебная система России прогибается под «ювеналов»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail